Protection of property rights of children in case of acquisition of residential premises at the expense of maternity capital
Table of contents
Share
QR
Metrics
Protection of property rights of children in case of acquisition of residential premises at the expense of maternity capital
Annotation
PII
S102694520021585-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nataliya V. Letova 
Occupation: Leading researcher of the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: The Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
121-128
Abstract

The article discusses the problematic aspects of the realization of the child's right to housing, which was acquired at the expense of the maternity capital. The author examines the issues arising in practice in connection with the obligation of parents to conclude agreements on determining the shares in the right to housing, analyzes the main difficulties associated with its conclusion, determining its legal essence, presents the main approaches to determining the shares of the parties to the agreement. The author substantiates the need to allocate the housing status of a child, proves that its content is formed, among other things, by the norms of a special law on maternity capital, and suggests ways to protect the housing rights of a child in case of acquisition of housing by means of maternity capital

Keywords
family policy of the state, social support for families with children, maternity capital, children, spouses, family, family members, housing, shares, property of spouses, common property, shared ownership, agreement, notarial form, protection of the rights of the child, property rights of the child
Received
28.02.2022
Date of publication
15.09.2022
Number of purchasers
0
Views
114
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Право ребенка на жилье относится к числу фундаментальных прав, гарантированных государством (ст. 40 Конституции РФ). Возможность иметь жилье, в том числе быть титульным его владельцем, предусмотрена законодательством, содержание которого подтверждает не только наличие субъективного права ребенка иметь жилье, но и включают механизмы, направленные на обеспечение защиты жилищных прав в случае их нарушения.
2 Дети (ребенок, несовершеннолетние) относятся к специальной категории субъектов права1, что обусловлено их возрастом, отсутствием полной дееспособности, состоянием здоровья, нуждаемостью и экономической зависимостью от родителей, поэтому защита прав и интересов ребенка относится к основным задачам регулирования отношений с их участием2. Социальная политика государства постоянно совершенствуется, социальные отношения динамично развиваются, что обусловлено изменением социально-экономической ситуации, появлением большого числа норм, направленных на оказание социальной поддержки самым разным группам населения. Формирование такой «социально ориентированной» основы свидетельствует об «имплементации» конституционных положений, закрепляющих статус социального государства за Российской Федерацией, в котором создаются все необходимые условия, способствующие всестороннему развитию и воспитанию детей в семье, обеспечению их нужд и потребностей, всемерной защите их прав и интересов3.
1. См.: Летова Н.В. Правовое положение детей по законодательству Российской Федерации. М., 2011. С. 47.

2. В данной статье категории «дети», «ребенок», «несовершеннолетние» рассматриваются автором как тождественные.

