State legal regime as an element of the form of the democratic state
Table of contents
Share
QR
Metrics
State legal regime as an element of the form of the democratic state
Annotation
PII
S102694520021574-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vladimir V. Kozhevnikov 
Occupation: Professor of the Department of theory and history of state and law, Dostoevsky Omsk state University
Affiliation: Dostoevsky Omsk state University
Address: Russian Federation, Omsk
Edition
Pages
34-46
Abstract

This article notes that, despite the fact that the political (state, state-legal) regime has been in the field of view of domestic science for a long time, there is still no unity of understanding of this phenomenon. Emphasizing that the latter occupies a leading place in the system of elements of the form of the state, attention is drawn to the fact that it is he who individualizes the form of national statehood, determines its role and socio-political significance in the state-legal mechanism, characterizes the dynamic, functional side of the state: how it acts, dominates the kind of political atmosphere it creates in society. Analyzing various scientific approaches to the concept of this element of the form of the state (political-systemic, sociological, integrative-differentiated), attention is drawn to the fact that in domestic jurisprudence the most widespread formal legal, focusing on the procedural characteristics of the implementation of state power, i.e., methods and the methods by which this power is exercised. The author is convinced of the inadmissibility of confusion of the concepts of “political regime”, “state regime”, “state legal regime”. It is the latter that should be used as an element of the form of a democratic state, except for the form of government and the form of state-territorial structure

Keywords
form of state, political regime, state regime, state-legal regime, scientific approaches, exercise of power, correlation of concepts, terminological accuracy
Received
25.11.2021
Date of publication
15.09.2022
Number of purchasers
0
Views
89
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 О значении государственно-правового режима в системе элементов формы государства. Несмотря на то что политический (государственно-правовой, государственный) режим находится в поле зрения отечественной науки с 50-х годов ХХ в., а в зарубежной (в первую очередь французской) юридической науке - с 80-х годов ХIХ в., и до настоящего времени не наблюдается единства понимания данного феномена.
2 Политический режим является производным от слова «режим» в переводе с французского и латинского, он означает, в частности «государственный строй, совокупность средств, методов, способов осуществления власти»1.
1. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики // Правоведение. 1996. № 1. С. 16.
3 В отечественной юридической литературе режим традиционно рассматривается в качестве элемента формы государства в отличие от зарубежной науки (например, во Франции), в которой обычно используется двухэлементная характеристика формы государства «форма правления и форма территориально-политического устройства2. Зарубежные исследователи (М. Ориу, Дж. Бюрдо, М. Прело и др.) нередко отождествляют понятие «политический режим» с понятием «форма правления» или «форма государственного устройства»3, а также воспринимают политический режим как способ легитимации всей национально-политической системы.
2. См.: Чиркин В.Е. Государствоведение: учеб. М., 2000. С. 128.

3. Хоменко С.М. Политический режим как элемент формы государства: теоретико-правовые и методологические особенности исследования // Юристъ-правовед. 2010. № 4. С. 78.
4 Тем не менее, отметим, что именно политический режим индивидуализирует форму национальной государственности, определяет ее роль и социально-политическую значимость в государственно-правовом механизме, характеризует динамическую, функциональную сторону государства: то, как оно действует, властвует, какую политическую атмосферу создает в обществе. Категории же «форма правления» и «форма государственного устройства» имеют непосредственное отношение к характеристике строения государства4. Не случайно в теории государства существует позиция, в соответствии с которой политический режим выносится за пределы формы государства. Г.Н. Манов, напротив, считал, что политический режим является такой общей категорией, которая включает в себя в качестве составных элементов и форму правления, и форму государственного устройства5. Включение же государственного режима в форму государства в отечественной юридической науке лишь начиная с 60-х годов было вызвано тем, что традиционного различения по форме правлений монархий и республик (в качестве базовых категорий формы правления) явно недостаточно с позиции марксистского понимания взаимосвязанности формы и содержания. По мнению В.А. Четвернина, в частности, формалистическое различение монархий и республик оказывается непригодным для анализа современных парламентарных стран, в которых монарх является номинальным главой государства. Не меньше возражений вызывало бы отнесение к одной и той же республиканской форме государственности всех стран с «немонархическими» формами правления, в числе которых были бы и реальные демократии, и диктаторские режимы, при которых выборность правителей даже не имитируется. Категория же государственного режима, поскольку она включается в сложносоставное понятие формы государства, резюмируется ученым, отчасти снимает эти противоречия6. Если раньше форма правления, т.е. форма власти, определялась тем, кто стоит во главе государства, и поэтому характеристика «монархия» или «республика» сразу давала представление о государстве, то в ХХ в. эти понятия стали выступать просто как «родовые», по выражению Е. Левенштайна, которые «ничего не говорят о его сущности, о том, как, в какой форме осуществляется правление. Понятие “монархия” и понятие “республика” сами по себе являются только лингвистической оболочкой, за которой скрываются совершенно разные политические формы… Как форма государства “монархия” и “республика” не плохие и не хорошие, если соотнести эту форму со свободой политических ценностей… Ценностное суждение зависит от способа правления, т.е. от того, где находится центр политической власти и как она используется для выражения государственной воли и управления государством»7.
4. См.: Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства: учеб. М., 1990. С. 151.

5. См.: Манов Г.Н. О понятии формы государства // Ученые зап. Таджикского гос. ун-та. Т. IХ. Труды юрид. ф-та. 1956. Вып. 4. С. 7.

6. См.: Четвернин В.А. Форма государства // Проблемы общей теории права и государства: учеб. / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 2010. С. 609.

