The principle of maximum tolerance in criminal policy: on the example of a draft law
Table of contents
Share
QR
Metrics
The principle of maximum tolerance in criminal policy: on the example of a draft law
Annotation
PII
S102694520021582-1-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Petr A. Skoblikov 
Occupation: leading researcher of the sector of Criminal Law, criminal procedure and criminology
Affiliation: Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russia
Edition
Pages
93-102
Abstract

The author’s hypothesis is that in modern Russian criminal policy there are some principles that are not declared, but the subjects of criminal policy are guided by them. The objectives of the study are to identify and disclose such principles, substantiate their existence and possible consequences of their application. To solve these problems, the author used: rules, techniques of formal and dialectical logic; abstraction and generalization; comparative legal and formal legal research methods; methods of interpretation of legal norms; study of documentary sources; ideal experiment; legal forecasting, the results of previous criminological research, etc. The article substantiates the conclusion that many legislative initiatives of recent years in the field of combating crime implicitly proceed from the principle of maximum tolerance for persons violating the criminal law. The implementation of this principle is shown in a number of draft laws and already adopted laws, as well as the law enforcement practice that has developed on their basis. The characteristic bill developed in 2021 is analyzed in detail. in the office of the Commissioner for Human Rights in the Russian Federation and presented to the expert community as strengthening the protection of human rights in criminal proceedings, aimed at further humanization of criminal legislation. The provisions of the draft law are compared with the principles of science, justice, the inevitability of criminal responsibility and punishment, etc. The forecast of what impact, if the bill is adopted, will be exerted on the criminogenic situation in the country and law enforcement practice is substantiated. The presented analysis, according to the author, is applicable to many draft laws based on this principle that have already been published or will appear in the future, as well as to those norms and institutions that have already been embodied in the current criminal, criminal procedure and penal enforcement legislation.

Keywords
the principle of maximum tolerance, humanization of criminal policy, exemption from criminal liability on non-rehabilitating grounds, the principle of zero tolerance, the principle of justice, the principle of scientific, criminological recidivism of crimes, criminal law recidivism, actual recidivism of crimes, criminal record
Received
13.01.2022
Date of publication
15.09.2022
Number of purchasers
0
Views
76
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Два принципа-антагониста в современной уголовной политике
2 Социологам, криминологам хорошо известен принцип нулевой терпимости или толерантности (англ. Zero tolerance), который предполагает назначение максимально возможных по закону ограничений и санкций даже за незначительные правонарушения или проступки с целью недопущения более серьезных правонарушений и минимизации нежелательного поведения в целом.
3 Этот принцип обосновывается криминологической теорией разбитых окон, сформулированной американскими социологами Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом1. Согласно этой теории игнорирование обществом мелких правонарушений (к которым можно отнести выбрасывание мусора в неположенных местах, акты вандализма, пьянство в общественных местах и т.п.) увеличивают вероятность совершения людьми схожих или более серьезных противоправных деяний. Позже социологи университета Гронингена (Нидерланды) провели шесть экспериментов по проверке истинности теории разбитых окон, и во всех случаях получили экспериментальное подтверждение2. В правоприменительной практике одно из наиболее известных воплощений этого принципа имело место в Нью-Йорке в середине 90-х годов ХХ в., когда мэром этого города был избран Рудольф Джулиани. За несколько лет управления им в Нью-Йорке общее число преступлений в городе, по некоторым данным, снизилось на половину3, а число убийств – в несколько раз4.
1. См.: Wilson J.Q., Kelling G.L. Broken windows. The Atlantic Monthly (March 1982). URL: >>>> (дата обращения: 12.10.2021).

2. См.: Keizer K., Lindenberg S., Steg L. The Spreading of Disorder // Science. 2008. Vol. 322. No. 5908. P. 1681 - 1685. DOI:10.1126/science.1161405

3. Право на преступность // Эксперт. 2020. № 24. С. 13.

4. Белаш В. «Очень толковый парень». Как сын уголовника Рудольф Джулиани боролся с мафией, спас город и стал фигурантом «Украинагейта» // Коммерсантъ. 2019. 5 окт.
4 Между тем существует и уже давно воплощается в российском законодательстве и правоприменительной практике противоположный принцип, который предполагает всё большую терпимость к нетяжким преступлениям (в определённых случаях – к тяжким и особо тяжким5), а также к лицам, их совершающим. Его можно было бы назвать принципом максимальной терпимости (или толерантности), но так открыто он не называется (о причинах можно догадываться), а проводится обычно под девизом гуманизации6. Среди недавних и ярких воплощений названного принципа – законопроект, о котором пойдет речь далее.
5. Если обратиться к законам такого рода, то один из наиболее известных – Федеральный закон от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (см.: СЗ РФ. 2003. № 50, ст. 4848). Этим Федеральным законом была упразднена конфискация, которая применялась в качестве дополнительного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений (но не применялась к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести). Подробнее об этом см.: Скобликов П.А. Конфискация имущества упразднена. Навсегда? // эж-ЮРИСТ. 2004. № 7. С. 10. Из недавних можно указать на несколько проектов федеральных законов (один из них принят и начал действовать), объективно нацеленных на смягчение ответственности за организованную преступную деятельность в экономической сфере; см. также: Скобликов П.А. Смягчение ответственности за организованную преступную деятельность в экономической сфере: предпосылки, изменения законодательства и возможные последствия // Мировой судья. 2020. № 6. С. 3 - 10.

6. Подробнее об этом см., напр.: Бадмаева Б.Б., Босхолов С.С. О понятии и критериях криминологической обоснованности гуманизации уголовной политики // Криминологический журнал Байкальского гос. ун-та экономики и права. 2012. № 3. С. 28 - 35; Городнова О.Н. Феномен справедливости как критерий оценки и модернизации уголовного закона и наказания: философско-этический, исторический и правовой аспекты. М., 2013; Скобликов П.А. Мелкие кражи — крупные заблуждения: концептуальное заявление депутата и его анализ // Закон. 2015. № 12. С. 113 - 120; Номоконов В.А. О криминогенности российской политики в сфере борьбы с преступностью // Всеросс. криминологический журнал. 2016. Т. 10. № 3. С. 438 - 446; Скобликов П.А. Ослабление государственной монополии на насилие // Законодательство. 2016. № 11. С. 55–61.
5 Знаковый законопроект
6 28 апреля 2021 г. состоялось заседание Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. Мероприятие было посвящено вопросам защиты прав человека в уголовном судопроизводстве и гуманизации уголовного законодательства.
7 Наряду с иными документами, Экспертный совет рассмотрел проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», подготовленный Аппаратом Уполномоченного, нацеленный на смягчение ответственности за совершение преступлений небольшой и средней тяжести. В частности, предложено императивно освобождать от уголовной ответственности людей, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести в случае деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим и возмещения ему вреда. Как было отмечено выступающими, в действующем законодательстве этот вопрос оставлен на усмотрение следователя, прокурора или суда7.
7. См.: Экспертный совет при Уполномоченном по вопросам защиты прав человека в уголовном судопроизводстве. 28 апреля 2021 // Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // >>>> (дата обращения: 13.01.2022).
8 Осенью 2021 г. после определенной доработки указанный проект Федерального закона (далее - Законопроект) был направлен в экспертное и научное сообщество, субъектам законодательной инициативы для получения соответствующих заключений.
9 Откликаясь на данное обращение, хотелось бы представить разработчикам Законопроекта и всем заинтересованным лицам своё авторское заключение по названной законотворческой инициативе. Думается, что анализ Законопроекта интересен не только потому, что его результаты могут оказаться полезными тем, кто будет решать дальнейшую судьбу документа. Идеи, положения, доводы, выдвинутые разработчиками в подкрепление своей инициативы, хорошо иллюстрируют важный тренд законотворчества, относящегося к сфере противодействия преступности8, дают возможность показать некоторые принципы, на которых основывается это законотворчество, да и современная уголовная политика в целом.
8. Другая крупная законотворческая инициатива последнего времени, которая идеологически совпадает с анализируемым здесь Законопроектом, - проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка». Последний 15.02.2021 г. в установленном порядке был внесен в Государственную Думу Верховным Судом РФ. Текущий статус этого документа – «направлен Комитет Государственной Думы по государственному строительству и законодательству» (см.: URL: >>>> (дата обращения: 13.01.2022)).
10 О концепции и сущности Законопроекта
11 Концептуально Законопроект непоследователен и противоречив. Так, в первом абзаце пояснительной записки к нему утверждается, что Законопроект нацелен на гуманизацию уголовной ответственности за совершение преступлений лишь одной категории - небольшой тяжести, однако предлагается расширение условий для освобождения от ответственности лиц, совершивших преступления не только небольшой, но и средней тяжести, включая грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), вымогательство (ч. 1 ст. 163 УК РФ), незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1 ст. 2221 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения (ч. 1 ст. 120 УК РФ), ряд деяний, повлекшие смерть человека (ч. 2 ст. 215, ч. 2 ст. 2151, ч. 5 ст. 2153, ч. 2 ст. 216, ч. 2 ст. 217, ч. 2 ст. 2172, ст. 218, ч. 2 ст. 219 УК РФ и др.), и т.д.
12 Разработчики Законопроекта не принимают во внимание положения криминологии, согласно которым: латентная преступность в разы (или даже в десятки раз) больше регистрируемой; совершению субъектом тяжких и особо тяжких преступлений обычно предшествует цепь совершенных им же преступлений небольшой и средней тяжести, которые не были своевременно выявлены либо, в случае их выявления, виновному не было назначено действенное наказание, не пресечена его преступная деятельность; чем полнее выявляются преступления небольшой тяжести и лица их совершившие, чем чаще по отношению к последним применяется справедливое наказание, тем реже совершаются преступления тяжкие и особо тяжкие; рецидив преступлений свидетельствует о том, что применявшаяся к лицу уголовно-правовая мера не достигла своих целей и не достигнет, если её повторить, а также о большей общественной опасности личности преступника, чем это представлялось вначале, о его устойчивой антиобщественной жизненной позиции, а нередко и о сформировавшемся преступном профессионализме; и т.д.
13 Разработчики Законопроекта исходят из того, что все преступления небольшой и средней тяжести (или их подавляющее число) совершаются спонтанно либо случайно, что в биографии лиц, их совершающих, такие преступления составляют единичные факты. Они также полагают, что если лица, совершившие преступления небольшой или средней тяжести, возместили причинённый потерпевшему ущерб, то это однозначно свидетельствует о раскаянии и указывает на то, что данные лица не намерены в будущем вести преступную деятельность. Если же их намерение не подтвердится, и те же лица окажутся уличенными в совершении новых преступлений, следует вновь и вновь освобождать их от уголовной ответственности (при условии возмещения причинённого ущерба, заглаживания вреда), терпеливо давая шанс уйти с преступной стези, уберегая от судимости и наказания.
14 Тем самым отрицается опасность рецидива преступлений, в особенности – рецидива криминологического9, не признается профилактическая роль уголовного наказания, не допускается существование привычных (злостных) и особо злостных преступников, совершающих некорыстные преступления серийно, а корыстные – профессионально.
9. Криминологическое понятие рецидива шире, чем понятие уголовно-правового (ещё говорят – легального) рецидива; его содержание включает в себя не только совершение нового преступления лицом, ранее осуждавшимся, но и освобождавшимся от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Последнее свидетельствует как о стойкости и глубине антисоциальной направленности личности, так и об изъянах действующего законодательства, препятствующих эффективному функционированию правоохранительной и судебной систем, недостатках в деятельности правоохранительных органов и суда, чья работа в итоге не привела к назначению адекватных личности преступника и иным обстоятельствам мер воздействия (а в итоге - к исправлению) (подробнее об этом см., напр.: Волконская Е.К. Понятие криминологического рецидива преступлений // Вестник Московского ун-та МВД России. 2015. № 9. С. 63–67).
15 Данный подход означает пренебрежение принципом научности в познании преступности и способов её минимизации, который требует раскрытие причинно-следственных связей между предметами, процессами, событиями, постижение сущности явлений, верификации суждений и выводов, соответствия стандартам науки.
16 К сожалению, подобный подход к законотворчеству не нов, во многом он уже воплотился в действующем законодательстве и правоприменительной практике. Его ярким символом является дело, которое осенью 2021 г. рассматривалось в Конституционном Суде РФ, а инициировано инвалидом «колясочником» С. Шиловским. Заявитель похоронил мать. Женщина была лежачим инвалидом, сын несколько лет ухаживал за ней как мог, и после её кончины хотел достойно проводить усопшую в последний путь. Оплатил для этого все положенные счета. Однако санитар морга отказался выдать мужчине тело матери без дополнительного «взноса» в его карман в размере 6 тыс. руб. Деньги пришлось занимать у тех, кто пришел проститься с матерью заявителя. Стресс от всего случившегося уложил Шиловского в больницу, но после операции на сердце он стал добиваться наказания для санитара-вымогателя. Органы предварительного расследования квалифицировали содеянное как мошенничество (ч. 2 ст. 159 УК РФ) - преступление средней тяжести. По рекомендации юриста обвиняемый прямо в суде перечислил на счёт потерпевшего деньги в размере 6 тыс. руб. Поскольку материальный ущерб был возмещен, суд на основании ст. 762 УК РФ освободил работника морга от уголовной ответственности и назначил ему судебный штраф в размере 50 тыс. руб. Постановление суда вступило в законную силу. Потерпевший не обнаружил юридических оснований для его обжалования. Затем в гражданском судопроизводстве потерпевшему отказали в возмещении морального вреда и, безуспешно пройдя все инстанции, Шиловский был вынужден обратиться в Конституционный Суд РФ10, где оспорил отказ в удовлетворении его исковых требований, и дело получило широкую огласку.
10. См., напр.: Голубкова М. КС РФ изучит вопрос о компенсации морального вреда в деле о мошенничестве // Росс. газ. 2021. 22 сент.; Нагорная М. КС решит, могут ли потерпевшие от преступлений против собственности получить компенсацию морального вреда // Адвокатская газ. 2021. 21 сент.
17 Такое законодательство и основанная на нём правоприменительная практика не укрепляют доверия к правоохранительной и судебной системе, не добавляют уважения к законодательству, как и не способствует предупреждению новых преступлений.
18 Освобождать от уголовной ответственности диспозитивно или императивно?
19 В Законопроекте предлагается новая редакция ч. 1 ст. 75 УК РФ. Согласно её действующей редакции, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию этого преступления, возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный этим преступлением, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.
20 Пленум Верховного Суда РФ (п. 4 постановления от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»11) справедливо обращает внимание правоприменителей на то, что по смыслу ч. 1 ст. 75 УК РФ деятельное раскаяние может влечь освобождение от уголовной ответственности только в том случае, если лицо вследствие этого перестало быть общественно опасным. Разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности.
11. См.: Росс. газ. 2013. 5 июля.
21 Иными словами, как и законодатель, Пленум Верховного Суда РФ указывает, что перечисленные в ч. 1 ст. 75 УК РФ действия могут свидетельствовать о деятельном раскаянии, однако нельзя делать однозначный вывод на их основе о наличии деятельного раскаяния и утрате лицом общественной опасности.
22 Для иллюстрации этого тезиса целесообразно привести обобщенные примеры, раскрывающие суть (в постановлении от 27 июня 2013 г. № 19 примеры не содержатся). Виновный может тем или иным путём (допустим, через коррумпированные связи в правоохранительных органах) обнаружить, что оперативные работники и (или) работники органов предварительного расследования получили информацию о его причастности к совершению конкретного преступления, занимаются документированием этого факта и через некоторое время, вероятно, состоится задержание данного лица с соответствующими правовыми последствиями. Либо выяснить через общих знакомых, что потерпевшему в силу тех или иных обстоятельств стало известно о причастности лица к преступлению, что потерпевший собирается оповестить об этом правоохранительные органы. Тогда виновный, будучи знакомым с законодательством или получив юридическую консультацию, решает сработать на опережение и производит все действия, описанные в ч. 1 ст. 75 УК РФ; при этом делать вывод о потере им общественной опасности в такой ситуации было бы ошибочно. Наоборот, описанное характеризует виновного как изворотливого и опасного субъекта, который, весьма вероятно, продолжит преступную деятельность.
23 В связи с изложенным лицу, осуществляющему производство по производство по уголовному делу, следует принять во внимание не только обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 75 УК РФ, но и иные, которые сложно предусмотреть заранее. На это, как представляется, ориентирует правоприменителя использованное в тексте действующего Федерального закона выражение «может быть».
24 В Законопроекте предлагается выражение «может быть» в ч. 1 ст. 75 УК РФ заменить на слово «освобождается», исключив возможность учитывать любые другие значимые обстоятельства, установленные по делу – как те, которые описаны выше, так и иные. Например, то, что лицо явилось с повинной и сообщило о совершении им нескольких преступлений средней степени тяжести, ни за одно из которых прежде не было осуждено (каждое из них будет считаться совершенным впервые – п/п. «в» п. 2 постановления от 27 июня 2013 г. № 19). Либо то, что оно прежде уже неоднократно освобождалось от уголовной ответственности на основании ч. 1 ст. 75 или ст. 76 УК РФ, и т.д. В силу положения, содержащегося в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, и отсутствия обвинительного приговора нельзя считать, что в указанных случаях лицо совершало преступления, однако эти факты указывают на повышенную общественную опасность личности субъекта, неоднократно привлекавшегося к уголовной ответственности и каждый раз освобождавшегося от неё по нереабилитирующим основаниям. Возможно также, что лицо уже было осуждено за какое-либо преступление, но к моменту совершения повторного преступления небольшой или средней тяжести судимость за предыдущее деяние была снята или погашена. Во всех этих случаях нет формальных препятствий для применения ч. 1 ст. 75 УК РФ, но имеет место криминологический или фактический12 рецидив, и у органа предварительного расследования есть право воспользоваться своими дискреционными полномочиями и направить уголовное дело в суд, у суда – вынести обвинительный приговор и учесть явку с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, а также возмещение ущерба и заглаживание вреда в качестве смягчающих обстоятельств (п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ) при назначении наказания.
12. Под фактическим рецидивом здесь понимается повторное совершение преступления лицом, которое ранее не было уличено в совершении предыдущего преступления и, соответственно, не привлекалось к уголовной ответственности. Вероятно, первым в юридической литературе высказал мысль о необходимости учёта фактического рецидива преступлений Б.С. Утевский, который подразумевал под ним систематическое совершение несудимым лицом преступлений (см.: Утевский Б.С. Рецидив и профессиональная преступность // Проблемы преступности: сб. / под ред. Е. Ширвиндта, Ф. Трасковича и М. Гернета. М., 1928. Вып. 3. С. 91 - 109). Однако если следовать тому определению, объем понятий криминологического и фактического рецидива будет пересекаться, что приведет к смешению понятий. Для их разведения целесообразно, по мнению автора, сузить определение С.Б. Утевского, как это и предложено выше.
25 Нынешнюю формулировку ч. 1 ст. 75 УК РФ также нельзя признать безупречной, она явно нуждается в совершенствовании, поскольку позволяет злостным и серийным преступникам многократно уходить от уголовной ответственности.
26 Так, гражданин Я., проживающий в Амурской области, в течение длительного времени регулярно совершал преступления против собственности, трижды привлекался к уголовной ответственности за преступления, связанные с неправомерным завладением автомобилями без цели хищения, при этом уголовные дела каждый раз прекращались в связи с деятельным раскаянием. Лишь когда этот гражданин в январе 2017 г. совершил угон транспортного средства, достоверно зная, что в отношении него уже имеется возбужденное уголовное дело по факту совершения в октябре 2016 г. аналогичного преступления, суд отказался прекращать уголовное преследование на основании очередного деятельного раскаяния. Вместе с тем и на этот раз обвинительный приговор не был вынесен. Суд вновь освободил Я. от уголовной ответственности, теперь на основании ст. 762 УК РФ с назначением судебного штрафа13.
13. См.: Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (статья 76.2 УК РФ), утверждён Президиумом Верховного Суда РФ 10.07.2019 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2019. № 12.
27 Однако предлагаемая в Законопроекте редакция, как представляется, не исправляет, а усугубляет недостатки, имеющиеся в законодательстве и практике его применения, что чревато ухудшением криминогенной ситуации в стране, ущемлением прав потерпевших, а в конечном счёт - нарушением принципов неотвратимости ответственности и справедливости (ст. 6 УК РФ).
28 По мнению автора, ст. 75 УК РФ, как и другие статьи указанного Кодекса, предусматривающие освобождение лица от уголовной ответственности в связи с позитивным посткриминальным поведением, нуждаются, в следующем дополнении: «Положение настоящей статьи (части статьи) не применяется к лицам, которые ранее отбывали наказание за умышленные преступления или освобождались от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям». Как представляется, такая корректировка способна качественно улучшить криминологическую обоснованность процессуальных решений об освобождении от уголовной ответственности и сузить почву для коррупции в этой сфере.
29 Ограничение оснований для освобождения от уголовной ответственности. Так гуманнее?
30 Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее любое преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.
31 Как и при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК РФ, в рассматриваемом случае правоприменитель наделен дискреционными полномочиями; заявления потерпевшего о примирении и заглаживании вреда недостаточно для освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Необходимо прежде всего удостовериться, что такое заявление не сделано в результате противоправного давления на потерпевшего. Что касается правонарушителя, то Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»14 справедливо указывает на то, что «надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела. Принимая решение, необходимо оценить, соответствует ли это целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, отвечает ли требованиям справедливости и целям правосудия» (п. 32).
14. См.: Росс. газ. 2010. 7 июля.
32 В Законопроекте предлагается изменить редакцию ст. 76 УК РФ таким образом, чтобы лица, совершившие указанные в ст. 761 УК РФ преступления, не могли быть освобождены по основаниям, указанным в ст. 76 УК РФ. К таким лицам, по замыслу разработчиков Законопроекта, применима лишь ст. 761 УК РФ.
33 На основании ст. 761 УК РФ освобождаются те, кто возместил причиненный потерпевшим ущерб, а в ряде случаев, помимо этого, перечислил в федеральный бюджет денежное возмещение, рассчитываемое по определенной формуле. Примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного ему вреда при этом не требуется, исследовать и учитывать данные о личности подсудимого, выяснять иные вопросы, обозначенные в п. 32 постановления от 29 июня 2010 г. № 17, не нужно.
34 Таким образом, рассматриваемое предложение нивелирует мнение и интересы потерпевшего, ограничивает его возможности повлиять на решение по уголовному делу и противоречит идее примирительного правосудия, которая декларируется в пояснительной записке к Законопроекту.
35 Одновременно ограничиваются интересы лица, привлечённого к ответственности, поскольку, если допускается прекращение уголовного дела по нескольким основаниям, суд использует то, против которого не возражает подсудимый. В предлагаемой редакции закона у подсудимого нет выбора.
36 Не имеет значения, сколько раз субъект был уличен в совершении преступления, гуманность не должна иметь предела
37 В ст. 762 УК РФ установлено, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.
38 В Законопроекте предлагается слово «впервые» исключить из ст. 762 УК РФ, что раздвинет рамки применения института судебного штрафа. С принятием Законопроекта станет возможным освобождать от уголовной ответственности неограниченное количество раз лиц, судимость которых не погашена в установленном порядке и которые продолжают регулярно совершать преступления небольшой и средней тяжести. Тем самым создадутся ещё более безопасные условия для совершения серийных преступлений, усилится привлекательность, прибыльность и безопасность профессиональной преступной деятельности.
39 Криминологические исследования и материалы оперативно-розыскной деятельности показывают, что профессиональные преступники, специализирующиеся на кражах, грабежах, мошенничествах, иных корыстных преступлениях, зачастую только за один день совершают несколько таковых. В месяц на их счету может быть до сотни и более таких деяний. При этом указанным лицам длительное время удается избегать разоблачения, а когда они всё-таки попадаются, то правоохранительным органам удается выявить и доказать лишь небольшую часть ранее совершенных преступлений.
40 При таких условиях нетрудно просчитать и реализовать следующую схему: профессиональный преступник в редких случаях раскрытия какого-либо его преступления или отдельных преступлений возвращает потерпевшему (потерпевшим) похищенное имущество или возмещает его стоимость (если похищенное реализовано), соглашается на освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 762 УК РФ и выплачивает судебный штраф из средств, вырученных от совершения нескольких нераскрытых преступлений. В итоге не получает судимость и наказание, обусловленные ими ограничения, а доход, образовавшийся в результате совершения десятков и сотен предыдущих нераскрытых преступлений, оставляет себе и продолжает свою высоко прибыльную и безопасную преступную деятельность.
41 В обоснование рассматриваемого предложения в пояснительной записке к Законопроекту указано: «Судимость почти не оставляет осужденному шансов вернуться к нормальной жизни в обществе. Единственной возможностью для такого человека выжить зачастую является преступная деятельность, которая становится единственным источником средств к существованию».
42 Это утверждение в пояснительной записке не раскрывается; вероятно, разработчики документа имеют в виду, что в законодательстве содержатся запреты на определенные занятия для лиц, ранее судимых. Однако эти запреты носят точечный характер. Так, в Законе РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»15 содержится запрет на занятие должности судьи лицом, имеющим или имевшим судимость; в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»16 не могут быть осуществлять адвокатскую деятельность лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления; согласно Трудовому кодексу РФ к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимости за некоторые преступления (против семьи, несовершеннолетних, половой неприкосновенности и половой свободы личности, и пр.). Но в целом для лиц, имеющих судимость, нет ограничений ни на занятие предпринимательской деятельностью, ни на труд в качестве наёмного работника. Если какой-то из имеющихся запретов разработчикам Законопроекта представляется необоснованным, то было бы разумно пойти другим путём – подготовить проект Федерального закона об упразднении такого запрета (запретов) и обосновать своё предложение надлежащим образом.
15. См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 30, ст. 1792; СЗ РФ. 2022. № 16, ст. 2609.

16. См.: СЗ РФ. 2002. № 23, ст. 2102.
43 В чем суть запрета на занятие тем или иным видом деятельности для лиц, ранее судимых? Принимается во внимание два обстоятельства: 1) тот факт, что конкретное лицо относительно недавно уличено в совершении преступления, свидетельствует о его склонности к совершению таких деяний, повышает вероятность совершения им новых преступлений; 2) при допуске к определённым видам деятельности лицо, зачастую, наделяется теми или иными полномочиями, другими возможностями, которые, в качестве побочного эффекта, облегчают совершение преступлений того или иного типа (типов) или преступлений с конкретными составами; причинённый таким образом вред масштабируется.
44 Год от года в антикриминальном законодательстве появляются всё новые и расширяются уже имеющиеся основания для освобождения от ответственности лиц, уличённых в совершении преступлений. Это приводит к тому, что рассматриваемые запреты, формально оставаясь неизменными, фактически всё более и более ослабляются. Например, согласно п/п. 1 п. 7 ст. 1836 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»17 членом временной администрации финансовой организации (такая администрация вводится контрольным органом для восстановление платежеспособности и (или) обеспечения сохранности имущества финансовой организации), не может быть назначено лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления. И складывается парадоксальная ситуация: во временную администрацию финансовой организации нельзя назначить лицо, судимое за умышленное причинение легкого вреда здоровью без квалифицирующих признаков, однако приведенная норма не является препятствием для назначения в эту администрацию лица, которое многократно признавало свою вину в совершении ряда преступлений, предполагающих корысть, сопровождающихся обманом и (или) злоупотреблением доверием (таких как фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации, незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, мошенничество, неправомерные действия при банкротстве и т.п.), но было освобождено от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, допустим, с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ).
17. См.: СЗ РФ. 2002. № 43, ст. 4190.
45 Заключение
46 Как показано выше, рассмотренный Законопроект фактически исходит из принципа максимальной терпимости, поэтому представленный анализ, по мнению автора, применим ко многим последующим, основанным на этом принципе, законопроектам, которые обнародованы18 или появятся в будущем, а также к тем нормам и институтам, что уже воплощены в действующем уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве.
18. Среди таковых – проект законопроект № 1112019-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка», который 15.02.2021 г. внесен в Государственную Думу Верховным Судом РФ (текст документа см. на сайте «Система обеспечения законодательной деятельности // >>>> Предусмотренная законопроектом правовая конструкция «Уголовный проступок», по сути, представляет собой сделку с правосудием. По условиям этой сделки привлеченное к уголовной ответственности лицо соглашается на применение к нему уголовно-правовых мер, по своему содержанию совпадающих с наиболее мягкими видами уголовного наказания, но формально им не являющимся (судебный штраф, общественные работы или ограниченно оплачиваемые работы). А взамен этого согласия не считается преступником, не получает судимость и, более того, вообще не признается виновным в совершении какого-либо правонарушения (ни преступления, ни уголовного проступка, ни иного правонарушения). Под понятие уголовного проступка в этом представлении попадают 112 составов преступлений. Более подробно о законопроекте № 1112019-7 автор высказался на «круглом столе», прошедшем в медиахолдинге «Вечерняя Москва» 02.03.2021 г. Видеозапись мероприятия размещена на сайте медиахолдинга // >>>>
47 Один из показательных результатов применения такого законодательства заключается в том, что, согласно открытым источникам, среди т.н. воров в законе постепенно увеличивается доля тех, кто на момент получения данного «звания» вообще не имел судимости и (или) не отбывал наказания в местах лишения свободы19. Это индикативный факт, ведь воровское сообщество – самое крупное и самое известное в России, да и за её пределами, имеющее давнюю историю20, а «воры в законе» занимают высшее положение в иерархии данного преступного формирования. Все его члены – убежденные профессиональные преступники, совершающие кражи, мошенничества, грабежи, вымогательства и другие корыстные преступления. Избегать им уголовной ответственности, судимости и наказания на продолжительном пути по иерархической лестнице, помимо прочего, помогает современная уголовная политика, которая исповедует принцип всё большей терпимости к преступному поведению.
19. Чтобы не быть голословным, назову несколько криминальных авторитетов, которые получили титул «Вора» («вора в законе»), не имея судимостей или даже не будучи хотя бы единожды привлеченными к уголовной ответственности: «Волосатый», «Осетрина младший», «Георгий Тбилисский» (под этими кличками они известны в воровском мире, и по ним заинтересованные читатели могут получить более детальную информацию). Разумеется, это не полный перечень.

20. Согласно некоторым источникам, группировки «воров», из которых позже сформировалось сообщество воровское сообщество при руководящей роли «воров в законе», возникли в 20-х годах ХХ в. и уже в следующем десятилетии частично вобрали в себя, а где-то подавили, разобщили группировки «жиганов» и «урок». Тогда у «воров» существовало правило: не допускать в свою среду «тяжеляков» - лиц, судимых за неимущественные тяжкие преступления (убийства, изнасилования и др.). С этим временем (первая половина 30-х годов) связано и появление воровской «идеи», воровского «закона» (см.: Водолазский Б.Ф., Вакутин Ю.А. Преступные группировки, их обычаи, традиции, «законы» (прошлое и настоящее). Омск, 1979. С. 10, 11).
48 Следует помнить, что неумеренная терпимость к девиантному поведению (а тем более к преступному) представляет собой криминогенный фактор, а чрезмерная терпимость вообще приводит к разрушению общества. Умеренная же нетерпимость, напротив, защищает общество21.
21. См.: Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39). С. 27–30.

References

1. Badmaeva B.B., Bosholov S.S. On the concept and criteria of criminological validity of the humanization of criminal policy // Criminological Journal of the Baikal State University of Economics and Law. 2012. No. 3. P. 28–35 (in Russ.).

2. Belash V. “A very sensible guy”. As the son of a criminal, Rudolf Giuliani fought the mafia, saved the city and became a person involved in the “Ukrainagate” // Kommersant. 2019. 5 Oct. (in Russ.).

3. Vodolazsky B.F., Vakutin Yu. A. Criminal groups, their customs, traditions, “laws” (past and present). Omsk, 1979. P. 10, 11 (in Russ.).

4. Volkonskaya E.K. The concept of criminological recidivism of crimes // Herald of the Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2015. No. 9. P. 63 -67 (in Russ.).

5. Golubkova M. The Constitutional Court of the Russian Federation will study the issue of compensation for moral damage in the fraud case // Ross. gaz. 2021. 22 Sep. (in Russ.).

6. Gorodnova O.N. The phenomenon of justice as a criterion for assessing and modernizing Criminal Law and punishment: philosophical, ethical, historical and legal aspects. M., 2013 (in Russ.).

7. Danilov A.P. Criminological position on tolerance (criminological theory of tolerance) // Criminology: yesterday, today, tomorrow. 2015. No. 4 (39). P. 27 - 30 (in Russ.).

8. Nagornaya M. CC will decide whether victims of crimes against property can receive compensation for moral damage // Advocate gaz. 2021. 21 Sep. (in Russ.).

9. Nomokonov V.A. About criminogenicity of the Russian policy in the field of combating crime // All-Russian Criminological journal. 2016. Vol. 10. No. 3. P. 438 - 446 (in Russ.).

10. Review of judicial practice of exemption from criminal liability with the imposition of a court fine (Article 76.2 of the Criminal Code of the Russian Federation), approved by the Presidium of the Supreme Court of the Russian Federation on 10.07.2019 // Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation. 2019. № 12 (in Russ.).

11. The right to criminality // Expert. 2020. No. 24. P. 13 (in Russ.).

12. Skoblikov P.A. Confiscation of property has been abolished. Forever? // ezh-JURIST. 2004. No. 7. P. 10 (in Russ.).

13. Skoblikov P.A. Petty thefts — major misconceptions: a conceptual statement of a deputy and his analysis // Law. 2015. No. 12. P. 113 - 120 (in Russ.).

14. Skoblikov P.A. Weakening of the state monopoly on violence // Legislation. 2016. No. 11. P. 55 - 61 (in Russ.).

15. Skoblikov P.A. Mitigation of responsibility for organized criminal activity in the economic sphere: prerequisites, changes in legislation and possible consequences // Justice of the Peace. 2020. No. 6. P. 3 - 10 (in Russ.).

16. Utevsky B.S. Recidivism and professional crime // Problems of crime: collection / ed. by E. Shirvindt, F. Traskovich and M. Gernet. M., 1928. Issue 3. P. 91–109 (in Russ.).

17. Keizer K., Lindenberg S., Steg L. The Spreading of Disorder // Science. 2008. Vol. 322. No. 5908. P. 1681 - 1685. DOI:10.1126/science.1161405

18. Wilson J.Q., Kelling G.L. Broken windows. The Atlantic Monthly (March 1982). URL: https://media4.manhattan-institute.org/pdf/_atlantic_monthly-broken_windows.pdf (дата обращения: 12.10.2021).

Comments

No posts found

Write a review
Translate