3. См.: Росс. газ. 2020. 4 июля.
3 Ребенок может быть участником самых разных отношений, гражданских, жилищных, семейных, в процессе реализации норм которых проявляется своеобразие его правового положения, теоретическое осмысление которого имеет практическое значение. Основные права ребенка указаны в гл. 11 СК РФ4, среди которых есть и имущественные, включая право собственности ребенка на имущество (ч. 3 ст. 60). Несмотря на то что жилое помещение прямо не упоминается в данной статье, тем не менее ребенок может иметь в собственности и жилое помещение, соответственно, вопрос защиты его жилищных прав имеет особое значение, особенно в случае приобретения жилого помещения по специальным основаниям, например, при помощи или за счет средств материнского капитала.
4. См.: СЗ РФ. 1996. № 1, ст. 16.
4 Присутствие специальных норм в законодательстве РФ позволило семьям с детьми существенно изменить свои жилищные условия за счет покупки нового жилья или путем улучшения имеющегося жилья у семьи средствами материнского капитала. Лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала по следующим направлениям: 1) улучшение жилищных условий; 2) получение образования ребенком (детьми); 3) формирование накопительной пенсии для женщин; 4) приобретение товаров и услуг, предназначенных для социальной адаптации и интеграции в общество детей-инвалидов.
5 Указанные направления позволяют установить, на какие цели могут быть направлены средства, их перечень является закрытым и расширительному толкованию не подлежит. Как отмечалось, в основном семьи с детьми направляют такие средства на улучшение жилищных условий, когда владелец сертификата может приобрести новое жилое помещение или значительно улучшить уже имеющееся жилье. Следует уточнить, что в качестве объекта, приобретаемого по сделке с использованием средств материнского капитала, может быть только такое жилое помещение, которое отвечает определенным требованиям. Прежде всего помещение должно относиться к категории жилых, соответственно, должны быть соблюдены требования, установленные жилищным законодательством в отношении таких объектов, а именно: это должно быть такое недвижимое имущество, которое отвечает требованиям, предусмотренным Жилищным кодексом РФ в части соответствия санитарным и техническим правилам и нормам, быть пригодным для проживания (ч. 2 ст. 15 ЖК РФ)5. В случае отсутствия одного из перечисленных критериев, предъявляемых законом к жилым помещениям, такой объект не может быть приобретен за счет или при помощи средств материнского капитала, поскольку будет нарушен принцип их целевого использования. Соблюдение данного принципа на практике позволяет обеспечить в первую очередь публичный интерес государства, состоящий в улучшении жилищных условий семей с детьми, и одновременно защитить имущественные права ребенка на жилье. Такое право требует не только юридической оценки с учетом специфики его субъекта, но и выявляет практическую потребность в выделении особенностей механизма регулирования отношений с его участием в жилищной сфере.
5. Дополнительно необходимо учитывать и содержание п. 2 постановления Правительства РФ от 12.12.2007 г. № 862 (ред. от 09.09.2015 г.) «О Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий», определяющие основания и условия направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала; см.: Макаров О.В. Объекты гражданских прав: настоящее и будущее // Нотариус. 2017. № 5. С. 16.
6 Наличие у субъекта такого свойства, как правосубъектность раскрывается через призму его субъективных прав и юридических обязанностей, возможности осуществлять их своими действиями. Традиционно правосубъектность, в том числе и несовершеннолетнего, выражается и конкретизируется в таких качествах, как правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Согласно ст. 17 ГК РФ правоспособность означает способность каждого человека быть носителем гражданских прав независимо от наличия или отсутствия каких-либо у него качеств. В основном ребенку принадлежат личные неимущественные права, за исключением отдельных имущественных, названных в ст. 60 СК РФ. В содержании ст. 60 право на жилое помещение прямо не упоминается, однако, законодатель, закрепляя общие подходы к управлению имуществом, принадлежащим на праве собственности ребенку, распространяет ее действие и на объекты недвижимого имущества.
7 Ребенок может быть участником самых разных правоотношений, что указывает на специфику его дееспособности, элементом проявления которой является не общая правоспособность ребенка, а отраслевая, своеобразие которой определяется содержанием соответствующих норм, гражданских, семейных и др. Вопрос о назначении отраслевой правоспособности является дискуссионным в литературе6. Представляется, что сугубо теоретические вопросы имеют прямое практическое «преломление, воплощение» в нормах специального вида, например, Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ (ред. от 22.12.2020 г., с изм. от 29.06.2021 г.) «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»7 (далее – Закон № 256-ФЗ) в части обеспечения прав ребенка на жилое помещение, которое приобретено за счет средств материнского капитала. Считаем, что содержание норм Закона № 256-ФЗ следует рассматривать как разновидность норм специального вида, содержание которых отличается социальной направленностью, целевым назначением, что позволяет рассматривать их в качестве элемента специальной правоспособности и жилищного статуса ребенка8.
6. См.: Нечаева А.М. О правоспособности и дееспособности физических лиц // Государство и право. 2001. № 2. С. 29 - 34.

7. См.: СЗ РФ.2007. № 1 (ч. I), ст. 19.