7. Цит. по: Кушхов И.Р. Соотношение элементов формы государства // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 6. С. 11.
5 О научных подходах к пониманию государственного (государственно-правового) режима. Анализ юридической литературы позволяет констатировать, что для отечественной юридической мысли характерен подход, согласно которому государственный режим, первоначально понимаемый как метод диктатуры, получил название формально-юридического8, который, определяя сущность государственного режима, акцентирует внимание на процедурных характеристиках осуществления государственной власти, т.е. приемах и методах, при помощи которых эта власть осуществляется. М.Г. Тирских, полагая, что прикладной характер политического режима, когда он отождествляется с системой методов управления государством, отмечает, что этот подход к дефиниции режима описывает внешнюю, формальную его сторону, которая действительно выражается в конкретных действиях и решениях, принимаемых носителями политической власти, институтах, складывающихся в определенном режиме, и т.д.9 Наиболее распространенным представлением о режиме с позиции данного подхода является определения его «как совокупности средств, методов, способов или приемов осуществления государственной власти»10. К нему примыкают определения режима как конкретное проявление государственной организации, выражающегося в состоянии и характере демократии и политической свободы в обществе11, как системы или совокупности форм, методов, средств и способов властвования, «через которые государственная власть легитимирует свое существование и функционирование»12. В последнем случае речь идет принятии власти «со стороны подчиненных ей субъектов и их согласие с тем, что эта власть (являясь в идеале легальной) соответствует общим представлениям граждан о справедливой политической системе»13. В.Д. Перевалов, оперируя термином «государственно-политический режим», считает, что «это совокупность методов и способов осуществления государственной власти»14. С позиции В.И. Червонюка, «государственный режим – это методы осуществления политической власти, итоговое политическое состояние в обществе, которое складывается в результате взаимодействия и противоборства различных политических сил, функционирования всех политических институтов и характеризуется демократизмом или антидемократизмом»15.
8. См.: Левин И.Д. Современная буржуазная наука государственного права. М., 1960. С. 326.

9. См.: Тирских М.Г. Современные подходы к пониманию политического режима: анализ в свете юридического и политологического знания // Академический юрид. журнал. 2008. № 3. С. 4.

10. Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права: учеб. в 2 т. Т. 1. Государство. М., 2008. С. 246.

11. См.: Петров В.С. Тип и форма государства. Л., 1967. С. 53, 54.

12. Киреева С.А. Политический режим как элемент формы государства (теоретико-правовое исследование): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 17.

13. Там же.

14. Перевалов В.Д. Теория государства и права: учеб. М., 2012. С. 77.

15. Червонюк В.И. Теория государства и права: учеб. М., 2006. С. 165.
6 На наш взгляд, оригинальную трактовку политического режима приводит Д.А. Лубнин, утверждающий, что это «совокупность характерных для определенного типа государства политических отношений, применяемых властями средств и методов, сложившихся отношений государственной власти и общества, господствующих форм идеологии, социальных и классовых взаимоотношений, состояния политической культуры»16. Политический режим трактуется С.В. Бошно несколько шире, а именно как система методов, форм и способов осуществления государственной власти. Более того, с позиции автора, понятие политического режима имеет значение как в узком смысле-совокупность приемов государственного руководства, так и в широком смысле слова-уровень гарантированности демократических прав и политических свобод личности, степень соответствия официальных конституционных правовых форм политическим реалиям, характер отношения властных структур к правовым основам государственной и общественной жизни17. В принципе так же понимая государственный режим, В.Я Любашиц, А.Ю. Мордовцев и А.Ю. Мамычев утверждают, что, учитывая более изменчивый и подвижный характер политического режима по сравнению с формой правления и формой государственного устройства, ими не отрицается позиция, согласно которой первый не рассматривается в качестве составной части формы правления, ибо данная категория «предназначена для содержательного анализа ряда важных, внутренних сторон политического процесса и в этом смысле является определенным аспектом категории “содержание государства”»; «категория “политический режим” в собственном смысле этого слова означает не фактическую форму правления, не все перечисленные постоянно действующие и временные факторы политической жизни, а сами условия, климат, в которых они существуют»18. Обращая внимание на значимость именно политического режима, ученые справедливо подчеркивают, что он «является наиболее динамичной формой государства (вернее, составной частью формы государства. – Авт.); «с его изменением, даже если форма правления и форма государственного устройства остаются прежними, может последовать смена курса внутренней и внешней политики»19. С.И. Носов в рецензии на монографию Ю.А. Тихомирова обращает особое внимание на то, что, исследуя динамизм политических режимов, автор обосновывает важный вывод о том, что они являют собой чуткий барометр отношений между государством и гражданами. При балансе их интересов режимы сохраняют устойчивость, при смешении этого баланса устойчивость утрачивается, вследствие чего меняются и режимы20. Определяя государственно-правовой (политический) режим как совокупность приемов, способов и методов, с помощью которых осуществляется государственная власть, А.Ю. Ларин обоснованно подчеркивает, что именно он указывает на содержательные аспекты государственности, раскрывает его сущность21. Л.А. Морозова также считает государственно-правовой режим ведущим элементом формы государства, так как «он оказывает решающее влияние» на форму правления и государственное устройство»22. В литературе в этой связи отмечается, что «всякие изменения, происходящие в сущности государства, отражаются на его государственном режиме, который влияет и на другие структурные элементы формы государства-форму правления и форму государственного устройства»23. В.А. Шереметьева утверждает, что он «определяет политический климат в обществе»; «обусловливает динамику развития общества и характер политической власти в данном государстве, его внутреннюю и внешнюю политику»; он «связан с конституционно-правовыми принципами и структурами, регулирующими политические отношения, выражающие интересы широких слоев населения»24. А.А. Шанин идет в этом отношении дальше, полагая, что, во-первых, политический режим недостаточно связывать лишь с формой правления и формой государственного устройства, ибо первый тесно связан с сущностью и содержанием государства; во-вторых, именно он обеспечивает не только динамизм, но и определенную стабилизацию политической системы, приводя составляющие ее структурные элементы в упорядоченное состояние и взаимодействие, обеспечивая их взаимосвязь и координацию25. Говоря в целом, можно согласиться с тем, что оценки политического режима обычно имеют символический смысл и потому позволяют создавать образ страны, государства, тип правления без их конкретного анализа (абсолютный, «прежний» режим; нередко просто в персонифицированной форме, по имени главы государства - режим Хусейна, гитлеровский режим и т.п.)26; политический режим-типологическая, стилистическая и образная характеристика государства и общества27. Не подвергая сомнению данные утверждения ученых, следует иметь в виду, что на формирование государственно-правового режима оказывают влияние иные элементы формы государства28. Думается, что более существенными являются взаимоотношения между формой правления и государственным режимом. В.Б. Догляд в этой связи замечает, что «анализ различных точек зрения по этому вопросу вплотную подводит нас к выводу о необходимости закрепить подход понимания того, что фактические взаимоотношения между высшими органами государственной власти в рамках формы правления позволяет определить методы осуществления высшей государственной власти, т.е. дает ее функциональную характеристику, при помощи которых эта власть осуществляется»29. Далее автором утверждается, что форма правления есть формализованное выражение сущности государства, а государственный режим – реально существующее соотношение властей между собой и выступает правовой и политической конкретизацией формы правления30. Думается, что рассмотрение государственно-правового режима в качестве структурного элемента формы государства, взаимодействующего с иными его частями, соответствует позиции, согласно которой «бесполезно и невозможно рассматривать политический режим отдельно от всех остальных составляющих явления - формы правления и государственного устройства, поскольку только все три характеристики вместе позволяют создать наиболее достоверный портрет конкретного государства»31.
16. Лубнин Д.А. Современные взгляды на сущность политического режима // Власть. 2008. № 7. С. 90.

17. См.: Бошно С.В. Теория государства и права: учеб. пособие. М., 2007. С. 79, 80.

18. Любашиц В.Я., Мордовцев А.Ю., Мамычев А.Ю. Теория государства и права: учеб. Ростов н/Д., 2010. С. 127, 143, 144.

19. Певцова Е.А., Важенин А.Г. Теория государства и права: учеб-практ. пособие к курсу «Теория государства и права». Ростов н/Д., 2005. С. 339.

20. См.: Носов С.И. Рец.: Ю.А. Тихомиров. Современное государство: преемственность, новизна, перспективы. М.: ИНФРА-М., 2013. 320 с. // Журнал росс. права. 2013. № 9. С. 128.

21. См.: Ларин А.Ю. Теория государства и права: учеб. М., 2011. С. 65.

22. Морозова Л.А. Теория государства и права: учеб. М., 2007. С. 90.

23. Иванников И.А. Общая теория государства и права: учеб. пособие. Ростов н/Д., 2008. С. 104.

24. Шереметьева В.А. «Государственный режим»: проблемы теории и типологии // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 2. С. 6.

25. См.: Шанин А.А. Политический режим. Сущность, содержание и типология: теоретико-правовой аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. С. 6.

26. См.: Лубнин Д.А. Указ. соч. С. 90, 91.

27. См.: Политология: энциклопедический словарь / общ. ред., сост. Ю.И. Аверьянова. М., 1993. С. 296.

28. См.: Киреева С.А. Политический режим как элемент формы государства: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 127.

29. Догляд В.Б. Соотношение понятий «государственный режим», «политический режим» и «форма правления» // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Сер. «Экономика и право». 2013. № 1-2. С. 63.

30. См.: там же. С. 65.

31. Лукьянова Е.А., Шаблинский И.Г. Авторитаризм и демократия. М., 2018. С. 162.
7 Наряду с названными определениями государственного режима, укладывающимися в устоявшееся о нем представление (как система методов, способов и средств осуществления политической власти), существуют и другие, выходящие за рамки традиционных представлений определения. В качестве одного из них служит трактовка его, данная М. Ориу, который, по существу, отождествлял его с государственным строем. При этом автор исходит из того, что государственный режим «есть некоторого рода надстройка», которая устанавливается по мере развития общества «над существующими политическими институтами». Процесс возникновения и развития государственного режима рассматривается как вполне естественный, вызванный к жизни происходящим в обществе, особенно на ранних стадиях его развития, процессом «политической централизации»32. Концентрация первоначальных институтов и создание в качестве известной надстройки государственного режима, с точки зрения М. Ориу, осуществляются в основном в силу того, что «эти явления вызывают рост политического общества и такие изменения, которые выгодны для составляющих это общество индивидов»33. По мере дальнейшего развития общества государственный режим, по мнению ученого, пытается подчинить себе и «даже совершенно уничтожит» все те первоначальные политические институты, «над которыми он возник в качестве известной надстройки», и на основе которых он развивался. «Именно в этот период, - по мнению автора, - возникает административный режим», главным отличительным признаком которого является то, что он «доводит до наибольшего развития гражданскую жизнь, побуждая государственную власть заняться ее полицейским регулированием»34. Кроме административного режима М. Ориу выделяет также конституционный режим, имеющий своей задачей «организовать государство в виде морального лица путем выработки формальных статутов и путем децентрализации суверенитета» с целью достижения и «обеспечения политической свободы»35. Первый, заключает ученый, «появляется не в любой момент истории государства, а всегда находится в некотором соотношении с административной централизацией, которой он противостоит в качестве антагонистической силы»36. Оценивая такое широкое понимание государственного режима, М.М. Рассолов, В.П. Малахов и А.А. Иванов считают, что он «не лишено смысла, поскольку позволяет показать объективную взаимосвязь развития общества и государственной власти, которая по мере развития общества объективно стремится к своей децентрализации. Однако этот верный момент не имеет большой практической значимости, поэтому большинство ученых-юристов понимают государственный режим более узко, как совокупность приемов и способов осуществления государственной власти»37.
32. Ориу М. Основы публичного права / пер. с франц.; под ред. Е.Б. Пашуканиса. М., 1929. С. 296, 305.

33. Там же. С. 297.

34. Там же. С. 297, 539 - 548.

35. Там же. С. 567.

36. Там же. С. 573.

37. Рассолов М.М., Малахов В.П., Иванов А.А. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие. М., 2010. С. 97.
8 Значительный интерес представляет характеристика политического режима как способов и методов ее формирования политической власти.
9 Так, Р. Арон полагает, что чертами различных видов политических режимов являются «способ организации власти (политическая конкуренция либо монополия) и способ реализации власти (соответствующая законам и умеренная либо не соответствующая законам и неумеренная)»38. Политический режим понимается и как система характерных для определенного типа государств политических отношений, господствующих форм идеологии, социальных и классовых взаимоотношений, состояния политической культуры39. Другим определением политического режима может быть рассмотрение его как системы форм, методов и способов властвования, «через которые государственная власть легитимирует свое существование и функционирование»40. В данном случае режим сопоставляется с самим существованием институтов государственной власти, ее устойчивостью и эффективностью, а не только с процессом, характером ее функционирования. Кроме этого, политический режим связывается с процессом легитимации государственной власти. Более глубокое проникновение в сущность категории «легитимации» неизбежно выводит исследователя на рассмотрение данного феномена в тесной связи с такими явлениями, как «правовой и политический порядок», «национальный политико-правовой менталитет», «традиции и обычаи» и др. В методологическом плане следует отметить, что обращение к понятию легитимности государственной власти, легитимационной проблематики вообще заметно оживит исследования национальных государств, политических и государственных режимов, позволит максимально приблизить их к современным (глобалистским и антиглобалистским) реалиям41. Заметим, что указанный подход к определению понятия политического режима поддерживают и другие ученые. Так, М.Г. Тирских замечает, что «легитимность представляет собой интерес благодаря тому, что легитимной, т.е. социально приемлемой, может быть не только сама государственная (политическая) власть, представленная совокупностью органов государственной власти и должностных лиц, осуществляющих политическое управление государством, но и те методы, средства, способы управления, которые эта власть использует»42. Полагаем, что внимания заслуживают следующие положения автора. Во-первых, отмечая, что политический режим нуждается в легитимности, автор подчеркивает, что зачастую, воспринимаясь в качестве необходимого атрибута власти, легитимируется вместе с ней. Во-вторых, исходя из проблематики легитимности политического режима, по мнению ученого, «под легитимностью следует понимать не уровень поддержки обществом тех или иных методов, средств и способов политического управления, а то, насколько общество согласно с использованием в отношении него таких методов, готово ли оно подчиняться действиям власти, исполнять политические решения, принятые государственным аппаратом»43. А.-Н.З. Дибиров полагает, что категория легитимности теснейшим образом связана с политическим режимом44, который определяется как совокупность конкретно-исторических прав и свобод граждан (подданных), реализуемых в нормальном состоянии той или иной политической системы45. С позиции Н.И. Матузова и А.В. Малько, легитимность политико-правового режима можно определить, как его способность порождать и постоянно поддерживать доверие к себе, согласие с тем, что институты этого режима отвечают подлинным интересам народа, общества, государства46.
38. Цит. по: Бенетон Ф. Введение в политическую науку. М., 2002. С. 163.

39. См.: Политология: энциклопедический словарь / общ. ред., сост. Ю.И. Аверьянова. С. 296.

40. Киреева С.А. Политический режим как элемент формы государства (теоретико-правовое исследование): автореф. дис. … канд. юрид. наук. С. 17.

41. См.: Хоменко С.М. Указ. соч. С. 79.

42. Тирских М.Г. Легитимация политических режимов // Вестник Южно-Уральского гос. ун-та. Право. 2007. № 9. С. 20.

43. Там же. С. 20, 21.

44. См.: Дибиров А.-Н.З. Легитимность власти и политический режим: дис. ... д-ра полит. наук. М., 2012. С. 11.

45. См.: там же. С. 271, 272.

46. См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты // Общественные науки и современность. 1997. № 1. С. 70.
10 А.В. Малько рассматривает понятие «политический режим» через призму следующих свойств: степень участия народа в формировании политической власти, а также сами способы такого формирования; соотношение прав и свобод человека и гражданина с правами государства; гарантированность прав и свобод личности; характеристика реальных механизмов осуществления власти в обществе; степень реализации политической власти непосредственно народом; положение средств массовой информации, степень гласности в обществе и прозрачности государственного аппарата; место и роль негосударственных структур в политической системе общества; учет интересов меньшинства при принятии политических решений; доминирование определенных методов (убеждения, принуждения и т.п.) при осуществлении политической власти; принципы взаимоотношений общества и власти; мера политического плюрализма, в том числе многопартийности; существование реальных механизмов привлечения к политической и юридической ответственности должностных лиц, включая самых высших47. В отличие от политического государственно-правовой режим, существующий в той или иной стране, характеризуется самыми разнообразными качественными признаки. По мнению М.Н. Марченко, наиболее важными из них следующие: способы и порядок распределения между различными государственными органами компетенции и характер их взаимоотношений; степень реальности и гарантированности прав и свобод граждан; роль права в жизни общества и в решении государственных дел; место и роль в государственном механизме армии, полиции, контрразведки и других аналогичных им структур; степень реального участия граждан и их объединений в государственной и общественно-политической жизни, в управлении государством; основные способы разрешения возникающих в обществе социальных и политических конфликтов48. Ю.Е. Аврутин, имея в виду признак государственно-правового режима, касающийся прав и свобод граждан нашего государства, в частности, полагал, что «юридический механизм правозащитной деятельности по экономическим, организационным и иным причинам не используется»49. Н.И. Матузов и А.В. Малько считают, что, если государственный режим определяется обычно как совокупность методов, приемов, способов осуществления государственной власти, то политический режим – это функциональная (деятельная) сторона политической системы общества. Политический и государственный режимы, отражая содержательный момент исполнения управленческих решений, придавая политической жизни определенную направленность, непосредственно обусловливают основные черты, состояние, общие параметры правовых режимов. Именно с помощью правовых режимов практически утверждаются и реально осуществляются режимы государственные и политические, ибо последние, как правило, облекаются в юридическую форму50.
47. См.: Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: учеб. пособие. М., 2000. С. 104.

48. См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 254.

49. Аврутин Ю.Е. Государство и право. Теория и практика: учеб. пособие. М., 2007. С. 475.

50. См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты. С. 63, 64.
11 При характеристике государственно-правового режима, нельзя обойти вниманием и так называемый политико-системный подход в его понимании как некоторого выражения политической системы общества. Соотношение государственного режима с политической властью, политической системой, политическим процессом порождает специфическое понимание режима. Так, по мнению американского политолога Р. Даля, политический режим - это организация политической власти в масштабах человеческого общества, ее структурирование в определенных целях и с использованием специфических методов51. В российской науке политико-системный подход приобрел популярность в начале 90-х годов ХХ в., однако, несмотря на это, он практически не распространен в теории государства и права. Одним из наиболее основательных «политико-системных» определений можно назвать дефиницию, предложенную А.П. Цыганковым, трактующим политический режим как совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь при этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы52.
51. См.: Даль Р. О демократии. М., 2000. С. 17.

52. См.: Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие. М., 1995. С. 18.
12 Другой подход к определению понятия «режим» социологический. Например, в рамках социологического подхода обращает внимание его трактовка Ж.-Л. Кермонном: «под политическим режимом понимается совокупность элементов идеологического, институционального и социологического порядка, которые способствуют формированию политического управления данной страны на известный период»53.
53. Цит. по: Исаев В.А. Понятие и типология политических режимов // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 3. С. 91.
13 Признавая наличие рационального элемента и в формальном, и в политико-системном определении политических режимов, М.Г. Тирских считает это является недостаточным для определения исследуемого объекта. Критикуя эти два подхода, автор пишет, что при трактовки политического режима как совокупность методов, средств, способов государственного управления (формальный подход), не учитывается проявление режимов и их роль в политической, социальной, экономической жизни общества. При «политико-системном» же подходе, характеризующее данное государственно-правовое явление как состояние политической системы общества, для которой присуще определенное соотношение сил между субъектами данной системы (политическими партиями, элитами, группами влияния и т.д.) по поводу осуществления политической власти и использования механизмов государственного воздействия на общество, не затрагивается экономическая составляющая воздействия политического режима на социум и не указываются на такие необходимые элементы политического режима, как методы, средства, способы политического управления обществом54. Исходя из этого, автор предлагает свой, т.н. интегративно-дифференцированный подход понимания политического режима: «это внешнее, динамическое, трансформируемое, территориально обособленное выражение политической системы общества, показатель определенного устоявшегося (временно итогового) политического состояния общества и отношений между властью и социумом, который проявляется как совокупность методов, способов, средств и иных механизмов осуществления политической власти, характеризующееся существованием определенных политических процессов, набором специфических политических институтов, сложившимися отношениями власти и общества, господствующей идеологией, социальными взаимоотношениями, экономическими составляющими, определенным видом политической культуры»55.
54. См.: Тирских М.Г. Трансформация политических режимов. Иркутск, 2006. С. 20.

55. Там же. С. 37.
14 О проблеме соотношения политического, государственного и государственно-правового режима. Как не трудно понять из вышеизложенного, характеризуемый нами элемент формы государства учеными- теоретиками определяется по-разному: политико-правовой56, государственно-правовой, государственный и т.п. Причем такая полемика уже длится достаточно долго57. Позиции ученых по проблеме соотношения политического и государственного (государственно-правового) режима можно сгруппировать следующим образом.
56. См.: Михайлов М.В. Политико-правовой режим России как критерий соотношения общества и государства // Современное право. 2012. № 1. С. 3 - 6.

57. См.: Чиркин Е.А. Основы сравнительного государствоведения: учеб. курс. М., 1997. С. 160 - 162.
15 Первую группу представляют те авторы, которые отождествляют эти понятия. Например, Л.И. Спиридонов, признавая, что политический режим- характеристика не только и не столько государства, а всей политической системы, полагает, что последняя обусловливает «характер государства не непосредственно, а запечатлеваясь в особенностях политического режима как содержания политической системы»58. Так, И.А. Иванников, говоря о политическом режиме, отмечает, что это «конкретное проявление государственной организации, выражающееся в состоянии и характере демократии и политической свободы в государстве»59. В принципе, соглашаясь с предложенной трактовкой государственно-правового режима, трудно согласиться с автором, который необоснованно отождествляет государство и политическую систему. В равной мере не различают политический и государственный режим В.Л. Кулапов и А.В. Малько, на их взгляд, «понятие политического режима является ключевым для формирования представлений об основных системах власти»60. А.Л. Бредихин в категорической форме утверждает, что «термины “государственный режим” и “политический режим” как формы государства нужно рассматривать в качестве синонимов». Автор, полагая, что форма государства представляет собой институциональное и нормативно организованную систему государственной власти определенного государства, считает, что элементами первой являются форма правления, форма государственного устройства и государственный режим. Что касается политического режима, то он выходит за рамки формы государства и, называемый в качестве ее элемента, ограничен рамками государственного режима, что делает нецелесообразным его употребление в рамках правовой науки»61. С точки зрения В.А. Шереметьевой, «и государственный, и политический режим включает в себя способы, методы и средства осуществления политической власти». Более того, подчеркивается, что «эти понятия - совместно с понятиями “форма правления” и “форма государственного устройства” - определяют характеристику формы государства»62.
58. Спиридонов Л.И. Теория государства и права: учеб. М., 1995. С. 49, 50.

59. Иванников И.А. Указ. соч. С. 92.

60. Кулапов В.Л., Малько А.В. Теория государства и права: учеб. М., 2009. С. 85.

61. Бредихин А.Л. К вопросу о понятии и элементах формы государства // Государственная власть и местное самоуправление. 2013. № 5. С. 5.

62. Шереметьева В.А. Указ. соч. С. 6.
16 Вторую группу представляют ученые, занимающие промежуточную позицию по рассматриваемому вопросу. Например, Л.П. Рассказов рассматривает государственный режим в узком смысле как совокупность методов осуществления государственной власти: в широком смысле он «характеризует атмосферу всей политической жизни, уровень свободы в обществе, положения личности, развития демократических институтов, соответствие официальных конституционных и правовых норм политическим реалиям»63.
63. Рассказов Л.П. Теория государства и права: учеб. М., 2008. С. 115.
17 Третью, пожалуй, самую распространенную, группу представляют те ученые, которые дифференцируют политический и государственный режим. Например, В.В. Оксамытный в категорической форме заявляет, что «в основе… государственно-политического режима лежит более емкое понятие- политический режим, представляющий совокупность характерных взаимосвязей политического властвования с государственными институтами, обществом и личностью, основанных на сочетании методов и средств, реализуемых властью для достижения своих целей»64. Государственный режим трактуется Т.Н. Радько как совокупность средств и методов осуществления государственной власти, не охватывающих всю систему политических отношений, т.е. он относится к государству и его деятельности. Учитывая, что политическая организация общества и государство-понятия не совпадающие, ученый обоснованно считает, что политический режим - понятие более широкое, чем политический режим; оно включает приемы и методы осуществления политической власти со стороны не только государственных органов, но и политических сил, объединенных в политические партии, движения, в том числе и оппозиционные по отношению к государственному режиму65. А.А. Шанин считает, что понятие политического режима отражает содержание государства и поэтому прямого отношения к его форме не имеет. Дело в том, что политический режим складывается в результате деятельности не только органов государства, но и политических партий, других общественных объединений различных слоев населения, в результате неорганизованной политической деятельности масс. Из сказанного видно, что политический режим характеризует деятельность всей политической системы, а не только государства, поэтому он не может быть включен целиком в качестве элемента в понятие формы государства. Для характеристики формы государства существенное значение имеет только определенная часть политического режима: та его сфера, которая связана с государственной деятельностью, с методами осуществления государственной власти. Данную сторону политического режима можно назвать государственным режимом. Государственный режим отражает главное направление, существо методов деятельности государственной власти, поэтому именно, он является одним из элементов формы государства66. В.Е. Чиркин заявлял, что, с одной стороны, политический режим - явление гораздо более многогранное, чем лишь элемент формы государства. Он складывается не только в результате деятельности государства, его органов, но и различных общественных объединений, непосредственных массовых политических выступлений народа, влияния определенной идеологии. По мнению В.Е. Чиркина, главное в нем - содержательная характеристика, он не может быть сведен только к элементу формы государства. Политический режим характеризует состояние демократии в стране, осуществление в ее внутренней политике общечеловеческих ценностей, «политический климат». Это гораздо более широкое понятие, чем государственный режим. Однако, с другой стороны, ученый обращал внимание на то, что эти понятия нельзя противопоставлять, ибо «в обычной ситуации политический режим имеет тот же характер, что и государственный, ибо деятельность государства составляет сердцевину политического режима»67.
64. Оксамытный В.В. Теория государства и права: учеб. М., 2004. С. 274.

65. См.: Радько Т.Н. Теория государства и права: учеб. М., 2005. С. 175 - 177.

66. См.: Шанин А.А. Указ. соч. С. 12.

67. Чиркин В.Е. Государствоведение. С. 190.
18 Думается, что в принципе данной позиции придерживается и Н.Ф. Жирнов, признавая, что политический режим привносит в государство: целеполагание и активное начало; обусловливает методы, которыми будут решаться поставленные государством цели или задачи, подчеркивает, что «по своей сути политический режим – явление более многогранное, чем просто составной элемент формы государства, поскольку формируется в результате деятельности не только государства, но и иных политических структур»68. А.Л. Громыко признает, что понятия «государственный» и «политический режим» далеко не равнозначные: «если первое в общем и целом характеризует методы осуществления государственной власти, то второе… есть среда и условия политической жизни общества, иначе говоря, определенный политический климат, существующий в данном обществе в данный момент исторического развития»69. В.Б. Догляд обоснованно полагает, что «дефиниция понятия “политический режим” проявляется посредством совокупности методов, способов, средств и иных механизмов осуществления политической власти, а государственный режим – реальный способ осуществления государственной власти в рамках той или иной формы правления»70. Утверждается, что «политическая практика полностью подтвердила справедливость тезиса о том, что структура государственного режима ограничена по сравнению с политическим режимом и включает лишь элементы, характеризующие реализацию функций государства» и что «понятия “политический режим” и “государственный режим” характеризуют политическую жизнь с разных сторон: политический режим выражает характер взаимосвязи политики и экономики, социальной, культурной и других сфер жизни общества, а государственный режим выражает характер взаимосвязи высших органов государственной власти, определяет средства и методы реализации власти»71. По утверждению Ю.С. Кожевниковой, центр различия между названными категориями целесообразно искать прежде всего в рамках разделения политической и государственной власти: политическая власть - это системообразующая категория, интегрирующая государственные органы, политические партии, движения, общественные организации в единую политическую систему. Сущность политической власти наиболее отчетливо проявляется в возможности субъектов политики (партии, общественно-политические движения и др.) проявлять свою волю в соответствии с принятой ими идеологией посредством целенаправленной политической деятельности с использованием идеологических, организационных и иных средств. Государственная власть в широкой трактовке этого понятия, полагает Ю.С. Кожевникова, осуществляется всеми государственными органами и должностными лицами государства72. Утверждает что, с этой точки зрения, политическая власть - более объемное понятие и включает кроме государственной и иные формы власти, позволяющие осуществлять управление обществом, а понятие «политический режим» более широкое, чем понятие «государственный режим», поскольку включает не только методы государственного властвования, но и характерные способы деятельности политических организаций (партий, движений, союзов и т. п.). Обращает на себя внимание и то положение, согласно которому «разделяя названные понятия, их нельзя противопоставлять, ибо государственный режим в основном имеет тот же характер, что и политический, поскольку деятельность государства составляет сердцевину политического режима»73.
68. Жирнов Н.В. Политический режим и цели государства // Вестник Поволжской академии гос. службы. 2012. № 1. С. 35.

69. Громыко А.Л. Политические режимы в современном мире: сравнительный анализ: учеб.-метод. пособие. М., 1999. С. 29.

70. Догляд В.Б. Указ. соч. С. 60.

71. Там же. С. 62, 66.

72. См.: Кожевникова Ю.С. Политический и государственный режимы (аспект соотношения) // Вестник Волжской академии водного транспорта. 2008. № 24. С. 86 - 92.

73. Там же. С. 88.
19 Существует мнение, согласно которому именно государственный режим, помимо формы правления и государственного устройства, является структурным элементом формы государства74.
74. См.: Кожевников В.В. К проблеме государственного режима современной России // Современное право. 2017. № 5. С. 5 - 14.
20 Однако, на наш взгляд, будет более точным первый определять, как государственно-правовой. В обосновании этого следует привести соответствующие аргументы, основной из которых следующий: с одной стороны, «государственный режим… во всех своих проявлениях регулируется правовыми актами»75, с другой - «невозможно понять сущность правового режима и вне связи в политическим процессами и событиями, происходящими в определенное в той или иной стране»76. Один из основных признаков правовых режимов А.Н. Костюков и О.В. Марченко определяют так: «устанавливаются и гарантируются государством»77. Думается, что в свое время более подробно о правовых аспектах политического режима писал А.Б. Венгеров, считавший, что определение политического режима всегда связано с тем, в каких правовых или неправовых формах он предстает перед исследователем78.
75. Радько Т.Н., Лазарев В.В., Морозова П.А. Теория государства и права: учеб. М., 2012. С. 509.

76. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики. С. 17.

77. Костюков А.Н.. Марченко О.В. Режим и метод в муниципальном праве: учеб. пособие. Омск, 2005. С. 11.

78. См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: учеб. М., 2007. С. 152.
21 Подобную позицию занимали Д.А. Керимов и Д.В. Шумков, различавшие государственный и государственно-правовой режимы, поскольку практика свидетельствует о том, что многие государства осуществляют свою деятельность вне и даже вопреки праву, нарушают свое законодательство. С позиции авторов, «государственно-правовой режим - это система законодательно установленных демократических мер (конкретно-практических методов, способов средств), используемых государством при осуществлении всей своей деятельности по управлению гражданским обществом»79. Государственно-правовой режим, как писал М. Ориу, «увеличивает могущество нации и в то же время делает из нее среду существования, в большей мере проникнутую свободой и справедливостью; но при этом цель увеличения организованного могущества должна оставаться подчиненной цели возрастания свободы и справедливости»80.
79. Керимов Д.А., Шумков Д.В. Основы учения о праве и государстве: учеб. М., 2008. С. 208, 209.

80. Ориу М. Указ. соч. С. 12.
22 В.Б. Догляд замечает, что «государственный режим… закрепляется и охраняется правом, законом, он опирается на право в отличие от политического режима, который основывается не только на правовых, но и иных социальных нормах-моральных, общественных, партийных, политических и др.»81. Думается уместным в этой связи привести рассуждения В.Н. Жукова, подчеркивающего, что «государство как организация людей обладает приоритетом перед правом в том смысле, что жизнь первична, а норма вторична. Люди… как проявление жизни есть подлинная первичная реальность, абсолютная ценность, нормы призваны ее обслуживать и защищать»82.
81. Догляд В.Б. Указ. соч. С. 66.

82. Жуков В.Н. Государство и право: проблема взаимосвязи // Государство и право. 2019. № 7. С. 46.
23 В заключение настоящей статьи отметим, что для познающего государство и право определения, в которых выражаются понятия, - это своего рода математика, а точнее - таблица умножения, знание которой является необходимым условием производства любых математических операций. Точно так же обстоит дело со знанием определений в юриспруденции. Лейбниц - последний из плеяды энциклопедистов, остроумно и очень точно заметил: математики мыслят числами, а юристы – понятиями. Через них изучающий государство и право постигает сложные государственно-правовые реалии. Однако при определении понятия надо учитывать различные методологические требования к определению. В частности, «недопустимо смешение понятий, использования расплывчатых, неясных формулировок, особенно в юриспруденции»83.
83. Гетманова А.Д. Логика для юристов: учеб. пособие. М., 2006. С. 72.

References

1. Avrutin Yu. E. State and law. Theory and practice: textbook. M., 2007. P. 475 (in Russ.).

2. Beneton F. Introduction to Political science. M., 2002. P. 163 (in Russ.).

3. Boshno S.V. Theory of State and law: textbook. M., 2007. P. 79, 80 (in Russ.).

4. Bredikhin A.L. On the question of the concept and elements of the form of the state // State power and local self-government. 2013. No. 5. P. 5 (in Russ.).

5. Vengerov A.B. Theory of state and law: textbook. M., 2007. P. 152 (in Russ.).

6. Getmanova A.D. Logic for lawyers: textbook. M., 2006. P. 72 (in Russ.).

7. Gromyko A.L. Political regimes in the modern world: comparative analysis: educational and methodical manual. M., 1999. P. 29 (in Russ.).

8. Dal R. About democracy. M., 2000. P. 17 (in Russ.).

9. Dibirov A.-N.Z. Legitimacy of power and political regime: dis. ... Doctor of Political Sciences. M., 2012. P. 11, 271, 272 (in Russ.).

10. Doglyad V.B. Correlation of the concepts of “state regime”, “political regime” and “form of government” // Modern Science: actual problems of theory and practice. Ser. “Economics and Law”. 2013. No. 1 - 2. P. 60, 62, 63, 65, 66 (in Russ.).

11. Zhirnov N.V. Political regime and goals of the state // Herald of the Volga Academy of Public Service. 2012. No. 1. P. 35 (in Russ.).

12. Zhukov V.N. State and law: the problem of interrelation // State and Law. 2019. No. 7. P. 46 (in Russ.).

13. Ivannikov I.A. General theory of state and law: textbook. Rostov n/D., 2008. P. 92, 104 (in Russ.).

14. Isaev V.A. The concept and typology of political regimes // Socio-humanitarian knowledge. 2009. No. 3. P. 91 (in Russ.).

15. Kerimov D.A., Shumkov D.V. Fundamentals of the doctrine of law and the state: textbook. M., 2008. P. 208, 209 (in Russ.).

16. Kireeva S.A. Political regime as an element of the form of the state: dis. ... PhD in Law. Saratov, 1997. P. 127 (in Russ.).

17. Kireeva S.A. Political regime as an element of the form of the state (theoretical and legal research): abstract ... PhD in Law. Saratov, 1997. P. 17 (in Russ.).

18. Kozhevnikov V.V. On the problem of the state regime of modern Russia // Modern Law. 2017. No. 5. P. 5–14 (in Russ.).

19. Kozhevnikova Yu. S. Political and state regimes (aspect of correlation) // Herald of the Volga Academy of Water Transport. 2008. No. 24. P. 86–92 (in Russ.).

20. Kostyukov A.N., Marchenko O.V. Regime and method in Municipal Law: textbook. Omsk, 2005. P. 11 (in Russ.).

21. Kulapov V.L., Mal’ko A.V. Theory of state and law: textbook. M., 2009. P. 85 (in Russ.).

22. Kushkhov I.R. Correlation of elements of the form of the state // State power and local self-government. 2011. No. 6. P. 11 (in Russ.).

23. Larin A. Yu. Theory of state and law: textbook. M., 2011. P. 65 (in Russ.).

24. Levin I.D. Modern bourgeois science of state law. M., 1960. P. 326 (in Russ.).

25. Lubnin D.A. Modern views on the essence of the political regime // Power. 2008. No. 7. P. 90, 91 (in Russ.).

26. Lukyanova E.A., Shablinsky I.G. Authoritarianism and democracy. M., 2018. P. 162 (in Russ.).

27. Lyubashits V. Ya., Mordovtsev A. Yu., Mamychev A. Yu. Theory of state and law: textbook. Rostov n/D., 2010. P. 127, 143, 144 (in Russ.).

28. Mal’ko A.V. Political and legal life of Russia: actual problems: textbook. M., 2000. P. 104 (in Russ.).

29. Manov G.N. On the concept of the form of the state // Scientific notes of the Tajik State University. Vol. IX. Proceedings of the legal f-t. 1956. Issue 4. P. 7 (in Russ.).

30. Marchenko M.N. Problems of the General theory of state and law: textbook: in 2 vols. Vol. 1. The State. M., 2008. P. 246, 254 (in Russ.).

31. Matuzov N.I., Mal’ko A.V. Political and legal regimes: actual aspects // Social sciences and modernity. 1997. No. 1. P. 63, 64, 70 (in Russ.).

32. Matuzov N.I., Mal’ko A.V. Legal regimes: issues of theory and practice // Law studies. 1996. No. 1. P. 16, 17 (in Russ.).

33. Mikhailov M.V. The political and legal regime of Russia as a criterion of the correlation of society and the state // Modern Law. 2012. No. 1. P. 3 - 6 (in Russ.).

34. Morozova L.A. Theory of state and law: textbook. M., 2007. P. 90 (in Russ.).

35. Nosov S.I. Review: Yu. A. Tikhomirov. The modern state: continuity, novelty, prospects. Moscow: INFRA-M., 2013. 320 pp. // Journal of Russ. law. 2013. No. 9. P. 128 (in Russ.).

36. Oxamytny V.V. Theory of State and Law: textbook. M., 2004. P. 274 (in Russ.).

37. Oriu M. Fundamentals of Public Law / transl. from French; ed. by E.B. Pashukanis. M., 1929. P. 12, 296, 297, 305, 539 - 548, 567, 573 (in Russ.).

38. Pevtsova E.A., Vazhenin A.G. Theory of state and law: textbook for the course “Theory of state and law”. Rostov n/D., 2005. P. 339 (in Russ.).

39. Perevalov V.D. Theory of state and law: textbook. M., 2012. P. 77 (in Russ.).

40. Petrov V.S. Type and form of the state. L., 1967. P. 53, 54 (in Russ.).

41. Political science: encyclopedic dictionary / general ed., comp. Yu. I. Averyanov. M., 1993. P. 296 (in Russ.).

42. Protasov V.N. Theory of law and state. Problems of the theory of law and the state: M., 1990. P. 151 (in Russ.).

43. Radko T.N. Theory of State and law: M., 2005. P. 175–177 (in Russ.).

44. Radko T.N., Lazarev V.V., Morozova P.A. Theory of State and law: textbook. M., 2012. P. 509 (in Russ.).

45. Rasskazov L.P. Theory of state and law: textbook. M., 2008. P. 115 (in Russ.).

46. Rassolov M.M., Malakhov V.P., Ivanov A.A. Actual problems of the theory of state and law: textbook. M., 2010. P. 97 (in Russ.).

47. Spiridonov L.I. Theory of state and law: textbook. M., 1995. P. 49, 50 (in Russ.).

48. Tirskikh M.G. Legitimation of political regimes // Herald of the South Ural State University. Law. 2007. No. 9. P. 20, 21 (in Russ.).

49. Tirskikh M.G. Modern approaches to understanding the political regime: analysis in the light of legal and political science knowledge // Academic legal journal. 2008. No. 3. P. 4 (in Russ.).

50. Tirskikh M.G. Transformation of political regimes. Irkutsk, 2006. P. 20, 37 (in Russ.).

51. Khomenko S.M. The political regime as an element of the form of the state: theoretical, legal and methodological features of the study // Jurist-pravoved. 2010. No. 4. P. 78, 79 (in Russ.).

52. Tsygankov A.P. Modern political regimes: structure, typology, dynamics: textbook. M., 1995. P. 18 (in Russ.).

53. Chervonyuk V.I. Theory of state and law: textbook. M., 2006. P. 165 (in Russ.).

54. Chetvernin V.A. The form of the state // Problems of the General theory of law and the state: studies. / under the general editorship of V.S. Nersesyants. M., 2010. P. 609 (in Russ.).

55. Chirkin V.E. State studies: textbook. M., 2000. P. 128, 190 (in Russ.).

56. Chirkin E.A. Fundamentals of comparative statecraft: studies course. M., 1997. P. 160–162 (in Russ.).

57. Shanin A.A. Political regime. Essence, content and typology: theoretical and legal aspect: abstract ... PhD in Law. Volgograd, 1999. P. 6, 12 (in Russ.).

58. Sheremetyeva V.A. “State regime”: problems of theory and typology // State power and local self-government. 2011. No. 2. P. 6 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate