N.A. Vlasenko. The modern Russian state. Essays
Table of contents
Share
QR
Metrics
N.A. Vlasenko. The modern Russian state. Essays
Annotation
PII
S102694520019176-4-1
Publication type
Review
Status
Published
Authors
Sergey N. Baburin 
Occupation: chief researcher
Affiliation: Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation,
Igor P. Kozhokar
Occupation: senior researcher of the Institute
Affiliation: State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
Edition
Pages
204-207
Abstract

The reviewed book by N.A. Vlasenko “The modern Russian state. Essays” touches on the content of many problems of Russian statehood, the political system, the entire political and legal life. The striking feature of the publication is an essay approach. This allowed the author to explore the problems of modern state studies through its system-forming fragments, leaving aside the coherence of these fragments and the gaps in the complex analysis of the modern state that are inevitable with this approach. Monograph of N.A. Vlasenko allows us to see many painful problems of the starting position of Russian society before its new state-legal transformation. The author does not impose conclusions, he only gives the basis for their birth.

Keywords
modern state, Russian statehood, state ideology, society.
Received
31.01.2022
Date of publication
29.03.2022
Number of purchasers
3
Views
657
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Российская реальность и её читательская аудитория не могут пожаловаться на дефицит юридической литературы. Выходят сотни журналов (быть может, лучше и поменьше), учебники, монографии, комментарии, сборники научных трудов и многое другое. Относительно монографической литературы по юриспруденции главенствуют исследования в сфере отраслевых проблем права, к которым могут быть приравнены и исследования по теории права. В значительном дефиците мировоззренчески комплексная проработка вопросов современной отечественной государственности, осмысление сугубо правовых и политических вопросов с позиции реальной политики, практической философии, социологической динамики.
2 Книга Н.А. Власенко «Современное российское государство. Очерки» в определённой мере этот пробел восполняет. Небольшое по объему издание затрагивает по содержанию многие проблемы российской государственности, политической системы, всей политико-правовой жизни.
3 Бросающаяся в глаза особенность издания – это очерковый подход. Данный жанр в исследовательских делах встречается нечасто, хотя известен ещё с дореволюционных времён. Полагаем, что автор оправданно выбрал такой подход, поскольку это позволило исследовать проблемы современного государствоведения через системообразующие его фрагменты, оставляя в стороне связность этих фрагментов и неизбежные при таком подходе пробелы в комплексном анализе современного государства. Сам выбор автора главного, ключевого в современном государстве интересен и принципиально значим. Современная государственность – многоаспектное и многостилевое явление, постоянно усложняющееся и развивающееся, где-то стагнирующее, а где-то проходящее трансформацию качественного перерождения. Очерковый подход раскрепостил творческую мысль учёного, позволил ему легко, порой без каких-либо аргументов переходить всё к новым и новым сторонам современного российского государства, наиболее значимым с позиции автора. Представляется, что оправдало себя и должно быть занесено в число достоинств работы «новое» прочтение классической литературы по государству (Аристотель, Еллинек и др.). Автор заставляет задуматься над вопросом: действительно ли всё прочитано у классиков? Приходится согласиться, что нет. Опереться на аристотелевскую идею отклоняющейся государственности – хорошая методологическая находка современного исследователя, которая позволяет погрузиться в оригинальность мыслетворчества, придаёт смелости в постановке, казалось бы, давно изученных проблем и высказывании собственных суждений о неожиданных путях их преодоления.
4 Другая позитивная деталь, которую нельзя не заметить – это использование т.н. «метафорического подхода». Автор верно пишет, что «очерк – жанр своеобразный, прихотливый, требует не только отчётливости и завершённости, но и образности мышления, порой неожиданных сравнений и сопоставлений при исследовании объекта. И здесь лучшего средства, чем метафора, не найти» (с. 10). И далее справедливо заключает: «Именно в жанре научного очерка метафорическая образность – просто клад для объёмной характеристики тех или иных сторон общественной и государственной практики» (с. 10). Метафорическая образность позволила выделить и обосновать такие метафоры, как «имитационное государство», «селективное государство», «кредитное государство» и др.
5 Есть и ещё одно достоинство книги, которое нужно подчеркнуть, – это источниковая база. Обычно при написании работы автор выбирает себе попутчиков – 2-3 монографии, так или иначе сопровождающие исследование. В работе Н.А. Власенко изобилуют ссылки не только на фундаментальные исследования, но и на современную прессу – это мнения экспертов, официальная статистика, ведомственные статданные, результаты сведений научных и прикладных структур и др. За этим немалая многолетняя аналитическая работа, что, безусловно, украсило издание, сделало его убедительным, интересным и легко читаемым.
6 Н.А. Власенко со своими авторскими критериями оценок подходит к перспективам современной государственности, к проблеме «имитационного государства» и размышлениям над «отчужденным государством» и «селективностью» современного российского государства, под которой понимает особую форму принуждения со стороны государственной власти, зависящую от господствующей идеологии и от харизмы государственного лидера (с. 48, 49).
7 Размышляя над вопросом, нужна ли государственная идеология в условиях конституционного «идеологического многообразия» (ст. 13 Конституции РФ), автор приходит к выводу, что на конституционном уровне «закреплен весьма непростой вопрос о статусе государственной идеологии» (с. 50). Он с пониманием относится к утверждению А.И. Клименко, что «никакие технологии и манипуляции не могут полностью заменить идеологию в государственно организованном обществе. Пока же существует правовая идеология, существует и само современное государство» (с. 51).
8 Следует полностью согласиться с Н.А. Власенко, что проблема идеологии – сама по себе ничто без связи с историческим мышлением, без провозглашения ценностных основ и ориентиров (с. 51). Кризис человеческого общества в XXI в. – это кризис не столько эколого-технологический, сколько духовно-нравственный, кризис базовых ценностей, утративших у многих народов связь с национальными архетипами, с культурно-исторической традицией. Именно поэтому прав автор, утверждая, что конституционная формула идеологического плюрализма при запрете государственной или иной общеобязательной идеологии удобно вписалась в механизм современного политического режима и стала выступать важным инструментом политического дирижирования (с. 55), а перспектива выбора идеологии, форм мышления, использования человеческих ценностей зависит от государственной власти, созданного ею политического режима (с. 56). Можно спорить, чего больше в такой позиции, экономического детерминизма или правового идеализма, но сам по себе вывод автора логичен и непротиворечив.
9 Авторская позиция в отношении либерализма как идеологии современной России крайне затемнена и не последовательна. То обстоятельство, что либеральная идея социального государства порождает на практике трудности и проблемы, по его мнению, «не говорит о том, что идеология либерализма, социальной основы государственности нам чужда и не нужна» (с. 128). Автор, отождествляя классический либерализм как идеологию свободы с неолиберализмом современности как идеологией свободного рынка без социальных гарантий, не случайно приходит к выводу, что идеология социальной государственности мало что даст, кроме дополнительных затрат бюджету (с. 129). Н.А. Власенко проходит мимо идеологии современного консерватизма, опирающегося на идею развития при опоре на традиционные духовно-нравственные ценности и культурно-историческую традицию, что делает его анализ сугубо нормативистским, лишенным духовного и социального наполнения.
10 Отсюда автор субъективен и совершенно не прав в категоричном утверждении, что российское общество, его структура, функции, национальная «пропитка» и др. «до сих пор не стали предметом сколько-нибудь тщательного исследования социальными науками» (с. 57). Исследований много, значительная их часть серьёзно изменили наше понимание современного нам общества, жаль лишь, что многие результаты трудов даже отечественных социологов, философов, политологов остаются вне пределов внимания исследователей-юристов. В этом вопросе Н.А. Власенко допускает ошибку, ориентируясь в оценке исследования отношений общества и государства лишь на публицистику (с. 57), научная дискуссия по этой проблематике строится на более высоком уровне1. Правда, под влиянием прессы автор оправданно выдвигает на передний план вопросы доверия между обществом и государством, избегает академической зашоренности.
1. См., напр.: Перспективные проекты XXI века: конструирование современной социальной реальности / под общ. ред. Г.В. Осипова: в 2 т. М., 2018; Тощенко Ж.Т. Социология жизни. М., 2016; Его же. Прекариат: от протокласса к новому классу. М., 2018; Лекторский В.А. Диалог и толерантность во взаимодействии цивилизаций // Диалог цивилизаций. М., 2005; Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. М., 2003 - 2007; Добреньков В.И., Исправникова Н.Р. Пирамиды упущенных возможностей (российская версия «капитализма для своих»). М., 2014.
11 Констатируя продолжающийся рост недоверия между обществом и государством, Н.А. Власенко именно в нём видит причину того, что «отчужденное» государство начинает «страховаться» и защищать себя от общества, что приводит к росту количества законов, обеспечивающих административно-правовые и уголовно-правовые меры защиты правящей элиты (с. 60). Отсюда и интерес автора к тенденциям развития российского правящего режима, к вопросам транзита власти и кадровой несменяемости, к коррупции как обыденности и средству управления, к взаимозависимости криминала и государственной власти. Достаточно пессимистичны наблюдения автора о федерализме и реальности российского правового государства, о судьбе современной судебной власти.
12 Отмечая, что слабость государства – в отсутствии комплексного стратегического планирования его действий, особенно перед лицом социальных и природных вызовов (с. 105), Н.А. Власенко, к сожалению, ограничивается лишь констатацией проблем. Однако мало отметить, что режим самоизоляции граждан, впервые введённый весной 2020 г., не имел под собой ни теоретической основы, ни сколько-нибудь правовой базы (с. 107), интересно было бы узнать авторский правовой вывод. Отсыл к принятым впоследствии правовым актам и пожелания соблюдать принимаемые ныне законы вряд ли можно квалифицировать как научное «ноу-хау».
13 Интересна попытка Н.А. Власенко сформулировать три конституционных урока России, что сделано, к сожалению, без должной четкости и основательности. Лишь урок 3 конкретен: «Требуется совершенствование Основного закона по принципу: не надо стесняться» (с. 142). Формулировки двух первых уроков, ему предшествующих, утонули в море ассоциаций и автобиографических нюансов, не позволяющих читателю понять, в чём же конкретно заключается тот или иной урок. Между тем авторская мысль идёт в важном направлении: конституционализм развивается в конкретно-исторических условиях, конституция тогда крепка и эффективна, когда она легитимна, опирается на признание и уважение со стороны народа.
14 Отдельно хотелось отметить, что автор не рассматривает роль самого общества в формировании институтов государственной власти, контроль за их деятельностью, недостаточной реакцией на злоупотребления со стороны государственных органов и должностных лиц, откровенно безразличным отношением к демонстративным нарушениям закона и злоупотреблением в отношении отдельных граждан, юридических лиц, гражданских институтов, ликвидацией принципа разделения властей, уничтожением института выборов, превращением в фикцию судебной системы и т.д. Ответственность за такое поведение лежит на гражданах, чьи страх, безразличие, нежелание отстаивать свои права и свободы, которые многие даже не считают высшей ценностью для себя же, демонстрирует власти возможность их игнорирования и дальнейших ограничений. Вспоминаются слова арабского философа, историка и социального мыслителя ХIV в. Ибн Хальдуна: «Если бы мне дали выбор между уничтожением тиранов или уничтожением рабов, я бы без колебаний отдал бы предпочтение уничтожению рабов, ибо рабы создают тиранов».
15 Свобода – это дорогое удовольствие, ни одна власть не сделает такой подарок добровольно. В то же время свобода есть процесс, поддержание которого на высоком уровне - задача самих субъектов. Взаимодействие общества и государственной власти возможно только на паритетных началах, что обеспечивается прежде всего равенством и способностью субъектов отстаивать свои права и законные интересы, добиваться от оппонента соблюдения достигнутых ранее договоренностей.
16 В этой связи полагаем, что большинство тех проблем, о которых пишет Н.А. Власенко: коррупция, кадровая несменяемость, отсутствие системности в стратегическом планировании, сращивание криминала и государственной власти, откровенно безразличное отношение власти к обществу, - во многом определяется индифферентным отношением самого общества к своему будущему и будущему своей страны. Этот аспект, безусловно, нуждается в дополнительном осмыслении.
17 * * *
18 Подобно тому, как автор начинает и заканчивает свою монографию Аристотелем и Г. Еллинеком, мы завершаем свой отклик на публикацию Н.А. Власенко словами поздравления автору за мужественное и наполненное научными размышлениями прикосновение к самым оголенным нервам государственно-правовой науки, к проблемам, вызывающим сегодня реальное напряжение между государством и обществом, между человеком и публичной властью.
19 Современное российское государство стоит перед задачей формирования обновленного конституционной реформой 2020 года нравственного каркаса российского общества, и монография Н.А. Власенко позволяет увидеть многие болезненные проблемы стартовой позиции российского общества перед его новой государственно-правовой трансформацией. Выводов автор не навязывает, он лишь даёт основу для их рождения.

References

1. Vlasenko N.A. (2021) The declining state: Aristotle teachings and post-Soviet reality // RUDN Journal of Law. 25 (3), 479—505 (in Russ.).

2. Vlasenko N.A. The modern Russian state. Essays. M., 2022. P. 10, 48–51, 55–57, 60, 105, 107, 128, 129, 142 (in Russ.).

3. Dobrenkov V.I., Ispravnikova N.R. Pyramid of missed opportunities (Russian version of “capitalism for its”). M., 2014 (in Russ.).

4. Dobrenkov V.I., Kravchenko A.I. Fundamental sociology: in 15 vols. M., 2003–2007 (in Russ.).

5. Lectorsky V.A. Dialogue and tolerance in the interaction of civilizations // Dialogue of civilizations. M., 2005 (in Russ.).

6. Promising projects of the XXI century: the construction of modern social reality / ed. by G.V. Osipov: in 2 vols. M., 2018 (in Russ.).

7. Toshchenko Zh. T. Precariat: from protoclass to the new class. M., 2018 (in Russ.).

8. Toshchenko Zh. T Sociology of life. M., 2016 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate