On state funds and other measures to stimulate industry
Table of contents
Share
QR
Metrics
On state funds and other measures to stimulate industry
Annotation
PII
S0025842-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vladimir K. Andreev 
Occupation: Leading Researcher of the Civil and Entrepreneurial Law Sector, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Vasily A. Laptev
Occupation: Chief Researcher of the Civil and Entrepreneurial Law Sector, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
87-94
Abstract

The article considers certain measures to stimulate the economy, the mechanisms of which are reflected among other things in the Concept of Technological Development for the Period up to 2030, and also proposes possible ways to increase their efficiency.

The issues of creating state funds by the Russian Federation are being investigated, which, by virtue of paragraph 3 of Article 213 of the Civil Code of the Russian Federation, are privately owned. The integrated structure of the military-industrial complex is disclosed, as the cooperation of the head and other executors of the state defense order, based on defense legislation, and to which the norms of Article 673 of the Civil Code of the Russian Federation on subsidiary economic companies do not apply.

It is proposed to rethink the provisions of paragraph 3 of Article 2 of the Civil Code of the Russian Federation, interpreting them in such a way that civil law applies to property relations based on administrative or other power subordination of one side to the other, unless otherwise expressly provided by law. The proposed approach will avoid different definitions of the essence of such a phenomenon as public ownership in entrepreneurship and will ensure the uniformity of judicial practice.

Keywords
incentive measures, financial support, state fund for industrial development, industrial (industrial) park, industrial technopark, cluster, defense-industrial complex, integrated structure of defense industry complex, state defense order
Received
01.06.2023
Date of publication
29.12.2023
Number of purchasers
11
Views
712
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should pay the subscribtion

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for the issue
Additional services for all issues for 2023
1

2

3 Введение
4 В условиях трансформации парадигмы права к зарождающейся цифровой экономике, научно-технологического перевооружения промышленности и перехода к реальной экономике нормы права должны выступать конкретными регуляторами общественных отношений, избегая повышения уровня их обобщений. В России не усматривается дуализма частного права, а предпринимательская деятельность регулируется множеством нормативных правовых актов, в том числе и гражданским законодательством, что также сказывается на точности отражения специфики этого вида общественных отношений1.
1. См., напр.: Лаптев В.В. Предпринимательское (хозяйственное) право и реальный сектор экономики. М., 2010.
5 20 мая 2023 г. Правительством РФ была утверждена Концепция технологического развития на период до 2030 года2, принятие которой ранее было анонсировано Председателем Правительства РФ на стратегической сессии по развитию промышленности. В данной концепции предусмотрен широкий набор инструментов поддержки обрабатывающей промышленности. Так, благодаря докапитализации Фонда развития промышленности почти на 120 млрд руб. в 2022 г. было выдано рекордное количество займов: на высокотехнологические проекты; на пополнение оборотных средств системообразующих предприятий выделено более 43 млрд руб. Принимаются также меры по привлечению частных средств в проекты по выпуску приоритетной продукции в размере не менее 10 трлн руб. в ближайшие восемь лет3.
2. См.: Распоряжение Правительства РФ от 20.05.2023 г. № 1315-р // СЗ РФ. 2023. № 22, ст. 3964.

3. См.: Кузьмин В. Кабмин в ближайшее время утвердит новую концепцию технологического развития до 2030 года // Росс. газ. 2023. 4 мая.
6 26 апреля 2023 г. Советом Федерации ФС РФ принято постановление № 204-СФ «О развитии промышленности и об обеспечении технологического суверенитета Российской Федерации»4, в котором обращено внимание на принимаемые меры антисанкционной поддержки отечественного предпринимательства, включающие в себя кредитно-страховую поддержку приоритетных экспортных проектов, НИОКР, малого и среднего бизнеса, несырьевого и промышленного экспорта, судостроительной промышленности.
4. См.: СЗ РФ. 2023. № 19, ст. 3436.
7 Реализация Концепции развития гражданского законодательства (2009)5 в известной степени привела к дальнейшему движению по пути создания общих положений об отдельных институтах, уводя на задний план тот факт, что Гражданский кодекс РФ регулирует также отношения между предпринимателями либо с их участием. Наглядным примером сказанного являются поправки в § 1 гл. 24 ГК РФ, внесенные в 2013 г.6, в силу которых переход прав кредитора к другому лицу ныне представляет самостоятельный институт, включающий в себя общие положения (ст. 382 - 386), переход в силу закона (ст. 387) и сингулярная уступка требования (ст. 388 - 390). Резонным вопросом будет то, каким образом данными нормами регулируется перемена лиц в предпринимательских обязательствах. В частности, спорным будет утверждение о возможности уступки другому лицу обязательства, исполненного путем применения информационных технологий при наступлении определенных обстоятельств (абз. 2 ст. 309 ГК РФ), без отдельно выраженного дополнительного волеизъявления7.
5. См.: Вестник ВАС РФ. 2009. № 11.

6. См.: Федеральный закон от 21.12.2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 51, ст. 6687.

7. См., напр.: Василевская Л.Ю. Цифровизация гражданского оборота: проблемы и тенденции // Росс. юрид. журнал. 2020. № 6. С. 105 - 117. DOI: 10.34076/2071-3797-2020-6-105-117
8 Редакция Гражданского кодекса РФ 2012 г.8 содержит правило о том, что участники гражданского и торгового оборота должны действовать добросовестно, и исключает возможность извлечения преимуществ от неправомерного поведения (ст. 1). Данная норма права позволила ряду ученых утверждать о том, что помимо правомерных и противоправных дополнительно введена категория недобросовестных действий (бездействия), применяемая лишь к правомерным действиям9.
8. См.: Федеральный закон от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. I), ст. 7627.

9. См.: Скловский К.И. Применение права и принцип добросовестности // Вестник экономического правосудия РФ. 2018. № 2. С. 95, 96, 100.
9 По нашему мнению, выделение недобросовестных действий помимо сложившейся дихотомии – правомерные и противоправные должно учитывать то обстоятельство, что в силу закона добросовестность действий участников правоотношений априори предполагается10 (п. 5 ст. 10 ГК РФ).
10. См.: Андреев В.К. О категории «добросовестность» при применении судами норм гражданского права // Росс. правосудие. 2019. № 3. С. 19 - 25.
10 Представляет интерес цифровое доверие в предпринимательских отношениях как «информированное ожидание участников рынка добросовестного и честного поведения»11. Доверие, основанное на личном опыте, межличностное или обобщенное12 представляет собой ожидания, которые могут и не наступить (вероятностные события). Известно, что оператор информационной системы обеспечивает фактическую возможность реализации корпоративных прав по акциям, выпущенным в форме цифровых финансовых активов (п. 5 ст. 6 Федерального закона № 259-ФЗ13) и несет ответственность за сбой в работе информационных технологий и технических средств информационной системы (п/п. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона № 259-ФЗ). Цифровые права кроме прав участия в капитале непубличного АО (прав на акции) удостоверяют уже существующие обязательственные, вещные и интеллектуальные права для их обращения в информационной системе оператора. В настоящее время нет глубинной проблемы доверия и его взаимодействия с правом при применении цифровых технологий в предпринимательстве. Это технологическая проблема безопасности использования технических средств и программно-аппаратных комплексов информационной инфраструктуры. Подобные законодательные новации улучшают внутреннюю структуру Гражданского кодекса РФ, логично располагая общие и частные положения, но сами по себе не направлены на регулирование новых явлений в экономике14.
11. Санникова Л.В., Харитонова Ю. Цифровые активы: правовой анализ. М., 2020. С. 36.

12. При обращении к энциклопедическим толкованиям, доверие рассматривается как социолого-психологическая категория, определяемая как уверенность в чьей-то добросовестности и искренности, в правильности чего-то, и основанное на этом отношение (см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988).

13. См.: Федеральный закон от 31.07.2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2020. № 31 (ч. I), ст. 5018).

14. См. также: Лаптев В.А. Цифровая информация как объект гражданского и торгового оборота на современном этапе // Государство и право. 2022. № 7. С. 90 - 101. DOI 10.31857/S102694520019309-0
11 В Федеральном законе от 31 декабря 2014 г. № 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации»15 (далее – Закон № 488-ФЗ) специальная глава посвящена стимулированию промышленному предпринимательству со стороны публично-правовых органов. Органы государственной власти предоставляют субъектам предпринимательства финансовую и информационно-консультативную поддержку, а также поддержку при ведении инновационной, научно-технической и других видов деятельности.
15. См.: СЗ РФ. 2015. № 1 (ч. I), ст. 41.
12 Расширение сферы действия Гражданского кодекса РФ за счет включения в него предпринимательской деятельности и корпоративных отношений, а также мер стимулирования деятельности в сфере предпринимательства дает основание утверждать, что положение абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ о соответствии иных актов гражданского законодательства положениям Гражданского кодекса РФ не имеет теоретического обоснования и практического применения. Кроме того, на отсутствие «иерархии» федеральных законов неоднократно обращал свое внимание Конституционный Суд РФ16.
16. См., напр.: определение Конституционного Суда РФ от 05.11.1999 г. № 182-О «По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”» // Вестник КС РФ. 2000. № 2.
13 В анализируемом Законе № 488-ФЗ также имеется указание на то, что регламентация сферы промышленной политики, другими федеральными законами, осуществляется в соответствии с ним. Тем самым в законодательной практике стало правилом придавать отдельным законам статус ключевого акта в соответствующей сфере правового регулирования, в том числе порой в отрыве от учета сложившихся межотраслевых связей.
14 Предоставление финансовой поддержки хозяйствующим субъектам государственными фондами развития промышленности (далее – ГФРП) требует органического взаимодействия норм Федерального закона о промышленной политике и гражданского законодательства.
15 В настоящей статье исследуется одна из мер стимулирования – ГФРП. В силу положений ч. 1 ст. 11 Закона № 488-ФЗ, с учетом видов организационно-правовых форм, выделяются два вида ГФРП: автономные учреждения, учрежденные Российской Федерацией либо ее субъектами17; фонды, учрежденные Российской Федерацией либо ее субъектами18; учрежденные Российской Федерацией или ее субъектами совместно с организациями (коммерческими и некоммерческими), входящими в состав инфраструктуры поддержки деятельности в сфере промышленности (далее – инфраструктурные организации).
17. К примеру, Федеральное государственное автономное учреждение «Российский фонд технологического развития». URL: >>>> (дата обращения: 01.06.2023).

18. К примеру, Некоммерческая организация «Государственный фонд развития промышленности Московской области». URL: >>>> (дата обращения: 01.06.2023).
16 Правовые основы деятельности фондов
17 Правовое положение ГФРП регламентируется Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»19 (далее – Закон № 7-ФЗ), Федеральным законом от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях»20 с учетом особенностей норм Закона № 488-ФЗ и § 7 гл. 4 ГК РФ.
19. См.: СЗ РФ. 1996. № 3, ст. 145.

20. См.: СЗ РФ. 2006. № 45, ст. 4626.
18 Учредителем ГФРП от имени государства выступает Правительство РФ, которое, в свою очередь, часть полномочий (функций) может передать уполномоченному органу.
19 Видится дискуссионным применение к ГФРП положения ст. 12318 ГК РФ о том, что имущество, переданное фонду его учредителями, является собственностью фонда, – частной собственностью, поскольку фонд (автономное учреждение) становится собственником переданного ему в качестве взноса имущества (п. 3 ст. 213 ГК РФ), как своего рода приватизация государственного имущества. Иной подход снимал бы со счетов основу формы государственной собственности21, что подтверждает необходимость правового регулирования государственной поддержки предпринимательства в рамках Гражданского кодекса РФ.
21. См., напр.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М. - СПб., 1948; Толстой Ю.К. К учению о праве собственности // Правоведение. 1992. № 1. С. 15 - 24.
20 В ст. 7 Закона № 7-ФЗ указывается на существование специальных режимов для отдельных видов фондов, в том числе установление особого порядка их создания, управления имуществом и реализации учредителем своих прав в отношении фонда. Предусматривается также право фонда на ведение предпринимательской деятельностью, согласующейся с уставными целыми и необходимой для достижения общественно полезных целей, ради которых фонд создан. В частности, для реализации данного правомочия фонд вправе создавать хозяйственные общества или участвовать в них, что не совсем коррелируется с функциональным назначением некоммерческого юридического лица.
21 Говоря о ГФРП, учреждаемом с участием инфраструктурных организаций, полагаем обоснованным вхождение их представителей в высший коллегиальный орган – наблюдательный совет фонда.
22 Следует отметить, что законодатель в ряде случаев возвращается к прежней формулировке о «предпринимательской деятельности» некоммерческих организаций, которая неизменно используется в Законе о № 7-ФЗ. Так, с 2014 г. в силу п. 4 ст. 50 ГК РФ22 некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность23. Таким образом, при реформировании гл. 4 ГК РФ законодатель применительно к деятельности некоммерческих организаций старался не использовать термин «предпринимательская деятельность». Вместе с тем в 2021 г. при дополнении § 7 гл. 4 ГК РФ подпараграфом 11 о личных фондах24 было закреплено право данных фондов заниматься предпринимательской деятельностью посредством создания хозяйственных обществ или участия в них (п. 5 ст. 12320-4 ГК РФ). Таким подходом законодатель, по сути, применительно к некоммерческим организациям (в частности, к личным фондам), разделил два возможных вида экономической деятельности: приносящая доход деятельность и предпринимательская деятельность.
22. См.: Федеральный закон от 05.05.2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 19, ст. 2304.

23. См.: абз. 3 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25.

24. См.: Федеральный закон от 01.07.2021 г. № 287-ФЗ «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2021. № 27 (ч. I). ст. 5115.
23 При определении ответственности учредителей ГФРП учитывается его организационно-правовая форма. В ГФРП в форме фонда, его учредители (Российская Федерация, ее субъекты и организации) не отвечают по его обязательствам (п. 1 ст. 7 Закона № 7-ФЗ); в форме автономного учреждения: учредители (Российская Федерация или ее субъекты) несут субсидиарную ответственность по его обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, в случае недостаточности имущества (абз. 2 п. 6 ст. 12322 ГК РФ).
24 Денежные средства, поступающие фонду из федерального либо регионального бюджетов, находятся на лицевых счетах, открываемых в территориальном органе Федерального казначейства или финансовом органе субъекта Российской Федерации (ч. 9 ст. 11 Закона № 488-ФЗ)25, и только иные средства могут размещаться на его счетах в кредитных организациях. Таким образом, при формировании имущества фонда денежными средствами можно констатировать не переход государственной собственности в частную, а о наделении ГФРП специальной компетенцией по распоряжению (распределению) данными денежными средствами.
25. См.: распоряжение Правительства РФ от 10.11.2018 г. № 2438-р «Об обеспечении казначейского сопровождения средств, получаемых по договорам (соглашениям) о предоставлении субсидий из бюджетов субъектов Российской Федерации государственными фондами развития промышленности» // СЗ РФ. 2018. № 47, ст. 7293.
25 Меры поддержки предпринимательства фондом
26 Финансовая поддержка фондом субъектов промышленного предпринимательства осуществляется в форме займов, грантов, взносов в уставный капитал и лизинга. Фонды, учреждаемые совместно с инфраструктурными организациями, оказывают финансовую поддержку за счет средств федерального бюджета и иных не запрещенных законодательством источников. Порядок предоставления финансовой поддержки, направленной на выполнение программ и проектов, устанавливается наблюдательным советом ГФРП, исходя из утвержденных направлений деятельности или стратегий государственного фонда26. Наблюдательный совет фонда также утверждает порядок финансирования проектов и положение о порядке проведения экспертизы программ и проектов, финансируемых фондом. Средства, полученные фондом при возврате выданных им займов, могут быть направлены на осуществление своей уставной деятельности в любом финансовом году. В случае ликвидации фонда его имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, возвращается учредителю данного фонда.
26. См., напр.: Стратегия развития унитарной некоммерческой организации «Государственный фонд развития промышленности Новосибирской области» на период до 2025 года. URL: >>>> (дата обращения: 01.06.2023).
27 Перечень работ, услуг, выполняемых, оказываемых государственными фондами, создаваемыми Российской Федерацией, утверждает уполномоченный орган – Минпромторг России27.
27. См.: приказ Минпромторга России от 12.01.2023 г. № 28 «Об утверждении перечня работ, услуг, выполняемых, оказываемых государственными фондами развития промышленности, создаваемыми Российской Федерацией, в целях осуществления финансовой поддержки и иных видов поддержки, предусмотренных Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 488-ФЗ “О промышленной политике в Российской Федерации”» // Официальный интернет-портал правовой информации // >>>> , 27.01.2023.
28 ГФРП могут предоставлять субъектам предпринимательства иные виды поддержки, в частности, при осуществлении ими инновационной и научно-технической деятельности в промышленной сфере. Такая поддержка может осуществляться, во-первых, путем включения в состав государственного оборонного заказа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию, модернизации военной и специальной техники (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 29.12.2012 г. № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе»28); во-вторых, стимулирования инновационной деятельности в хозяйственных обществах с участием публично-правовых образований может осуществляться путем реализации соответствующим образом корпоративных прав государством либо его субъектам как участника (акционера)29.
28. См.: СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. I), ст. 7600.

29. Российская Федерация по состоянию на 05.09.2022 г. участвует в уставном капитале 591 хозяйственного общества (см.: распоряжение Правительства РФ от 02.12.2022 г. № 3718-р «О внесении изменений в распоряжения Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2019 г. № 3260-р и от 12 ноября 2020 г. № 2951-р» // СЗ РФ. 2022. № 50 (ч. IV), ст. 8971).
29 Данные формы экономической поддержки и хозяйственная компетенция публично-правовых образований свидетельствуют о тезисе – корпоративная организация не является единственным собственником своего имущества. Наряду с этим можно говорить о том, что участнику хозяйственного общества по-прежнему принадлежит право распоряжения своей долей (акциями).
30 Одной из целей промышленной политики заявлено формирование высокотехнологичной и конкурентоспособной промышленности путем ее территориального развития, создания и эксплуатации специализированных предпринимательских площадок - индустриальных (промышленных) парков, промышленных технопарков и промышленных кластеров. Управляющие компании парков используют объекты промышленной инфраструктуры или технологической инфраструктуры. Парки и их управляющие компании должны соответствовать установленным Правительством РФ требованиям. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации создают управляющие компании для управления совокупностью объектов недвижимого имущества, объектов транспортной инфраструктуры и коммунальной инфраструктуры или совокупностью недвижимого имущества и оборудования, устанавливая дополнительные требования к паркам и их управляющим компаниям (п. 5 ч. 1 ст. 7 Закона № 488-ФЗ).
31 Промышленный кластер определяется как совокупность юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей, связанных отношениями вследствие территориальной близости и функциональной зависимостью и размещенных на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации (ст. 3 Закона № 488-ФЗ). Кластер не объединяет хозяйствующие субъекты в организацию с правами юридического лица, а представляет собой их сочетание (набор, сумму), образованное по признаку территориальной близости и производственной зависимости в изготовлении высокотехнологичной продукции и связанными с этим хозяйственными работами и услугами.
32 Кластер как совокупность субъектов промышленной деятельности можно рассматривать в качестве разновидности предпринимательского объединения30, в котором упор делается на использовании промышленной и (или) технологической инфраструктуры в целях усиления кумулятивного эффекта от совокупного действия всех юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, состоящих в структуре кластера, что ведет к выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, например, переработки нефти в полярных широтах – нефтегазохимические кластеры31. Для применения к ним мер экономического стимулирования необходимо создание специализированной организации по сопровождению развития кластера.
30. См.: Лаптев В.А. Предпринимательские объединения: холдинги, финансово-промышленные группы, простые товарищества. М., 2008; Промышленные кластеры и их роль в развитии промышленной политики региона / И.С. Ферова, Т.В. Кожинова, Р.Г. Шорохов и др. М.; Красноярск, 2018; и др.

31. См.: Замахина Т. Кабмин расширяет меры поддержки бизнеса: принято решение расширить механизм «Фабрика проектного финансирования». URL: >>>> (дата обращения: 01.06.2023).
33 В рассматриваемом случае законодатель употребляет термин «совокупность» для обозначения группы субъектов, промышленная деятельность которых характеризуется экономическими свойствами ее элементов (организации, индивидуальные предприниматели, отрасль, промышленный кластер), тем самым, не принимая во внимание юридические границы и принципиальные отличия между субъектами и объектами в праве.
34 Основное понятие – «меры стимулирования» промышленной деятельности в Российской Федерации, используемое в положениях анализируемого нормативного правового акта, не позволяет точно определить механизм взаимодействия управляющей компанию по управлению промышленной инфраструктуры индустриального (промышленного) парка и промышленной и технологической инфраструктуры промышленного технопарка, поскольку они сформулированы в отрыве от изложения основных мер экономического стимулирования. Из общей формулировки мер стимулирования можно сделать вывод о том, что они осуществляются органами публичной власти и инфраструктурными организациями, а также направлены на достижение целей промышленной политики. Вместе с тем отсутствует регламентация вопросов о том, кто создает указанную промышленную и технологическую инфраструктуру парка, у кого она находится в собственности или же она предоставляется Российской Федерацией субъектам во временное владение и (или) пользование управляющей компании. Остается также не ясной возможность рассмотрения совокупности объектов недвижимого имущества и оборудования рассматривать как предприятие в значении ст. 132 ГК РФ, а также передается ли инфраструктура того или иного парка в доверительное управление32.
32. См.: п. 3.4 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации.
35 Заслуживает отдельного внимания то обстоятельство, что в 2017 г. Закон № 488-ФЗ был дополнен положением о возможности участия ГФРП при выдаче синдицированного займа (ч. 12 ст. 11)33. Юридическая конструкция синдиката кредиторов свидетельствует о признании законодателем предпринимательского объединения не только участником предпринимательских отношений, но и стороной конкретного договора – договора синдицированного кредита или займа соответственно (ст. 2 Закона о синдицированном кредите), что существенно изменяет традиционное представление о правосубъектности участников предпринимательских отношений.
33. См.: Федеральный закон от 31.12.2017 г. № 486-ФЗ «О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2018. № 1 (ч. I), ст. 70 (далее – Закон о синдицированном кредите).
36 Цели стимулирования промышленности
37 Одной из целей промышленной политики является обеспечение обороны страны и безопасности государства, включая развитие оборонно-промышленного комплекса (далее – ОПК), утверждаемые Президентом РФ на десятилетний период и дальнейшую перспективу. В частности, в соответствии с Федеральным законом от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»34 в рамках планирования и программирования вырабатывается государственная программа вооружения (документ среднесрочного планирования, решающий задачи защиты интересов страны от внешних и внутренних угроз). Существенное значение мер экономического стимулирования для исполнителей государственного оборонного заказа также отражены в утвержденной в 2014 г. Военной доктрине России35.
34. См.: СЗ РФ. 2014. № 26 (ч. I), ст. 3378.

35. См.: Военная доктрина Российской Федерации (утв. Президентом РФ 25.12.2014 г. № Пр-2976) // Росс. газ. 2014. 30 дек.
38 Одним из приоритетных направлений формирования и реализации промышленной политики в ОПК является совершенствование системы управления его участниками, в том числе путем создания его интегрированных структур. Законодатель закрепил, что сводный реестр организаций ОПК, администрируемый Минпромторгом России36, определяет текущий состав ОПК (ч. 2 ст. 21 Закона № 488-ФЗ). В данный реестр включаются три категории организаций: предприятия, обладающие производственными активами (оборудованием, производственными площадями, квалифицированными кадрами и т.д.); холдинговые компании, владеющие пакетом акций предприятий, обладающих производственными активами; организации, участвующие либо обеспечивающие выполнение заданий оборонного заказа и (или) имеющие мобилизационное задание.
36. См.: постановление Правительства РФ от 20.02.2004 г. № 96 «О сводном реестре организаций оборонно-промышленного комплекса» // СЗ РФ. 2004. № 9, ст. 781.
39 Сводный реестр позволяет определить в соответствии с законодательством об обороне, Законом о государственном оборонном заказе информацию об организациях ОПК в государственной информационной системе промышленности с учетом требований законодательства о государственной тайне.
40 В Законе № 488-ФЗ интегрированная структура ОПК37 определяется как не обладающее статусом юридического лиц объединение ведущих совместную деятельность организаций, создается решениями Президента РФ или Правительства РФ и в котором одно юридическое лицо имеет возможность определять решения, принимаемые остальными юридическими лицами. К интегрированным структурам ОПК не применимо правило абзаца второго п. 6 ст. 98 ГК РФ о запрете головной организации, акции которого полностью принадлежат Российской Федерации, владеть дочерними обществами (по сути, в составе одного лица). Таким образом в сфере ОПК могут образовываться строго вертикально-интегрированные предпринимательские объединения (холдинги), соответствующие целям их единой экономической политики.
37. В.К. Андреевым анализировались сложносоставные интегрированные субъекты предпринимательского права в отличие от простого юридического лица (см.: Андреев В.К. Предпринимательское законодательство: науч. очерки. М., 2008. С. 148–175.
41 В Федеральном законе об оборонном заказе подобные интегрированные структуры определяются следующими подходами: с точки зрения их экономической деятельности – как кооперация головного исполнителя, госзаказчика, головного исполнителя и исполнителей; исходя из структуры производственно-хозяйственных связей межу ее участниками – как совокупность взаимодействующих между собой лиц, участвующих в поставках продукции на основе контрактов (сделок).
42 Такое положение дел свидетельствует о том, что сущность интегрированной структуры в сфере ОПК определяется прежде всего составом кооперативных связей ее субъектов: головного исполнителя в силу складывающихся договорных правоотношений с госзаказчиком; исполнителей в силу заключенных с головным исполнителем контрактов; исполнителей, заключающих между собой сделки (ст. 3 Федерального закона об оборонном заказе). Право головной организации определять решения входящих в структуру ОПК юридических лиц позволяет ей влиять на условия контракта с исполнителем, что, в свою очередь, возлагает на головную организацию ОПК субсидиарную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение государственного оборонного заказа.
43 В этой связи может развернуться дискуссия о возможности применения ст. 673 ГК РФ (о дочерних обществах) к рассматриваемым вертикально-интегрированным структурам и их участию в этих отношениях, поскольку в данном случае объединение строится не как традиционное предпринимательское объединение, а как сочетание их совместной деятельности, построенное на кооперационной системе государственных контрактов и контрактов участников кооперации головного исполнителя и исполнителя. Подобные и иные особенности нормативной регламентации деятельности в сфере ОПК периодически отмечаются и по вопросам юридической оценки комиссионных отношений38.
38. См., напр.: Габов А.В., Лаптев В.А. Правовая природа и пределы применения неустойки в комиссионных правоотношениях в области военно-технического сотрудничества // Государство и право. 2022. № 9. С. 75 - 83. DOI 10.31857/S102694520022202-3
44 Выводы.
45 Рассмотрение отдельных мер стимулирования развития промышленности39 показало, что действия экономико-правового и организационно-управленческого характера по инновационному развитию экономики, обеспечению обороны страны и безопасности государства нуждаются в дальнейшем совершенствовании правового регулирования. Прежде всего, необходимо определить такую научную категорию, как поддержка деятельности в сфере промышленности, осуществляемую государством и ее субъектами, и вписать ее в общую канву гражданско-правового регулирования.
39. Прим.: специальный инвестиционный контракт требует отдельного изучения (см.: постановление Правительства РФ от 16.07.2015 г. № 708 «О специальных инвестиционных контрактах для отдельных отраслей промышленности» // СЗ РФ. 2015. № 30, ст. 4587).
46 Гражданский кодекс РФ как акт частного права не может быть прямо применен к отношениям, в которых оценка и одобрение мер стимулирования промышленности осуществляется публичными органами власти (государственными либо местного самоуправления), обладающими властными полномочиями. Действия публичных органов никак нельзя признать равными с гражданами и организациями, поскольку они отличаются по силе воздействия.
47 Понятие «поддержка» используется в отношениях с субъектами малого и среднего бизнеса40 и социально ориентированными некоммерческими организациями, что требует дополнительного согласования с общими нормами Гражданского кодекса РФ. Следует рассмотреть вопрос об органичном включении в зону действия Гражданского кодекса РФ сферы правовой регламентации отношений, связанной с публичной, прежде всего федеральной государственной собственностью и управления ею, возможно, разработав и приняв отдельный нормативный правовой акт по данному вопросу.
40. См.: Андреев В.К. Корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства как институт развития // Актуальные проблемы росс. права. 2016. № 2. С. 119 - 128. DOI: >>>>
48 Исходя из принципа свободного использования своих производственных активов и иного имущества в предпринимательской деятельности, п. 3 ст. 2 ГК РФ предлагается переформатировать в обратном порядке: гражданское законодательство применяется к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, если иное прямо не указано в законе. Такой подход к правовому регулированию предпринимательской деятельности соответствовал бы конституционному принципу рыночной экономики – разрешено все, что прямо не запрещено законом.

References

1. Andreev V.K. Corporation for the Development of small and medium-sized enterprises as development institution // Actual problems of Russ. law. 2016. No. 2. P. 119 - 128. DOI: https://doi.org/10.17803/1994-1471.2016.63.2.119-128 (in Russ.).

2. Andreev V.K. On the category of “good faith” in the application of civil law norms by courts // Russ. Justice. 2019. No. 3. P. 19-25 (in Russ.).

3. Andreev V.K. Entrepreneurial legislation: scientific essays. M., 2008. P. 148–175 (in Russ.).

4. Vasilevskaya L. Yu. Digitalization of civil turnover: problems and trends // Russ. legal journal. 2020. No. 6. P. 105 - 117. DOI: 10.34076/2071-3797-2020-6-105-117 (in Russ.).

5. Venediktov A.V. State socialist property. M.–SPb., 1948 (in Russ.).

6. Gabov A.V., Laptev V.A. The legal nature and limits of the application of penalties in commission legal relations in the field of military-technical cooperation // State and Law. 2022. No. 9. P. 75 - 83. DOI 10.31857/S102694520022202-3 (in Russ.).

7. Zamakhina T. The Cabinet of Ministers expands business support measures: it was decided to expand the mechanism of “Project Financing Factory”. URL: https://rg.ru/2023/05/22/stavka-na-zajmy.html (accessed: 01.06.2023) (in Russ.).

8. Kuzmin V. The Cabinet of Ministers will soon approve a new concept of technological development until 2030 // Ross. gaz. 2023. May 4 (in Russ.).

9. Laptev V.A. Entrepreneurial associations: holdings, financial and industrial groups, simple partnerships. M., 2008 (in Russ.).

10. Laptev V.A. Digital information as an object of civil and commercial turnover at the present stage // State and Law. 2022. No. 7. P. 90 - 101. DOI 10.31857/S102694520019309-0 (in Russ.).

11. Laptev V.V. Entrepreneurial (Economic) Law and the real sector of the economy. M., 2010 (in Russ.).

12. Ozhegov S.I. Dictionary of the Russian language. M., 1988 (in Russ.).

13. Industrial clusters and their role in the development of industrial policy of the region / I.S. Ferova, T.V. Kozhinova, R.G. Shorokhov et al. M.; Krasnoyarsk, 2018 (in Russ.).

14. Sannikova L.V., Kharitonova Yu. S. Digital assets: legal analysis. M., 2020. P. 36 (in Russ.).

15. Sklovsky K.I. Application of law and the principle of good faith // Herald of Economic Justice of the Russian Federation. 2018. No. 2. P. 95, 96, 100 (in Russ.).

16. Tolstoy Yu. K. To the doctrine of property rights // Jurisprudence. 1992. No. 1. P. 15–24 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate