Inter-organizational network case study in the environmental goods and services sector
Table of contents
Share
QR
Metrics
Inter-organizational network case study in the environmental goods and services sector
Annotation
PII
S102694520029297-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Adam Sulich 
Occupation: Professor UE, Faculty of Business and Management
Affiliation: Wroclaw University of Economics and Business
Address: Poland,
Edition
Pages
171-178
Abstract

Problems related to the balance of relations between human activities and the natural environment are particularly visible in the environmental goods and services sector. There are inter-organizational networks in this sector based on recycling, treatment, reclamation processes and the provision of municipal services. These networks can be operational or supervisory-control. The paper presents a case study of a network dedicated to recycling, processing and management of post-consumer waste, such as tires. The work has the character of theoretical assumptions and operationalization of concepts for empirical research, which will be a continuation of the ongoing project of relationships analysis in a selected sector.

Keywords
business ecosystem, inter-organisational network, green jobs
Acknowledgment
The project is funded under the patronage of the program of the National Scientific Center “Business ecosystem of the sector of environmental goods and services in Poland”, implemented in 2020 - 2022, project No. 2019/33/N/HS4/02957, the amount of funding is 120 900.00 PLN
Received
25.08.2022
Date of publication
29.12.2023
Number of purchasers
9
Views
640
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should pay the subscribtion

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for the issue
Additional services for all issues for 2023
1 Введение
2 Проблемы, связанные с охраной окружающей среды, перестали быть исключительным достоянием экологических наук уже много лет назад, о чем свидетельствует междисциплинарная концепция устойчивого развития, сформулированная в 1980-х годах1. Эта идея позволила провести обширные исследования, а также найти конкретные решения проблем, представленных на конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 г. и на последующих «Саммитах Земли»2. За прошедшие годы возникли новые вызовы, и усилились некоторые неблагоприятные явления. Среди них особое внимание заслуживают следующие: различия в распределении товаров между социальными группами и странами, сокращение биоразнообразия, сокращение сельскохозяйственных ресурсов, сокращение запасов пресной воды, повышение уровня воды в океане и прогрессивное загрязнение морей и океанов. Следует при этом отметить, что в 1980-х годах значительные проблемы устойчивого развития в основном касались окружающей среды, а затем стали экономическими и социальными проблемами3.
1. См.: Brundlandt G. 1987. Report of the World Commission on Environment and Development: Our Common Future. Oslo.

2. Murphy J., Drexhage D. 2010. ‘Sustainable Development : From Brundtland to Rio 2012’. United Nations Headquarters, New York. DOI: 10.1007/s13398-014-0173-7.2

3. См.: Sobczak E., Głuszczuk D., Raszkowski A. 2022. ‘Eco-Innovation and Innovation Level of the Economy as a Basis for the Typology of the EU Countries’ // International Journal of Environmental Research and Public Health 19 (4). DOI: 10.3390/ijerph19042005
3 Концепция устойчивого развития в социальных науках, особенно в экономических и управленческих науках, привела к заложению теоретических предпосылок и определений т.н. зеленой экономики4 и зеленых рабочих мест5. Дошло до экологизации также многих областей науки, т.е. перенос академической дискуссии в область внедряемых решений в технологической и экономической практике6, а также разработка стратегий и поддержки государственного управления7. На основе принципов устойчивого развития были также созданы новые определения и классификации видов экономической деятельности. Следовательно, экологизация - это концентрация действий, направленных на развязывание прямым или косвенным способом проблем окружающей среды и экологических проблем, например, управление ограниченными ресурсами или реализация специальных патентов. Несмотря на столь многочисленные и даже впечатляющие практические действия, сравнительно недавно стало понятно, насколько важны для их успеха менеджмент и их организация.
4. См.: Merino-Saum A., Clement J., Wyss R., Baldi M.G. 2020. ‘Unpacking the Green Economy Concept: A Quantitative Analysis of 140 Definitions’ // Journal of Cleaner Production. DOI: 10.1016/j.jclepro.2019.118339

5. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. ‘The Circular Economy and the Green Jobs Creation’ // Environmental Science and Pollution Research 29 (10): 14231–47. DOI: 10.1007/s11356-021-16562-y

6. См.: Murphy J., Drexhage D. 2010. Op. cit.

7. См.: Bukowski M., Majewski J., Sobolewska А. 2021. ‘Macroeconomic Efficiency of Photovoltaic Energy Production in Polish Farms’ // Energies 14 (18). DOI: 10.3390/en14185721
4 Они позволяют переносить идеи, связанные с устойчивым развитием, из теоретического измерения и глобального масштаба в практику8. В этом контексте необходимо разработать описание отношений, возникающих в экономическом сообществе, с ранее описанными экологическими терминами9. Науки управления и организации, решая вопросы устойчивого развития, направлены на изучение взаимоотношений между организациями10. Организационная экология - это наука, целью которой является обогащение знаний о воздействиях и основных отношениях, которые организации поддерживают с окружающей средой, и которые могут предоставить им источник как поддержки, так и трудностей11.
8. См.: Marimuthu R., Sankaranarayanan B., Ali S.M. et al. 2021. ‘Assessment of Key Socio-Economic and Environmental Challenges in the Mining Industry: Implications for Resource Policies in Emerging Economies’ // Sustainable Production and Consumption 27: 814–30. DOI: 10.1016/j.spc.2021.02.005

9. См.: Feng H., Liu Z., Wu J. et al. 2022. ‘Nexus between Government Spending’s and Green Economic Performance: Role of Green Finance and Structure Effect’ // Environmental Technology and Innovation 27. DOI: 10.1016/j.eti.2022.102461

10. См.: Chatzistamoulou N., Tyllianakis E. 2022. ‘Green Growth & Sustainability Transition through Information. Are the Greener Better Informed? Evidence from European SMEs’ // Journal of Environmental Management 306. DOI: 10.1016/j.jenvman.2022.114457

11. См.: Wang Q., Wang J., Xue M., Zhang X. 2022. ‘Characteristics and Trends of Ocean Remote Sensing Research from 1990 to 2020: A Bibliometric Network Analysis and Its Implications’ // Journal of Marine Science and Engineering 10 (3). DOI: 10.3390/jmse10030373
5 Цель работы - представление примера межорганизационной сети, функционирующей в секторе экологических товаров и услуг (англ. Environmental Goods and Services Sector, EGSS) в контексте теории бизнес-экосистем12. Обширные исследования среди организаций в условиях их взаимосвязи, в характере их исследовании, могут помочь в будущем выявить причины их сложности в таких особенностях экосистемы, как появление, саморегуляция, коэволюция и коадаптация13. Поэтому настоящая статья носит характер практического примера и операционализации концепций для эмпирических исследований, которые станут продолжением проводимого проекта. Принятым методом в работе является объяснительная аргументация14.
12. См.: Chatzistamoulou N., Tyllianakis E. 2022. Op. cit.

13. См.: Kaczmarek J. 2022. ‘The Stance, Factors, and Composition of Competitiveness of SMEs in Poland’ // Sustainability (Switzerland) 14 (3). DOI: 10.3390/su14031788

14. См.: Arnedo E.G., Valero-Matas J.A., Sánchez-Bayón A. 2021. ‘Spanish Tourist Sector Sustainability: Recovery Plan, Green Jobs and Wellbeing Opportunity’ // Sustainability (Switzerland) 13 (20). DOI: 10.3390/su132011447
6 Представление проблемы
7 Свидетельством экологизации наук об управлении является теория бизнес-экосистемы, которая является метафорой, непосредственно полученной из теории экологии15. Следовательно, бизнес-экосистема определяется динамической системой организации (биоценоз), связанной друг с другом экономической средой (биотопом), которую она занимает. В естественной среде отношения между организмами - питательны (трофические), и между ними нет нейтральных отношений (они означают отсутствие отношений). Трофические отношения определяют различные пищевые сети в экосистеме. То же самое относится и к бизнес-экосистеме. Среда организации «из-за ее двойственной сущности является одновременно угрозой выживания и возможностью для развития»16.
15. См.: Wang Q., Wang J., Xue M., Zhang X. 2022. Op. cit.

16. Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. ‘An Empirical Analysis of the Common Factors Influencing the Sharing and Green Economies’ // Sustainability (Switzerland) 14 (2). DOI: 10.3390/su14020771
8 Существование организации возможно только в экосистеме, «в экологических отношениях, т.е. в ее среде и в зависимости от нее»17. Окружающая среда является фактором большого разнообразия и множества комбинаций связей, предоставляя организациям необходимое жизненное пространство18. В отличие от правил, преобладающих в природных экосистемах, в современной экономике организации часто выбирают сотрудничество, т.е. действие с другими, в ситуации, когда по крайней мере две организации имеют взаимодополняющие цели19.
17. Feng H., Liu Z., Wu J. et al. 2022. Op. cit.

18. См.: Vesere R., Kalnins S.N., Blumberga D. 2021. ‘Role of Green Jobs in the Reduction of Waste and Waste Management’ // Environmental and Climate Technologies 25 (1): 1128–41. DOI: 10.2478/rtuect-2021-0085

19. См.: Ruault J.F., Dupré la Tour A., Evette A. et al. 2022. ‘A Biodiversity-Employment Framework to Protect Biodiversity’ // Ecological Economics 191. DOI: 10.1016/j.ecolecon.2021.107238
9 По мнению многих авторов, положительное влияние и сотрудничество являются основой взаимоотношений организаций, прежде всего в межорганизационных сетях20. Кроме того, успех реализации таких долгосрочных проектов, связанных с концепцией устойчивого развития, зависит, как представляется, от позитивных взаимоотношений между организациями, сотрудничества и синергетического эффекта21. Сотрудничество, следовательно, есть основа для формирования межорганизационной сети, в которой также могут возникать различные и не полностью определенные отношения22.
20. См.: Sołoducho-Pelc L., Sulich A. 2020. ‘Between Sustainable and Temporary Competitive Advantages in the Unstable Business Environment’ // Sustainability 12 (21): 1–16. DOI: 10.3390/su12218832

21. См.: D’Adamo I., Gastaldi M., Cesare Imbriani C., Morone P. 2021. ‘Assessing Regional Performance for the Sustainable Development Goals in Italy’ // Scientific Reports 11 (1). DOI: 10.1038/s41598-021-03635-8

22. См.: Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. Op. cit.
10 «Насколько вы можете [...] признать значительный вклад исследователей в области управления наукой в понимание сущности и природы деловых сетей, все еще существует нехватка теоретических и эмпирических исследований, которые позволили бы им понять структуру их сетей и отношения, которые их создают»23. Проблема отношений между сетями в таком разнообразном секторе, как сектор экологических товаров и услуг, - новая тема, еще не рассматриваемая в литературе по науке управления24. Более того, субъекты, сконцентрированные на обмене одним товаром или экологической услугой, могут иметь разные отношения (положительные или отрицательные) с субъектами отдельной сети, например государственной администрацией, которая также своими компетенциями принадлежит к сектору экологических товаров и услуг. Некоторые сложные взаимоотношения между межорганизационными сетями «связывают воедино то, что кажется далеким друг от друга». Вот поэтому экологический подход всегда пытается прояснить отношения между организациями и их средой в соответствии с принципами: концепция взаимозависимости, обратимость причин и следствий и эволюция связанных явлений25. Организация, которая создает межорганизационную сеть с другими, подобно живому организму, опирается на окружающую среду и находится под ее влиянием, но также влияет на саму окружающую среду, что особенно заметно в секторе экологических товаров и услуг.
23. Napathorn Ch. 2021. ‘The Development of Green Skills across Firms in the Institutional Context of Thailand’ // Asia-Pacific Journal of Business Administration. DOI: 10.1108/APJBA-10-2020-0370

24. См.: Wang Q., Wang J., Xue M., Zhang X. 2022. Op. cit.

25. См.: Kaczmarek J. 2022. Op. cit.
11 Преобразование экономики в сторону устойчивой зеленой экономики26 требует действий в области экологического менеджмента27, экологического менеджмента и природопользования28. Эти действия приводят не только к сокращению антропопрессии, но также к созданию зеленых рабочих мест29, что также есть проявление экологизации управления. Это требует от руководства проведения комплексной диагностики переменных явлений и процессов, происходящих в многомерной системе: экономика - общество - окружающая среда30.
26. См.: Vesere R., Kalnins S.N., Blumberga D. 2021. Op. cit.

27. См.: Piwowar-Sulej K. 2021. ‘Sustainable Development and National Cultures: A Quantitative and Qualitative Analysis of the Research Field’ // Environment, Development and Sustainability. DOI: 10.1007/s10668-021-02011-w

28. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.

29. См.: Córdova-Aguirre L.J., Ramón-Jerónimo J.M. 2021. ‘Exploring the Inclusion of Sustainability into Strategy and Management Control Systems in Peruvian Manufacturing Enterprises’ // Sustainability (Switzerland) 13 (9). DOI: 10.3390/su13095127

30. См.: Napathorn Ch. 2021. Op. cit.
12 Эта деятельность может сопровождаться таким поведением по отношению к другим субъектам предпринимательской деятельности, которое включает антагонистическую, нейтральную и не антагонистическую деятельность31. Однако это не является однозначным, что антагонистические действия в отношении определенных групп экономических субъектов не повлекут за собой позитивных или по крайней мере не антагонистических действий в отношении других участников бизнес-экосистемы в этом секторе. Сектор экологических товаров и услуг
31. См.: Córdova-Aguirre L.J., Ramón-Jerónimo J.M. 2021. Op. cit.
13 Концепция сектора экологических товаров и услуг (англ. Enviornmental Goods and Services Sector, EGSS) используется в документах Европейской комиссией и Евростате. Они определяют этот сектор как охватывающий различных производителей товаров и услуг, целью которых является защита окружающей среды и управление ее ресурсами32. Более того, кроме самого определения сектора, Евростат дает определение услуг и экологических товаров, которые являются продукцией или услугами, предоставляемыми для этой цели33: уменьшение или предотвращение загрязнения, деградация или истощение природных ресурсов; восстановление исходного состояния воздуха, воды, биоразнообразия и ландшафтов, уменьшение отходов и шума; сокращение, устранение, восстановление и регулирование загрязнения, деградации и истощения природных ресурсов; осуществление других видов деятельности, таких как измерение и мониторинг, контроль, исследования и разработки, образование, обучение, информация и коммуникации, связанные с охраной окружающей среды или управлением ресурсами.
32. См.: Eurostat. 2018. ‘Glossary: Environmental Goods and Services Sector (EGSS)’. Eurostat Statistics Explained. 2018. URL: >>>>

33. См.: ibid.
14 Представленное определение экологических товаров и услуг является широким и признает в качестве экологических те товары и услуги из совокупности всех товаров и услуг, доступных на рынке, чьи «методы производства, распределения, потребления оказывают или могут оказывать значительное, положительное или безразличное влияние на функционирование экосистем, а также здоровье населения, а также на эстетические ценности ландшафта и уникальные элементы природы. Невозможно полностью исключить загрязнение, производственные отходы и потребление, которые вызывают антропопресию, что означает отсутствие продуктов или услуг, которые были бы абсолютно нейтральными или оказывали бы положительное влияние на окружающую среду34. Иногда масштаб их использования зависит от того, будут ли они антиэкологическими35, что стоит учитывать в случае расходных материалов, например, для автомобильной промышленности, которые будут создаваться независимо от того, будут ли автомобили электрическими или заправляться полезными ископаемыми. Следовательно, благодаря технологиям производства, использования или конечной утилизации можно различать продукты и услуги36: проэкологические - связанные с новыми методами, позволяющими на снижении нагрузки на окружающую среду; экологически нейтральные - относится к методам, которые в современных масштабах применения вызывают антропопрессию, которая попадает в рамки способности среды их ассимилировать37; антиэкологические - в основном связаны со старыми методами, характерными для коричневой экономики38, вызывая большое экологическое давление, которое можно улучшить путем экологизации экономики, или изменить путем создания эко-инноваций.
34. См.: Sulich A., Zema T. 2018. ‘Green Jobs, a New Measure of Public Management and Sustainable Development’ // European Journal of Environmental Sciences 8 (1): 69–75. DOI: 10.14712/23361964.2018.10

35. См.: Chatzistamoulou N., Tyllianakis E. 2022. Op. cit.

36. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.

37. См.: Sobczak E., Głuszczuk D., Raszkowski A. 2022. Op. cit.

38. См.: Feng H., Liu Z., Wu J. et al. 2022. Op. cit.
15 Сектор экологических товаров и услуг в Польше развивается в основном в сфере общественных и муниципальных услуг. Более того, «муниципальная экономика - это сфера социально-экономической жизни, в которой в последние годы в Польше происходят радикальные преобразования»39. Государственный сектор состоит из государственных и местных органов власти, для которых важной целью является удовлетворение потребностей людей, живущих в данной стране, путем предоставления общественных чистых товаров (например, правового и институционального порядка) и смешанных товаров (например, защиты окружающей среды, которая направлена на обеспечение экологического руководства и охрану природных ресурсов в соответствии с концепцией устойчивого развития).
39. Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. Op. cit.
16 Успешная трансформация в направлении зеленой экономики определяется совместными усилиями политиков (чиновников местного самоуправления), жителей (потребителей) и широко понимаемого сектора природоохранных организаций и учреждений. Это связано с тем, что в Польше основным направлением процесса трансформации является деятельность по охране окружающей среды, которая обслуживается в большинстве текущими инвестициями и организационными изменениями. Кроме того, в экономической практике обсуждаются конкретные типы сетевых отношений40, примеры таких отношений: «Холдинг, который является формой экономической интеграции, состоящей в функционировании в рамках единой экономической структуры многих юридически независимых субъектов, связанных отношениями господства и зависимости; стратегические альянсы / соглашения о совместных предприятиях (англ. joint-ventures) - соглашение о консорциуме, соглашение о совместном предприятии, соглашение об экономическом сотрудничестве, которые являются формой сотрудничества между отдельными организациями, не затрагивая их юридическое существование или состав партнеров / акционеров; государственно-частное партнерство, реализуемое в Польше на основе товарищества с ограниченной ответственностью и акционерных обществ; другие сотрудничества названные и неназванные (трудовой договор, агентский договор, договор франчайзинга и т.д.), а также формы сотрудничества, предусмотренные административным законодательством».
40. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.
17 Зеленая экономика и ее концепция приводят к созданию зеленого рынка труда, который является следствием рынка экологических товаров и услуг. Этот рынок функционирует в рамках процессов управления, охватывающих реальную и регулирующую сферу. Однако основными субъектами этого рынка являются41: природная среда - источник сырья и энергии; потребители (домашние хозяйства); хозяйствующие субъекты; производители (промышленные предприятия, фермы, ремесленные мастерские); сервисные предприятия, торговые предприятия; финансовые учреждения; государство. Государство и его управление являются составной частью сферы, регулирующей ход материально-имущественных процессов. Государство через правовые системы оказывает влияние на экономические процессы. Издание нормативных актов (управление природопользованием), роль модератора рынка и представление природной среды, определяющих предпочтения среды на рынке (управление природопользованием), - важные задачи государства42. Однако текущая государственная политика и связанные с ней правовые нормы заменяют нормативы Сообщества Европейского Союза43.
41. См.: Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. Op. cit.

42. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.

43. См.: Cox A., Foley B. 2013. ‘Public Employment Services and Green Jobs’. European Comission. Brussels.
18 Условием включения природных ресурсов в механизмы экономического рынка состоит в том, чтобы прекратить их восприятие в качестве бесплатных товаров и создать предприятие с правом собственности.
19 Роль менеджмента и организации
20 Государственное управление в Польше несет ответственность за реализацию большинства услуг, предоставляемых обществу и окружающей среде. Поэтому государство не только участник (инвестор, подрядчик), но и координатор рынка экологических товаров и услуг, в соответствии с предпосылками устойчивого развития (который является конституционным принципом) обеспечивает безопасность для окружающей среды, экономики и граждан. Важный компонент в реализации мероприятий в области устойчивого развития - территориальное планирование и муниципальное управление44. Таким образом, только часть государственной администрации на местном (муниципальном) уровне носит служебный характер для жителей. Качество обслуживания жителей улучшается под давлением со стороны частного сектора, поэтому изменения в государственном секторе видны в основном в сфере муниципального хозяйства. Кроме того, многие уставные задачи муниципалитета касаются услуг, связанных с рынком экологических товаров и услуг45, а именно: коллективное водоснабжение; коллективная очистка сточных вод; управление отходами; охрана воздуха; транспорт, содержание муниципальных дорог; защита и поддержание зеленых насаждений; экологическое строительство; защита почв, рекультивация промышленных зон; защита от наводнений; экологическое образование; альтернативные источники энергии, повышающие энергоэффективность; защита природы и биоразнообразия; защита от шума; экологическое земледелие.
44. См.: Piwowar-Sulej K. 2021. Op. cit.

45. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.
21 «Озеленение муниципальной экономики также является выражением растущей экологической осведомленности жителей»46. На основании Закона о муниципальной экономике от 20 декабря 1996 г.47 муниципалитеты могут создавать свои собственные организационные единицы или привлекать внешние организации, которые относятся к сектору экологических товаров и услуг.
46. Merino-Saum A., Clement J., Wyss R., Baldi M.G. 2020. Op. cit.

47. См.: Законодательный вестник. 1997. № 9, ст. 43.
22 Одним из проявлений подхода к управлению является ориентация на инновацию и защиту окружающей среды. Эко-инновации играют особую роль на рынке экологических товаров и услуг, т.е. «любые инновации, которые снижают негативное воздействие на окружающую среду на протяжении всего жизненного цикла продукта и уменьшают ущерб этой среде»48. В этом случае экологические рабочие места приобретают все большее значение, что также рассматривается как эко-инновация, потому что «они являются решениями экологических и экономических проблем, которые становятся социальными и управленческими проблемами»49. Зеленые рабочие места переносят предпосылки устойчивого развития в экономическую практику50. Европейская комиссия определяет «зеленые» рабочие места как «все рабочие места, зависящие от окружающей среды или созданные, преобразованные, переоборудованные (с точки зрения экологизации квалификаций, методов работы, профиля работы) в процессе перехода к более «зеленой» экономике». Для многих организаций одним из ожидаемых результатов эко-инноваций является повышение экологической эффективности - напрямую за счет улучшения экологических показателей и параметров и косвенно за счет повышения конкурентоспособности51. Однако быстрые темпы технологических изменений и сокращение жизненного цикла продуктов и технологий требуют увеличения расходов на исследования52, разработку и, конечно же, внедрение новых продуктов с повышенными требованиями к защите окружающей среды и обслуживанию потребителей.
48. Arnedo E.G., Valero-Matas J.A., Sánchez-Bayón A. 2021. Op. cit.

49. Janikowska O., Kulczycka J. 2021. ‘Just Transition as a Tool for Preventing Energy Poverty among Women in Mining Areas — a Case Study of the Silesia Region, Poland’ // Energies 14 (12). DOI: >>>>

50. См.: Ruault J.F., Dupré la Tour A., Evette A. et al. 2022. Op. cit.

51. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.

52. См.: Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. Op. cit.
23 Межорганизационная сеть
24 Растущая популярность сети среди исследователей в области управления обусловлена динамичным развитием сетевого сотрудничества. Это сотрудничество в первую очередь «ориентировано на инновации, то есть сотрудничество в инновационной сети»53. Сотрудничество оказывает положительное влияние. Сети основаны главным образом на материальном обмене и взаимно предоставляемых услугах, дополняемых обменом нематериальными ресурсами, «являющимися движущей силой стратегического процесса, имеющего характер целостного процесса»54. Иногда эти сети представляют собой отдельные структуры, в которых создается ценность, предоставляемая заинтересованным сторонам55. Таким образом, внутри сети существует положительное взаимодействие, но между сетями существует определенное разделение. Такое разделение означает, что различные межорганизационные сети, ориентированные на свои собственные определенные цели, имеют неантагонистические, нейтральные взаимодействия (лишенные отношений) в данном секторе. При таком подходе межорганизационные сети рассматриваются как источник информации, знаний и место для создания и внедрения инноваций, например зеленых рабочих мест56. Совокупность всех сетей и взаимодействий между сетями образует бизнес-экосистему сектора экологических товаров и услуг.
53. Vesere R., Kalnins S.N., Blumberga D. 2021. Op. cit.

54. Cox A., Foley B. 2013. Op. cit.

55. См.: Sulich A., Zema T. 2018. Op. cit.

56. См.: Feng H., Liu Z., Wu J. et al. 2022. Op. cit.
25 Межорганизационная сеть - это система как минимум из двух независимых организаций (диадем), связанных между собой набором связей для сотрудничества. Межорганизационная сеть - это «система, состоящая из долгосрочных, не случайных отношений субъектов, ориентированных на взаимосвязь конвергентных целей».
26 В описании межорганизационной сети, основанном на теории графов, организации, формирующие сеть, называются узлами (англ. nodes). В то же время «ориентированные на достижение общих целей - долгосрочных связей» между ними (межорганизационные связи, отношения) - они называются ребрами (англ. edges).
27 Использование теории графов позволяет отслеживать процессы, происходящие в сети, в том числе определять направление взаимодействия. Процесс, который может выявить существование и элементы межорганизационной сети, представляет собой серию действий жизненного цикла продукта57. Однако в случае межорганизационной сети в секторе экологических товаров и услуг управление отходами, например использованными шинами.
57. См.: Sulich A., Zema T. 2018. Op. cit.
28 Тематическое исследование
29 Увеличение количества транспортных средств влечет за собой не только загрязнение воздуха, но и увеличение количества шин, продаваемых на рынке. Шины, которые выводятся из эксплуатации, являются проблемой как их утилизировать. Вот почему так важно ввести механизмы их повторного использования. Разработанные технологии переработки отходов позволяют лучше утилизировать использованные шины, что делает их ценным вторичным сырьем. «Однако все еще существует много проблем, связанных с утилизацией шин, над которыми работают команды ученых со всего мира»58. С 2012 г. законодательно запрещено хранить шины и их части на свалках и складах. Более того, на полигонах все чаще происходят пожары. Процессы управления, и в частности логистика сбора этих отходов, лежат в основе технологических процессов утилизации шин.
58. Oponeo.pl. 2022. ‘Recycling and Tyres’ Second Life [Recykling i Drugie Życie Opon]’. URL: >>>>
30 Рассмотренным примером межорганизационной сети в секторе экологических товаров и услуг является сеть, созданная Центром Переработки Шин Организация Восстановления (польск. Centrum Utylizacji Opon Organizacja Odzysku S.A.; для краткости CUO) вместе с производителями и переработчиками, среди них компании из группы Рекикл (польск. Recykl S.A.). Эти организации образуют сеть, предназначенную для переработки и утилизации отходов, которые были получены после потребления, такие как шины. Целями этой межорганизационной сети являются задачи, связанные с выполнением установленных допущений59, которые создают защиту природной среды и для производителей шин вводят обязательство - чтобы 75% этих шин, выпущенных на рынок в 2021 г., минимум 15% должны быть подвергнуты процессам переработки материалов60. В противном случае насчитывается т.н. дополнительная оплата за пр
59. См.: Parliament of the Republic of Poland. 2001. ‘Act of 11 May 2001 on the Obligations of Entrepreneurs with Respect to the Management of Certain Waste and on Product Fee [Ustawa z Dnia 11 Maja 2001 r. o Obowiązkach Przedsiębiorców w Zakresie Gospodarowania Niektórymi Odpadami Oraz o Opłacie Produktowej]’ // Journal of Laws [Dziennik Ustaw] 1932.

60. См.: Oponeo.pl. 2022.
31 В дополнение к эксплуатационным аспектам сети, основанным на процессах утилизации шин, сеть имеет координационный характер, поддерживаемый ИТ-процессами и инструментами, которые позволяют собирать и обрабатывать данные от подчиненных объектов. Мониторинг операционных процессов в представленной сети является одним из основных механизмов, сопровождающих процессы в секторе экологических товаров и услуг (рис. 1).
32

33 Рис. 1. Процессы сектора экологических товаров и услуг на фоне жизненного цикла продукта Источник: Собственное исследование на основе61.
61. См.: Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. Op. cit.
34 Основная задача CUO состоит в том, чтобы решить проблему использованных шин, организовав их сбор из пунктов замены шин и мастерских автомобилей и подвергнув их процессам восстановления и переработки62. CUO проводит некоторые процессы, которые могут быть реализованы в секторе экологических товаров и услуг (рис. 1), в первую очередь это - регенерация и утилизация. В основе этих процессов лежит сборка использованных шин. Сбор шин от жителей может быть организован муниципальным правительством, которое как орган государственного управления поручит CUO их сбор. В этом случае межорганизационная сеть сотрудничает с субъектами различных уровней государственного управления контрольного и исполнительного характера в целях отчетности, тогда как взаимное предоставление услуг происходит на самом низком уровне местного управления.
62. См.: Tyre Recycling Centre Recovery Organisation [Centrum Utylizacji Opon Organizacja Odzysku]. 2022. ‘About Us. Tyre Recycling Centre [O Nas. Centrum Utylizacji Opon]’. 2022. URL: >>>>
35 Для индивидуальных клиентов: они могут оставить свои шины в авто-сервисе, где они меняют шины или доставить их на завод по утилизации. Тем не менее не существует положений, регулирующих вопрос оплаты или отсутствия платы при передаче использованных шин. В то же время услуга по сбору шин в промышленных количествах с этих пунктов обслуживания и автомобильных заводов, осуществляемая в сотрудничестве с Центром утилизации шин, является бесплатной, и весь дальнейший процесс надлежащим образом задокументирован на картах передачи отходов (KПO).
36 Группа Recykl S.A - стратегический партнер CUO, и в результате работы всей межорганизационной сети использованные шины обрабатываются, например, в процессе механического измельчения (рафинирования), таких как резиновый гранулят - используется в основном для производства прорезиненных поверхностей (поверхности детских площадок и спортивных сооружений, пороги выпуска); щепа - используется для совместного сжигания с мелким углем и альтернативными видами топлива в цементной промышленности; стальной лом - используется в качестве сырья для металлургической промышленности.
37 Другие компании также производят резину, которая является более дешевым заменителем каучука и ценным вторичным сырьем для промышленности шин.
38 CUO - это компания, основанная крупнейшими предприятиями по производству шин на польском рынке: Bridgestone, Continental, Dębica, GoodYear, Michelin i Pirelli, которые также действуют как акционеры компании. Цель их деятельности - реализация положений Акта от 11 мая 2001 г. об обязательствах предпринимателей в области управления определенными отходами и о плате за продукт63. Закон предполагает, среди прочего, для производителей и импортеров шин необходимость собирать внутри страны и восстанавливать массу отходов шин не менее чем на 75% от тоннажа шин, которые они выпустили на рынок в предыдущем календарном году. CUO подробно рассматривает весь процесс логистики, начиная с бесплатного сбора отработанных шин у всех организаций, указанных клиентами CUO как уполномоченные, путем сортировки по типу, для транспортировки в пункты, которые их извлекают (например, энергия) или переработки материалов. В то же время компания помогает предпринимателям из автомобильной промышленности выполнять свои обязательства в соответствии с правилами охраны окружающей среды. Среди прочего, благодаря деятельности CUO в течение нескольких лет проблема создания незаконных свалок подержанных шин и их незаконных свалок была практически устранена. Центр утилизации шин Organizacja Odzysku S.A. также является членом ETRMA, Европейской ассоциации производителей шин и резиновых изделий64.
63. См.: Parliament of the Republic of Poland. 2001.

64. См.: Tyre Recycling Centre Recovery Organisation [Centrum Utylizacji Opon Organizacja Odzysku]. 2022.
39 В представленной сети нет случаев конкуренции, поскольку отходы шинной промышленности не являются редким материалом, пригодным для вторичной переработки. Сотрудничество между предприятиями отражает процесс переработки. Обработка отходов в рассматриваемой сети - это прежде всего выполнение формального требования, наложенного государственной администрацией (централизованная иерархическая сеть). Однако принадлежность к сети являются элементами престижа и построения ответственного бренда (производителей шин). Отходы после производства в автомобильной промышленности являются наиболее сложными для переработки, и они будут образовываться независимо от источника питания автомобильного транспорта, поэтому эффективное функционирование сети так важно. Благодаря функционированию сети, координируемой CUO, каждый год в Польше перерабатывается больше шин, чем предусмотрено в Законе, например, в 2017 г. уровень старых шин составил 80.7%, из которых 35.4% пошли на переработку65.
65. См.: Oponeo.pl. 2022.
40 Резюме
41 Межорганизационные сети представляют собой особую форму сотрудничества с участием многих заинтересованных сторон. В случае товаров и услуг информационного характера они имеют характеристики «совокупности ценностей» в межорганизационной сети в секторе экологических товаров и услуг, а также образуют «сети ценностей» (образовательная ценность). Деятельность отдельных сетевых объектов ориентирована на процессы, и их деятельность служит улучшению окружающей среды. Роль Организации по восстановлению центра утилизации шин заключается в координации и контроле процессов технического обслуживания, повторного использования (англ. remanufacturing) и, наконец, переработки и утилизации шин в представленной сети. Взаимодействие между сетями контролируется государственной администрацией, которая в соответствии с предположениями об устойчивом развитии обеспечивает синергию экономических, социальных и экологических аспектов, а также безопасность как для человека, так и окружающей среды и экономики.
42 Между превосходящей сетью государственного управления и анализируемой, по утилизации шин существует неантагонистическая (положительная) связь. В результате могут быть созданы зеленые рабочие места, т.е. рабочие места, которые оказывают положительное влияние на окружающую среду с точки зрения продукта (услуги) и процесса. Более того, внутри сети, центр которой (а следовательно, это централизованная сеть) создает CUO, существует группа предприятий, вовлеченных в непрерывное развитие организационной сети, которую они совместно создают. Их поведение основано не только на нематериальных отношениях (поиск новых методов переработки шин), но в первую очередь на обмене материальными товарами и сопутствующими услугами, и определяется желанием развиваться. Положительным аспектом сети является повторное использование значительного количества перерабатываемых материалов при производстве шин и снижение негативного воздействия промышленности шин.

References

1. Arnedo E.G., Valero-Matas J.A., Sánchez-Bayón A. 2021. ‘Spanish Tourist Sector Sustainability: Recovery Plan, Green Jobs and Wellbeing Opportunity’ // Sustainability (Switzerland) 13 (20). DOI: 10.3390/su132011447

2. Brundlandt G. 1987. Report of the World Commission on Environment and Development: Our Common Future. Oslo.

3. Bukowski M., Majewski J., Sobolewska А. 2021. ‘Macroeconomic Efficiency of Photovoltaic Energy Production in Polish Farms’ // Energies 14 (18). DOI: 10.3390/en14185721

4. Chatzistamoulou N., Tyllianakis E. 2022. ‘Green Growth & Sustainability Transition through Information. Are the Greener Better Informed? Evidence from European SMEs’ // Journal of Environmental Management 306. DOI: 10.1016/j.jenvman.2022.114457

5. Córdova-Aguirre L.J., Ramón-Jerónimo J.M. 2021. ‘Exploring the Inclusion of Sustainability into Strategy and Management Control Systems in Peruvian Manufacturing Enterprises’ // Sustainability (Switzerland) 13 (9). DOI: 10.3390/su13095127

6. Cox A., Foley B. 2013. ‘Public Employment Services and Green Jobs’. European Comission. Brussels.

7. D’Adamo I., Gastaldi M., Cesare Imbriani C., Morone P. 2021. ‘Assessing Regional Performance for the Sustainable Development Goals in Italy’ // Scientific Reports 11 (1). DOI: 10.1038/s41598-021-03635-8

8. Feng H., Liu Z., Wu J. et al. 2022. ‘Nexus between Government Spending’s and Green Economic Performance: Role of Green Finance and Structure Effect’ // Environmental Technology and Innovation 27. DOI: 10.1016/j.eti.2022.102461

9. Kaczmarek J. 2022. ‘The Stance, Factors, and Composition of Competitiveness of SMEs in Poland’ // Sustainability (Switzerland) 14 (3). DOI: 10.3390/su14031788

10. Marimuthu R., Sankaranarayanan B., Ali S.M. et al. 2021. ‘Assessment of Key Socio-Economic and Environmental Challenges in the Mining Industry: Implications for Resource Policies in Emerging Economies’ // Sustainable Production and Consumption 27: 814–30. DOI: 10.1016/j.spc.2021.02.005

11. Merino-Saum A., Clement J., Wyss R., Baldi M.G. 2020. ‘Unpacking the Green Economy Concept: A Quantitative Analysis of 140 Definitions’ // Journal of Cleaner Production. DOI: 10.1016/j.jclepro.2019.118339

12. Murphy J., Drexhage D. 2010. ‘Sustainable Development : From Brundtland to Rio 2012’. United Nations Headquarters, New York. DOI: 10.1007/s13398-014-0173-7.2

13. Napathorn Ch. 2021. ‘The Development of Green Skills across Firms in the Institutional Context of Thailand’ // Asia-Pacific Journal of Business Administration. DOI: 10.1108/APJBA-10-2020-0370

14. Piwowar-Sulej K. 2021. ‘Sustainable Development and National Cultures: A Quantitative and Qualitative Analysis of the Research Field’ // Environment, Development and Sustainability. DOI: 10.1007/s10668-021-02011-w

15. Janikowska O., Kulczycka J. 2021. ‘Just Transition as a Tool for Preventing Energy Poverty among Women in Mining Areas — a Case Study of the Silesia Region, Poland’ // Energies 14 (12). DOI: https://doi.org/10.3390/en14123372

16. Ruault J.F., Dupré la Tour A., Evette A. et al. 2022. ‘A Biodiversity-Employment Framework to Protect Biodiversity’ // Ecological Economics 191. DOI: 10.1016/j.ecolecon.2021.107238

17. Sobczak E., Głuszczuk D., Raszkowski A. 2022. ‘Eco-Innovation and Innovation Level of the Economy as a Basis for the Typology of the EU Countries’ // International Journal of Environmental Research and Public Health 19 (4). DOI: 10.3390/ijerph19042005

18. Sołoducho-Pelc L., Sulich A. 2020. ‘Between Sustainable and Temporary Competitive Advantages in the Unstable Business Environment’ // Sustainability 12 (21): 1–16. DOI: 10.3390/su12218832

19. Sulich A., Sołoducho-Pelc L. 2022. ‘The Circular Economy and the Green Jobs Creation’ // Environmental Science and Pollution Research 29 (10): 14231–47. DOI: 10.1007/s11356-021-16562-y

20. Sulich A., Zema T. 2018. ‘Green Jobs, a New Measure of Public Management and Sustainable Development’ // European Journal of Environmental Sciences 8 (1): 69–75. DOI: 10.14712/23361964.2018.10

21. Veith C., Vasilache S.N., Ciocoiu C.N. et al. 2022. ‘An Empirical Analysis of the Common Factors Influencing the Sharing and Green Economies’ // Sustainability (Switzerland) 14 (2). DOI: 10.3390/su14020771

22. Vesere R., Kalnins S.N., Blumberga D. 2021. ‘Role of Green Jobs in the Reduction of Waste and Waste Management’ // Environmental and Climate Technologies 25 (1): 1128–41. DOI: 10.2478/rtuect-2021-0085

23. Wang Q., Wang J., Xue M., Zhang X. 2022. ‘Characteristics and Trends of Ocean Remote Sensing Research from 1990 to 2020: A Bibliometric Network Analysis and Its Implications’ // Journal of Marine Science and Engineering 10 (3). DOI: 10.3390/jmse10030373

Comments

No posts found

Write a review
Translate