8. См.: Летова Н.В. Указ. соч. С. 138.
8 Наличие у субъекта специальной правоспособности указывает на его способность иметь особые права, преимущества, дополнительные возможности, которых нет у иного субъекта права. В случае, когда речь идет о характеристике такого субъекта как ребенок, практическая потребность в «вычленении» такой правоспособности обусловлена недостаточностью эффективного применения общих норм, например, прав ребенка, которые указаны в гл. 11 СК РФ, когда для их реализации требуются особые нормы, содержание которых позволяет применить механизмы специального, отраслевого типа. В частности, применение положений ст. 26, 28, 37 ГК и одновременного учета тех ограничений, которые предусмотрены данными нормами в части распоряжения имуществом. В этом смысле содержание запрета, установленного в ч. 4 ст. 60 СК РФ, будет специальным по отношению к нормам, регулирующим аналогичные отношения, но с другими субъектами, например, совершеннолетними.
9 Можно предположить, что такие ограничения должны применяться и в отношении норм специального вида, назначение которых состоит в обеспечении права ребенка на жилье, которое приобретено за счет средств материнского капитала. В этом случае важно определить, принадлежит ли право на жилое помещение, приобретаемое по специальным основаниям, ребенку, или это право делегировано родителям, которые должны действовать исключительно в интересах ребенка. Вместе с тем необходимо определить, является ли достаточным содержание общей нормы ст. 60 СК РФ для реализации специальной нормы, ч. 4 ст. 10 Закона № 256-ФЗ или их следует рассматривать как соотношение общего и частного.
10 Представляется, что своеобразие семейной правоспособности ребенка проявляется не только в содержании, «внутреннем наполнении» нормами специального вида, включая ст. 60 СК РФ, но и ее особенность проявляется через конструкцию «правовой статус»9, содержание которой предполагает присутствие разноотраслевых норм, направленных на регулирование отношений с участием ребенка, в том числе норм, регулирующих его право на жилье и его защиту.
9. Летова Н.В. Семейный статус ребенка: проблемы теории и практики. М., 2018. С. 33, 80.
11 Формирование правового статуса ребенка происходит за счет системы юридических фактов, отношений с участием ребенка, очевидно, что по мере взросления ребенка, содержание статуса меняется, трансформируется под влиянием разных юридических фактов (например, с рождения ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право на имя и др.10, на содержание, право собственности и др.). Как справедливо отмечают отдельные авторы, правовой статус личности и ее субъективные права в единстве с юридическими обязанностями являются средствами «прямого» обеспечения ее интересов. А субъективное право предоставлено для защиты и осуществления определенного интереса, однако интерес не является субъективным правом, а является его предпосылкой и целью11. Другие авторы считают, что «трансформация статуса осуществляется через правосубъектность, которая иногда рассматривается в качестве элемента правового статуса в виде особого субъективного права».
10. Как верно отмечала А.И. Пергамент, «каждый родившийся ребенок имеет право на воспитание как неотъемлемое от его личности субъективное право, возникающее одновременно с признанием ребенка субъектом права, т.е. с момента его рождения».

11. См.: Братусь С.Н. О соотношении гражданской правоспособности и субъективных гражданских прав // Сов. государство и право. 1949. № 8. С. 35; Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2002. С. 140, 141; Якимов А.Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) // Государство и право. 2003. № 4. С. 9; Пергамент А.И. Основания возникновения и сущность родительских прав // Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968. С. 59. Как точно отмечал проф. Д.И. Мейер, субъектом права становится ребенок, родившийся живым (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. M., 1997. Ч. 1. С. 85); см. также: Семейное право: учеб. / под ред. Ю.Ф. Беспалова, О.А. Егоровой, О.Ю. Ильиной. 2-е изд. перераб. и доп. М., 2015. С. 98.
12 Известно, что реализация прав ребенка проявляется через правомочие. Так, например, право ребенка иметь недвижимое имущество в собственности, наследовать имущество, жилищные права, которые реализуется в связи с его правом жить и воспитываться в семье (ст. 54 СК РФ), являются элементом его правоспособности и отличаются своеобразием по отношению к иным правам ребенка. Как следствие, на практике возникает вопрос об обеспечении защиты иных прав ребенка, условно их определим как права «специального» вида, например, тех, которые упомянуты в ч. 4 ст. 10 Закона № 256-ФЗ, предусматривающие особые основания для обеспечения ребенка жильем.
13 В соответствии с ч. 4 ст. 10 «лицо, получившее сертификат, его супруг (супруга) обязаны оформить жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, в общую собственность такого лица, его супруга (супруги), детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению».
14 Таким образом, законодатель возлагает на родителей ребенка обязанность заключить соглашение в отношении каждого ребенка и самих супругов. Согласно положению закона родители ребенка, которые воспользовались такой разновидностью социальной помощи и поддержки как материнский капитал, обязаны заключить такое соглашение, из содержания которого можно было бы установить доли в праве на жилое помещение. Следует особо подчеркнуть, что законодатель возлагает на супругов обязанность заключить соглашение, тем самым фактически определяя вид собственности в отношении жилого помещения – это общая долевая собственность родителей и детей.
15 Буквальное толкование указанной нормы свидетельствует о ее недостатках, что и привело к проблемам на практике. Прежде всего терминология применяемая в данной норме вызывает много вопросов, весьма трудно определить, какие правовые последствия, для кого и в какие сроки, возникают в результате применения нормы. Возлагая обязанность на супругов заключить соглашение, важно понять какова сущность и природа такой обязанности, можно ли говорить о возникновении в данном случае определенного обязательства родителей, если да, то какое это обязательство и перед кем? Если признать, что речь идет о возникновении гражданско – правового обязательства, то соответственно важно определить, какие последствия возникают для сторон в случае, например, его неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, а значит, и применимы меры гражданско-правовой ответственности (гл. 25 ГК РФ). Кроме того, закрепляя за жилым помещением режим общей долевой собственности, важно определить, возможно ли одновременно сохранить режим совместной собственности супругов на долю в жилом помещении, оплаченного за счет средств материнского капитала, могут ли быть применимы два вида режима в отношении одного объекта – жилого помещения и др. Вместе с тем определенности не добавляет и весьма «свободное» употребление терминов, определяющих и правовое положение участников таких отношений. В частности, законодатель использует категорию супруги, т.е. это лица, которые состоят в браке с соблюдением требований гл. 3 СК РФ, хотя с учетом назначения данной нормы и ее целевой направленности, очевидно, что речь должна идти о родителях ребенка, которые не всегда обладают статусом супругов, в том числе и в ситуации применения ч. 4 ст. 10 СК РФ. В этой связи и возникает немало вопросов на практике, кто является надлежащим получателем средств материнского капитала, какой юридический факт имеет для законодателя определяющее значение – факт происхождения ребенка от родителей или факт наличия зарегистрированного брака между лицами, при этом определяющего значения не имеет, являются ли супруги родителями детей или нет, и как поступить, если супруги на момент получения средств материнского капитала находятся в состоянии бракоразводного процесса и многие др.
16 Считаем, что социальная ценность такой нормы состоит в обеспечении приоритетной защиты жилищных прав детей, возлагая обязанность на супругов заключить соглашение и определить доли в пользу детей, считая супругов родителями ребенка, законодатель исходит из того, что состав семьи на момент получения материнского капитала представлен членами одной семьи – родители и дети. В этом смысле определяющим фактом для законодателя является факт происхождения ребенка от родителей, факт кровного родства, а наличие статуса супругов подтверждает факт создания семьи с учетом традиционных ценностей семейных отношений и с соблюдением основных начал семейного законодательства (ч. 2 ст. 1 СК РФ).
17 Получателями средств материнского капитала выступают супруги, но право на их получение возникает в связи с рождением ребенка и направлено на защиту его прав, в частности права на жилье. Представляется, что своеобразие такого права заключается в его срочном характере, ограниченности во времени действия, поскольку это право сохраняется у ребенка до момента его совершеннолетия и до момента достижения тех целевых направлений, которые определены законодательством. Назначение такой социальной помощи как выплата средств материнского капитала, состоит в оказании поддержки семьям с детьми, стимулирование их последующего рождения в семье. Иными словами, поддержка направлена семье для улучшения жилищных условий, но право вообще-то возникает у ребенка в связи с его рождением. Специфика такого права состоит в его срочности, истечение которого погашает само право, в этом смысле его можно по аналогии рассматривать как разновидность пресекательного срока. Другая особенность проявляется во влиянии и значении интереса, условно назовем его «дублирующим» интересом», когда супруги, являющиеся родителями ребенка, получая средства материнского капитала представляют интересы собственного ребенка, поскольку право на получение таких средств возникло в связи с его рождением и этот факт является юридической предпосылкой для их получения и дальнейшего направления на приобретения жилья. Родители, являясь законными представителями ребенка, обязаны обеспечить его имущественные права, определив размер его доли в праве на жилое помещение соотносимое с суммой средств материнского капитала, потраченных на момент приобретения недвижимого имущества. Родители ребенка в такой ситуации, представляя интересы ребенка, «восполняют» недостающий объем дееспособности, поскольку дети в силу своего возраста не обладают полной дееспособностью12. Конечно, со временем, по мере взросления ребенка, достижении им определенного возраста, его дееспособность расширяется, содержание различается и по объему, и по числу прав и обязанностей. В ситуации, когда родители ребенка заключают соглашение в его пользу и других детей, они совершают действия и юридические, и фактические от имени и в интересах своих детей.
12. Не вызывает возражения позиция отдельных авторов о выделении помимо полной семейной дееспособности неполную, которой обладают лица до достижения ими 18-летнего возраста, которые могут самостоятельно осуществлять лишь некоторые семейные права и нести обязанности (см.: Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка // Нотариус. 2005. № 2. С. 13 - 23).
18 Супруги, выступая в качестве сторон соглашения обязаны действовать не только в интересах детей, но и реализовать свои полномочия как их законные представители таким образом, чтобы не нарушить их имущественные права, в частности при определении размера доли в праве на жилое помещение на каждого ребенка. Принимая во внимание, что низший предел, минимальный размер доли законом не установлен, соответственно, родители определяют доли и их размер по собственному усмотрению. Следует отметить, что при применении нормы на практике необходимо исходить из принципа соразмерности долей детей, которые должны определяться с учетом размера суммы материнского капитала, которая была потрачена на покупку жилья. Очевидно, что фактическая сумма материнского капитала, потраченная на приобретение жилого помещения на момент совершения сделки может отличаться от суммы материнского капитала, выплачиваемой на каждого последующего ребенка, но это обстоятельство не должно влиять на определение размера доли каждого ребенка, их доли должны быть равными независимо от суммы материнского капитала, но с учетом того, что она каждый год меняется и индексируется13. Иными словами, нельзя допустить некорректного толкования нормы в смысле того, что дети, их доли могут быть разными «по стоимости», определяемые суммой материнского капитала установленной на момент приобретения жилого помещения.
13. См.: постановление Правительства РФ от 27.01.2022 г. № 57 «Об утверждении коэффициента индексации выплат, пособий и компенсаций в 2022 году» // СЗ РФ. 2022. № 5, ст. 789.
19 На практике действия родителей ребенка предполагаются добросовестными, применяется презумпция, что их действия не могут свидетельствовать о злоупотреблении с их стороны, они не могут действовать в ущерб интересам детей, тем не менее, нередки ситуации, когда право ребенка на жилье нуждается в защите, в частности, когда родители формально определили долю ребенка в жилом помещении, однако, ее размер крайне незначителен или не соразмерен сумме материнского капитала, или когда соглашение между супругами относительно размера долей не достигнуто или один из участников сделки не согласен с размером выделенной ему доли. В такой ситуации стороны могут воспользоваться правом на судебную защиту и обратиться в суд, однако и здесь приходится сталкиваться с рядом процессуальных проблем и потребностью определить процессуальный статус таких лиц, кто и в отношении кого будет предъявлять соответствующие требования, кто будет представлять интересы ребенка, если он не согласен с размером своей доли или если один из супругов возражает относительно его доли. Получается, что на стороне ответчика выступает не только второй супруг, но и его дети.
20 Представляется, что для устранения таких пробелов необходимо применять нормы материального и процессуального права комплексно, обеспечивая надлежащую судебную защиту участникам таких сделок. С одной стороны, норма материального права позволяет применить правило о равенстве долей родителей и детей на средства материнского капитала, при этом законодатель не дает четкого ответа на вопрос в какие сроки необходимо оформить данное соглашение. Формально это можно сделать сразу, например, при подписании договора о приобретении жилого помещения или при подписании соглашения, одним из условий которого и будет определение долей соответствующих участников. Очевидно, что интерес к соглашению возникает в силу объективных обстоятельств на практике, когда речь идет об ипотеке и жилье оформляется на одного из родителей, поскольку такой вариант значительно упрощает получение ипотеки и последующего оформления кредита под залог приобретаемого жилья. Надо признать, что в дальнейшем, в случае выделения долей детей в приобретенном с использованием средств материнского капитала на имя одного из родителей жилом помещении, является достаточно сложной процедурой, учитывая, что средства, потраченные на приобретение жилья, могут быть из разных источников и отличаться разной сущностью, часть из них могут быть совместными средствами супругов, часть составлять средства материнского капитала14. На практике принципиально важное значение имеет определение т.н. источника денежных средств, которые были потрачены на приобретение недвижимости. Если жилье было приобретено только за счет средств материнского капитала, в этом случае условия соглашения об определении долей будут типичными. В ситуации, когда на покупку жилья были привлечены иные средства, например, средства супругов, заемные средства или средства родственников одного из супругов, в таком случае соглашение будет содержать элементы соглашения о разделе общего имущества супругов, а значит, оно подлежит нотариальному удостоверению.
14. В судебной и нотариальной практике нередко возникают вопросы, связанные с необходимостью точной оценки средств материнского (семейного) капитала в составе общего имущества супругов. Считаем, что целевое назначение средств материнского капитала не позволяет их рассматривать в качестве средств супругов, являющихся разновидностью совместно нажитого имущества супругов. В этой связи такие средства не могут быть разделены между ними в дальнейшем, в частности, в случае расторжения брака. В этой связи сформировавшаяся практика идет по пути необходимости оформления жилого помещения, приобретенного за счет средств материнского капитала, в общую долевую собственность родителей и детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) посредством удостоверения соглашения, в котором сторонами будут определены размеры долей в праве общей собственности каждого сособственника (см.: Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.) // Нотариальный вестник. 2016. № 9. С. 21; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2021 г № 17АП-17058/2020(1)-АК по делу N А60-3672/2020 // В официальных источниках опубликовано не было).
21 Следует отметить, если супруги не выделяют свои доли, их доли остаются общими, им ничего не мешает выделить доли детям и тем самым обойтись без удостоверения такой сделки у нотариуса. В этом случае супруги сохраняют режим общей совместной собственности в отношении жилого помещения, фактически не осуществляют раздела такого имущества, но выделяют в нем доли детей. Доля супругов в праве общей собственности на жилое помещение будет зарегистрирована и определена как совместная собственность супругов15.
15. Как справедливо отмечают некоторые авторы, недопустимо рассматривать правоспособность только как возможность ребенка иметь определенные права и обязанности, семейная правоспособность указывает на возможность совершать те или иные семейно-правовые акты (см.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в гражданском и семейном праве. Рига, 1976.).
22 При решении вопроса о размере долей, выделяемых в пользу детей, необходимо учитывать и сформировавшиеся подходы судебной практики. Важно подчеркнуть, что доли по соглашению могут быть разными, можно отступить от презумпции их равенства в связи с тем, что такое равенство распространяется на средства материнского капитала, а не на все средства, за счет которых было приобретено жилое помещение (п. 13 Обзора судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал16).
16. Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г. (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 12).
23 Нет сомнений, что в ситуации, когда доли участников таких отношений определены как равные, между ними нет спора, соответственно, нет оснований для защиты жилищных прав, в том числе и в судебном порядке. Однако в случае, если соглашение предполагает отступление от равенства долей несовершеннолетних детей и их родителей в праве собственности на приобретенное с использованием средств материнского капитала жилое помещение, тогда необходимо точно определить, не произойдет ли в таком случае ухудшения имущественного положения ребенка, не будут ли ущемлены его интересы и нет ли оснований для предположений о злоупотреблении родителями своими правами.
24 Представляется, что в таком случае именно на стадии подготовки текста соглашения, когда стороны имеют все доступные возможности обсудить условия будущего соглашения, т.н. функция надзора возложена именно на нотариуса, полномочия которого позволяют не только удостоверить такое соглашение, но прежде всего проверить соблюдение норм действующего законодательства, разъяснить сторонам юридические последствия заключаемого соглашения, тем самым обеспечить защиту прав всех участников сделки, особенно детей. Считаем, что в целях обеспечения приоритетной защиты прав и интересов ребенка предварительно можно было бы получать и согласие органа опеки и попечительства по правилам ст. 37 ГК РФ, тем самым обеспечивая дополнительную гарантию защиты имущественных прав ребенка.
25 Очевидно, что своеобразие родительских прав и обязанностей проявляется во встречной «корреспонденции» прав ребенка. Реализация прав ребенка возможна при наличии такой предпосылки как его правоспособность, содержание которой свидетельствует о возникновении не только его субъективных прав, но и позволяет определить условия и пределы их защиты в случае реализации специальных норм на практике.
26 Полагаем, что социальное назначение ч. 4 ст. 10 Закона № 256-ФЗ позволяет сформулировать вывод о праве каждого ребенка на долю в жилом помещении, которое приобретено за счет средств материнского капитала. Условиями или предпосылками для его реализации на практике являются факт рождения ребенка в семье, право каждого ребенка жить и воспитываться в семье в условиях, которые позволяют удовлетворить его базовые потребности, включая фундаментальное право каждого ребенка на жилье. Реализация указанных прав, принадлежащих ребенку, обеспечивается отдельными юридическими фактами или их составом, значит, у ребенка есть право на жилое помещение, которое приобретено за счет средств материнского капитала.
27 * * *
28 Следует признать, что поддержка государством семей с детьми, включая приобретение жилого помещения за счет материнского капитала направлена прежде всего на реализацию его семейной политики, выполнение социальных гарантий государством, всемерную поддержку семей с детьми, решение демографических задач, улучшение жилищных условий, а значит, направлена на обеспечение права каждого ребенка жить и воспитываться в семье, в условиях наиболее благоприятных для его полноценного развития.

References

1. REFERENCES

2. Alekseev S.S. General theory of law. M., 2002. P. 140, 141 (in Russ.).

3. Bespalov Yu. F. Some questions of the child’s family capacity // Notary. 2005. No. 2. P. 13 - 23 (in Russ.).

4. Bratus S.N. On the correlation of civil legal capacity and subjective civil rights // Soviet State and Law. 1949. No. 8. P. 35 (in Russ.).

5. Webers Ya. R. Legal personality of citizens in Civil and Family Law. Riga, 1976 (in Russ.).

6. Letova N.V. The legal status of children under the legislation of the Russian Federation. M., 2011. P. 47, 138 (in Russ.).

7. Letova N.V. The family status of a child: problems of theory and practice. M., 2018. P. 33, 80 (in Russ.).

8. Makarov O.V. Objects of civil rights: present and future // Notary. 2017. No. 5. P. 16 (in Russ.).

9. Meyer D.I. Russian Civil Law: in 2 parts. M., 1997. Part 1. P. 85 (in Russ.).

10. Nechaeva A.M. On the legal capacity and capacity of individuals // State and Law. 2001. No. 2. P. 29 - 34 (in Russ.).

11. Review of judicial practice in cases related to the realization of the right to maternal (family) capital (approved by the Presidium of the Supreme Court of the Russian Federation on 22.06.2016) // Notary Bulletin. 2016. No. 9. P. 21 (in Russ.).

12. Pergament A.I. Grounds for the emergence and essence of parental rights // Legal issues of family and upbringing of children. M., 1968. P. 59 (in Russ.).

13. Family Law: textbook / ed. by Yu. F. Bespalov, O.A. Egorova, O. Yu. Ilyina. 2nd ed. reprint and add. M., 2015. P. 98 (in Russ.).

14. Yakimov A. Yu. The status of the subject of law (theoretical issues) // State and Law. 2003. No. 4. P. 9 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate