The main directions of improving the legal regulation of remote forms of work of subjects of the state system of scientific certification
Table of contents
Share
QR
Metrics
The main directions of improving the legal regulation of remote forms of work of subjects of the state system of scientific certification
Annotation
PII
S102694520019162-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alexander Yu. Sokolov 
Occupation: Director
Affiliation: Saratov branch of the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation,
Oksana L. Soldatkina
Occupation: Associate Professor of the Department of Information Law and Digital Technologies
Affiliation: Saratov state Law Academy
Address: Russian Federation
Vladimir E. Nikolaev
Occupation: researcher of the Research Department
Affiliation: Saratov State Law Academy
Address: Russian Federation
Edition
Pages
31-40
Abstract

The article examines the problem of digital modernization of the Federal information system of state scientific attestation in the organizational, legal and technological aspects, including from the standpoint of analyzing the norms of the current Russian legislation in this area. As part of the organizational aspect, the authors review end-to-end and other digital technologies for the possibility of using the system of state scientific certification procedures. Based on the review, a conclusion was formulated about the possibility of using cloud technologies, Big Data, blockchain, artificial intelligence, video conferencing systems based on web conferences to optimize the operation of the system in two stages: first, organizational problems are solved and a new outline of the federal information system of state scientific certification is created, later, the existing outline can be supplemented with tools based on blockchain technologies and artificial intelligence. From the standpoint of the technological aspect, the article examines the implementation of the tasks of storing and transferring information used in the system of scientific certification. In particular, the use of the registry model is substantiated, which requires additional changes in the legislation to remove duplication of paper documents submitted for consideration and to give legal significance to the entry in the corresponding registry. As for the transfer of data (for example, to the unified federal information register containing information on the population of the Russian Federation), the register also seems to be a good solution. Another problem with the transfer of information is compliance with the legislation on personal data, since the purposes of collecting information do not coincide. An analysis of federal legislation allows us to conclude that it does not contain obstacles to automating the transfer of the information under consideration through the technical channels of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation (through the FIS SSA and the system of interdepartmental electronic interaction), however, it requires certain documentary support.

Keywords
Federal information system of state scientific attestation, cloud technologies, Big Data, blockchain, artificial intelligence, video conferencing, registry model, unified federal information register, digital technologies, remote electronic voting.
Acknowledgment
The work was carried out within the framework of Part II of the state task of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation No. 075-00122-21-01 “Substantiation of approaches to improving legal norms that provide conditions for the availability of information, accumulation and automated transmission of information about the functioning of subjects of the state system of scientific certification, remote forms of work using information and communication technologies”.
Received
06.12.2021
Date of publication
29.03.2022
Number of purchasers
3
Views
419
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Пандемия COVID-19 вызвала существенные изменения в государственном управлении, сделав насущной его цифровую трансформацию и поставив серьезные вопросы перед правом1. Одним из следствий ограничительных мероприятий стала невозможность проводить все виды заседаний в очном формате, от чего возникли проблемы, например, в судебной деятельности2, законотворчестве3 и т.д. Система государственной научной аттестации как основанная на заседаниях не стала исключением, что сделало актуальным использование современных информационных технологий и технических средств для организации процесса научной аттестации в дистанционном режиме. Изложенное ставит перед законодателем и субъектами государственной системы научной аттестации задачу по цифровой модернизации Федеральной информационной системы государственной научной аттестации (далее – ФИС ГНА).
1. См.: Полякова Т.А., Бойченко И.С., Троян Н.А. Информационно-правовые механизмы электронного взаимодействия в сфере правовой информации в условиях цифровизации // Мониторинг правоприменения. 2021. № 1 (38). С. 24–27; Полякова Т.А., Минбалеев А.В., Кроткова Н.В. Новые векторы развития информационного права в условиях цивилизационного кризиса и цифровой трансформации // Государство и право. 2020. № 5. С. 75–87. DOI: 10.31857/S013207690009678-7; Полякова Т.А., Минбалеев А.В., Бойченко И.С. Цифровая трансформация: вызовы праву и векторы научных исследований // Информационное право. 2020. № 2. С. 46–48; и др.

2. См., напр.: Афанасьев С.Ф. Правовая политика в области доказывания и доказательств по гражданским делам в контексте применения новых цифровых технологий // Правовая политика и правовая жизнь. 2021. № 3. С. 28–34.

3. См., напр.: Ягофарова И.Д. Цифровые технологии в правотворческой деятельности: теоретико-правовой аспект // Пролог: журнал о праве. 2021. № 2. С. 3–14.
2 Поставленная таким образом задача обладает комплексным характером и может быть рассмотрена в следующих аспектах:
3 1) организационно-правовом (выбор конкретных технологий, которые могли бы позволить, с одной стороны, дистанционно проводить заседания, с другой – таким же образом принимать решения по вопросам, составляющим их повестку, и правовая регламентация их использования);
4 2) технологическом (реализация задач хранения, передачи и защиты используемой в системе научной аттестации информации). В настоящей статье вопрос использования технологий для защиты информации в системе государственной научной аттестации не рассматривается как требующий отдельного исследования.
5 Организационный аспект. Как было отмечено ранее, трудности возникли у диссертационных советов в силу того, что основной формой их работы является заседание. В 2020 г. проблему решили временными мерами (постановление Правительства РФ от 26.05.2020 г. № 751 «Об особенностях проведения заседаний советов по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук в период проведения мероприятий, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации»4). Согласно данному нормативному акту решение вопроса о заседаниях диссертационных советов в удаленном интерактивном режиме было фактически отдано организациям, при которых сформированы диссертационные советы.
4. См.: СЗ РФ. 2020. № 22, ст. 3517.
6 Принимая решение относительно организации заседаний в удаленном интерактивном режиме, большинство российских вузов действовали осторожно5. Это было связано с риском возникновения спорных ситуаций, связанных со сложностью идентификации лиц в удаленном интерактивном режиме, возможными техническими сбоями и сложностью защиты информации. Остро стоял вопрос о возможности использования средств дистанционного электронного голосования, т.е. набора различных способов волеизъявления голосующего, при котором обязателен подсчет голосов при помощи специальных программно-технических устройств без вмешательства человека6.
5. Что происходит с защитами диссертаций в условиях пандемии? Опыт зарубежных и российских университетов. URL: >>>> (дата обращения: 01.07.2021).

6. См.: Федоров В.И. Электронное голосование: идея фикс или основа демократий будущего? // Гражданин. Выборы. Власть. 2017. №1-2. С. 170–185.
7 Несмотря на обоснованные сомнения организаций, спустя год можно было с уверенностью сказать, что интерактивная форма «прижилась», не встретив принципиального неприятия, и временными мерами уже обходиться нельзя – необходимость в постоянно действующем нормативном правовом акте была устранена с принятием постановления Правительства РФ от 20 марта 2021 г. № 426 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации и признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 26 мая 2020 г. № 751»7 (далее – Постановление № 426). Тем не менее многие организационные вопросы перехода остались не раскрытыми, требующими дополнительной проработки и обращения как к уже имеющемуся опыту применения подобных технологий в системе государственной научной аттестации, так и шире – к опыту его использования в других сходных с рассматриваемой ситуациях, начиная с подбора технологий, которые могли бы сократить количество рисков.
7. См.: СЗ РФ. 2021. № 13 (ч. II), ст. 2252.
8 В послании Федеральному Собранию 4 декабря 2014 г.8 Президент РФ озвучил приоритеты государственной политики, включая и Национальную технологическую инициативу как долгосрочную стратегию технологического развития Российской Федерации. С этого момента в юридический лексикон вошло понятие «сквозные информационные технологии» как ключевые научно-технические направления, которые оказывают существенное влияние на развитие рынков (большие данные, искусственный интеллект, системы распределенного реестра и т.д.)9.
8. См.: URL: >>>> (дата обращения: 22.11.2021).

9. См.: URL: >>>> (дата обращения: 22.11.2021).
9 Многие из таких технологий могли бы быть применены и в системе процедур государственной научной аттестации. Однако следует отметить, что, несмотря на значимость и практическую пользу цифровых технологий, нельзя впадать и в другую крайность: использование технологий без необходимости и должного нормативного сопровождения может дать эффект, противоположный ожидаемому. Кроме того, в рассматриваемом нами случае стоит помнить о том, что организация процесса научной аттестации в дистанционном режиме происходит не на пустом месте, а «поверх» уже имеющейся информационной системы, поэтому необходим прежде всего анализ эффективности имеющихся в ней опций, а также определение путей ее совершенствования с выбором из сквозных информационных технологий наиболее перспективных (то есть проведение оптимизации).
10 ФИС ГНА, составляющая ядро цифрового сопровождения процесса научной аттестации, представляет собой территориально-распределенную инфраструктуру аппаратно-программных средств, обеспечивающих сбор информации, ее обработку, хранение, передачу и предоставление пользователям, т.е. фактически является не более чем системой электронного документооборота.
11 Нормативное сопровождение системы включает Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»10 (далее – Закон о науке), Приказ Минобрнауки России от 16 апреля 2014 г. № 326 «Об утверждении порядка размещения в информационно-телекоммуникационной системе “Интернет” информации, необходимой для обеспечения порядка присуждения ученых степеней»11; Постановление Правительства РФ от 18 ноября 2013 г. № 1035 «О Федеральной информационной системе государственной научной аттестации»12 и др.), наличие определенного количества апробированных инструментов для хранения цифровых данных по вопросам научной аттестации, а также уже собранные данные.
10. См.: СЗ РФ. 1996. № 35, ст. 4137; 2020. № 50, ст. 8044.

11. См.: Росс. газ. 2014. 11 июня.

12. См.: СЗ РФ. 2013. № 48, ст. 6251.
12 Основным недостатком ФИС ГНА с точки зрения цифровой трансформации можно считать вспомогательный характер системы (приоритетное значение имеет бумажный вариант, система лишь дублирует традиционный документооборот). Тем не менее система существует, в нее внесена информация, и оптимизация ее функционала представляется предпочтительнее создания новой системы. Процесс оптимизации предполагает прежде всего ответ на вопрос: какие информационные технологии следует использовать и какие сопутствующие правовые риски могут возникнуть при применении отдельных информационных технологий? Рассмотрим этот вопрос применительно к упоминавшимся выше сквозным информационным технологиям, а также некоторым другим.
13 Применение облачных технологий позволяет организовать хранение больших объемом информации, однако сопровождается типичным для всех удаленных форм хранения недостатком: возможностью технических сбоев (на стороне пользователей, провайдера услуг связи или оператора дата-центра), а также требует дополнительных мер по защите информации13.
13. См.: Кучина Я. Облачные технологии: понятие и основы правового регулирования // Азиатско-тихоокеанский регион: экономика, политика, право. 2017. № 4. С. 77–89.
14 Правовое сопровождение данной модели доступа к ресурсам нуждается в совершенствовании: единые методы правового регулирования облачных технологий отсутствуют, сохраняется возможность применения различных правовых конструкций (услуга или лицензионное соглашение) с сопутствующими этому рисками. Урегулированным можно считать лишь вопрос правового обеспечения информационной безопасности.
15 Системы видеоконференцсвязи позволяют организовать заседания в удаленном режиме, а также обеспечить аудиовидеозапись. Имеет недостатки всех удаленных форм работы: возможность технических сбоев (на стороне пользователей, провайдера услуг связи). Применение тех или иных технологических решений должно сопровождаться изменением самой процедуры проведения заседаний и изменением законодательства.
16 Большинство сервисов организации собраний позволяют реализовать в дистанционном режиме все юридические значимые процессы: организацию заседаний советов в удаленном режиме, а также электронное тайное голосование. Создание соответствующего функционала возможно на базе ФИС ГНА или посредством адаптации коммерческих систем, но требует средств защиты информации.
17 Если будет выбран путь использования коммерческих продуктов, безопасность работы с ними может обеспечиваться через сертификацию по информационной безопасности, а также включение такого продукта в Единый реестр программного обеспечения Российской Федерации.
18 Искусственный интеллект - одна из сквозных технологий и упоминается среди направлений цифровизации деятельности Высшей аттестационной комиссии, определенных Ведомственной программой цифровой трансформации Минобрнауки России на 2021 год и плановый период 2022–2023 годов (утв. заместителем Минобрнауки России А.В. Нарукавниковым 29.12.2020 г.). Тем не менее уровень развития как самой технологии, так и ее нормативного сопровождения, ограничивает пока возможности по ее применению. В информационных системах научной аттестации искусственный интеллект может быть использован как вспомогательный инструмент при разработке систем идентификации, автоматическом составлении протоколов заседаний, ведении тезаурусов и др. Правовое регулирование технологии в целом отстает от практики. Правовой системе еще предстоит выработать соответствующие юридические конструкции, включая механизмы ответственности за ошибки систем.
19 Напротив, другая сквозная технология – блокчейн, используемая для проведения дистанционного голосования и записи результатов в распределенный реестр14, уже применяется в системах онлайн-голосования, в т.ч. и близких по назначению15. Так, блокчейн-система для онлайн-голосования «КриптоВече», разработанная Санкт-Петербургским государственным университетом, используется при принятии решений учеными советами образовательных организаций, а также рекомендована к использованию Высшей аттестационной комиссией РФ16. К недостаткам технологии относятся: возможность появления критичных ошибок, ряд технологических ограничений, связанных с сутью технологии. Правовое регулирование: практически отсутствует и сложно реализуемо в силу технологических особенностей блокчейн-систем.
14. См.: Лаптев В.А. Перспективы применения технологии блокчейн в сфере корпоративных реестров для бизнеса в России // Предпринимательское право. 2019. № 3. С. 23–28.

15. См.: Волос А.А. Применение технологии блокчейн при голосовании участников корпорации // Юридический мир. 2021. № 3. С. 49–52.

16. См.: СПбГУ предлагает органам власти и бизнесу систему электронного голосования «КриптоВече». ИА «Интерфакс». URL: >>>> (дата обращения: 01.12.2021).
20 Для организации систем хранения и обработки больших объемов информации используется технология «больших данных». Достоинства и недостатки: призваны обрабатывать большие по сравнению со «стандартными» сценариями объемы данных17.
17. См.: Протасов С. Что такое Big Data? URL: >>>> (дата обращения: 20.12.2021).
21 Правовое регулирование технологии отсутствует, но, в первую очередь, предполагает решение проблемы персональных данных, т.к. обработка и сбор больших данных в глобальной Сети предопределяют проблемы с защитой личной информации граждан18.
18. См.: Соснин К.А. Правовое регулирование Больших данных: зарубежный и отечественный опыт // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2019. № 25. С. 30–42.
22 Итак, для оптимизации работы ФИС ГНА могут (и должны) быть использованы: облачные технологии, большие данные – организация процесса хранения информации; электронное голосование на базе технологии блокчейн; искусственный интеллект – для вспомогательной работы (автоматическое ведение протоколов, распознавание речи, тезаурусы и др.); системы видеоконференцсвязи на основе веб-конференций для организации заседаний советов в удаленном режиме.
23 Таким образом, информационные технологии, которые необходимо привлечь в случае перевода формы заседаний диссертационных советов в дистанционную, можно разделить на две категории:
24 1) технологии, базовые нормативные акты для которых уже существуют, а значит, их внедрение потребует незначительной переработки законодательства (электронное голосование, видеоконференцсвязь, аудио-видеофиксация и облачные хранилища, если рассматривать последние как государственные информационные системы);
25 2) технологии, юридическое сопровождение для которых не разработано или находится в стадии формирования (блокчейн, большие данные, искусственный интеллект).
26 Представляется оптимальным двухступенчатый переход к удаленной форме проведения заседаний диссертационных советов, при котором сначала решаются организационные проблемы и создается новый контур ФИС ГНА на базе уже отрегулированных технологий, а позже, после принятия соответствующего федерального законодательства, уже имеющаяся система может быть дополнена инструментами на базе технологий из второй группы.
27 Технологический аспект. Согласно национальной программе «Цифровое государственное управление»19 (далее – Национальная программа), предусматривающей переход на электронное взаимодействие граждан и организаций с государственными органами, цифровая трансформация подразумевает переход оказания государственных услуг на реестровую модель (и это в принципе является тенденцией развития электронного правительства). Хранение информации при реестровой модели оказания услуг происходит, собственно, в реестре20, представляющем собой систематизированный перечень данных, формируемый в соответствии с поставленными задачами21.
19. URL: >>>> (дата обращения: 01.06.2021).

20. У законодателя нет единых подходов к названию реестра – в нормативных правовых актах встречаются термины «регистр», «информационная система», «кадастр», «база данных» и др.

21. См.: Терещенко Л.К. Реестровая модель оказания государственных и муниципальных услуг // Журнал росс. права. 2021. № 7. С. 110–120.
28 В то же время присуждение ученых степеней не является государственной услугой, поскольку последние присуждаются советами по защите диссертаций. Однако согласно постановлению Правительства РФ от 18 ноября 2013 г. № 1035 «О федеральной информационной системе государственной научной аттестации»22 ФИС ГНА предназначена для информационного обеспечения проведения государственной научной аттестации, т.е. в перечень задач, которые она решает, входят присуждение, лишение, восстановление ученых степеней, а также формирование базы данных по диссертациям на соискание ученой степени кандидата наук, ученой степени доктора наук. Кроме того, решение о выдаче диплома доктора наук или кандидата наук принимает Министерство науки и высшего образования РФ на основании решения диссертационного совета о присуждении ученой степени доктора наук или кандидата наук. Так как в дублировании информации о защитах и диссертациях нет смысла, все данные, сопровождающие научную аттестацию, должны храниться в реестре.
22. См.: СЗ РФ. 2013. № 48, ст. 6251.
29 Что касается нормативной основы реестровой модели, то она основывается на законодательной базе, включая Федеральные законы от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»23 (далее – Закон № 210-ФЗ), от 30 декабря 2020 г. № 509-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»24 (далее – Закон № 509) и от 29 декабря 2020 г. № 479-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»25 (далее – Закон № 479). Кроме указанных нормативных актов требуется также, как правило, внесение изменений в нормативные акты, регулирующие предоставление той или иной государственной услуги.
23. См.: СЗ РФ. 2010. № 31, ст. 4179.

24. См.: СЗ РФ. 2021. № 1 (ч. I), ст. 48.

25. См.: СЗ РФ. 2021. № 1 (ч. I), ст. 18.
30 Информация, необходимая для предоставления рассматриваемой государственной услуги, частично уже содержится в ФИС ГНА, нормативное сопровождение данной системы также уже разработано (включает Федеральный закон от 23.08.1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»26 (далее – Закон о науке) и др.). Но выполнение поставленной задачи влечет за собой ряд дополнительных изменений в законодательстве.
26. См.: СЗ РФ. 1996. № 35, ст. 4137; 2020, № 50, ст. 8044.
31 Во-первых, существующее дублирование подаваемых на рассмотрение документов в бумажном и электронном виде представляется избыточным, достаточно подписания руководителем организации электронного документа с помощью средств электронной подписи, что необходимо предусмотреть в действующем законодательстве.
32 Во-вторых, после исключения дублирования документооборота, порядок предоставления услуги, сопровождающей научную аттестацию, может быть изменен следующим образом: в структуру ФИС ГНА должен быть включен реестр, содержащий базу данных по присужденным и подтвержденным дипломом ученым степеням. Юридическую значимость должна имеет запись в соответствующем реестре, т.е. сама государственная услуга изменится с «выдачи дипломов» на «внесение данных в реестр». Однако процедуру выдачи дипломов можно так же сохранить как форму подтверждения наличия ученой степени. В этом случае результатами оказания услуги станут:
33 а) приказ Министерства науки и высшего образования РФ о выдаче дипломов об ученых степенях лицам, которым присуждена ученая степень доктора наук или кандидата наук, дубликатов дипломов об ученых степенях лицам, утратившим указанные дипломы, а также о замене дипломов;
34 б) внесение соответствующей записи в реестр сведений о присуждении научной степени кандидата / доктора наук;
35 в) предоставление диплома установленного образца или выписки из реестра (выписку возможно заменить на другие, цифровые, способы оповещения о статусе оказанной услуги);
36 г) передача данных о получении соответствующего диплома и научной степени в единый федеральный информационный регистр, содержащий сведения о населении Российской Федерации.
37 В-третьих, согласно постановлению Правительства РФ от 6 июля 2015 г. № 676 «О требованиях к порядку создания, развития, ввода в эксплуатацию, эксплуатации и вывода из эксплуатации государственных информационных систем и дальнейшего хранения содержащейся в их базах данных информации»27 основанием для создания системы является обязанность органа исполнительной власти по созданию системы, предусмотренная нормативными правовыми актами. Исходя из существующей практики имеющие статус государственных информационных систем реестры обычно создаются на основании норм федеральных законов (законов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов муниципальных органов), но могут быть созданы и во исполнение решений Правительства РФ (органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации).
27. См.: СЗ РФ. 2015. № 28, ст. 4241.
38 В нашем случае Закон о науке говорит о системе государственной научной аттестации в общем виде, отсылая на уровень подзаконных актов, среди которых:
39 1) постановление Правительства РФ от 24 сентября 2013 г. № 842 «О порядке присуждения ученых степеней»28 упоминает ФИС ГНА только как способ размещения материалов аттестационного дела и текста диссертации соискателя ученой степени в электронном виде, давая общие положения о порядке проведения заседания диссертационного совета, но модификации здесь будут в связи с переходом на полностью безбумажную систему документооборота и изменение процедуры выдачи дипломов на внесение записи в реестр;
28. См.: СЗ РФ. 2013. № 40 (ч. III), ст. 5074.
40 2) необходимо признать недействующим приказ Министерства науки и высшего образования РФ от 14 января 2019 г. № 2н «Об утверждении Порядка оформления и выдачи дипломов доктора наук и кандидата наук»29, заменив его соответствующим Административным регламентом;
29. См.: Официальный интернет-портал правовой информации // >>>> , 19.04.2019.
41 3) кроме того, предстоит скорректировать следующие нормативные правовые акты, закрепив за ВАК и ее экспертными советами полномочия по оказанию государственных услуг в цифровой форме:
42 постановление Правительства РФ от 26 марта 2016 г. № 237 «Об утверждении Положения о Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации»;
43 приказ Министерства образования и науки РФ от 25 декабря 2013 г. № 1393 «Об утверждении Положения об экспертном совете Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации».
44 Что касается передачи данных, то в рамках исполнения Минобрнауки России норм Федерального закона от 8 июня 2020 г. № 168-ФЗ «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации»30 (далее – Федеральный закон № 168-ФЗ) расширен состав информации, обязательной для внесения в ФИС ГНА с тем, чтобы эти сведения в дальнейшем передавались для включения в единый федеральный информационный регистр, содержащий сведения о населении Российской Федерации (далее – Регистр). Проблема состоит в обосновании легальности действий по передаче сведений из одной системы в другую при условии несовпадения целей обработки персональных данных, а также в разделении зон ответственности Минобрнауки России и организаций, предоставляющих сведения в ФИС ГНА.
30. См.: СЗ РФ. 2020. № 24, ст. 3742.
45 В ч. 3 ст. 8 Федерального закона № 168-ФЗ закреплено, что информация поступает в него исключительно от органов и организаций, указанных в ст. 10 Закона. В ч. 4 ст. 10 установлено, что в части предоставления сведений с информацией о присуждении, лишении, восстановлении ученой степени, присвоении, лишении, восстановлении ученого звания, содержащуюся в федеральной информационной системе государственной научной аттестации этим органом является федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования, научной, научно-технической и инновационной деятельности, т.е. Минобрнауки России. При этом ответственность за предоставление неполных или недостоверных сведений в систему у организаций перед Минобрнауки России сохраняется (как и у пользователей других информационных систем перед их операторами).
46 Другая проблема передачи информации - соблюдение законодательства о персональных данных, ведь для ФИС ГНА целью сбора информации является научная аттестация, а в Регистре – сбор сведений о гражданах.
47 Согласно ч. 1 и 4 ст. 14 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»31 (далее – Закон об информации) государственные информационные системы создаются в целях реализации полномочий государственных органов и обеспечения обмена информацией между этими органами, а также в иных установленных федеральными законами целях. Перечни видов информации, предоставляемой в обязательном порядке, устанавливаются федеральными законами, условия ее предоставления – Правительством РФ или соответствующими государственными органами, если иное не предусмотрено федеральными законами. Согласно п. 9 той же статьи Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ информация, содержащаяся в государственных информационных системах, а также иные имеющиеся в распоряжении государственных органов сведения и документы являются государственными информационными ресурсами. Государственные органы, определенные в соответствии с нормативным правовым актом, регламентирующим функционирование государственной информационной системы, обязаны обеспечить доступ к указанной информации в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством. Таким законом является Федеральный закон № 168-ФЗ, согласно которому сведения должны предоставляться из ФИС ГНА в регистр сведений о населении.
31. См.: СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. I), ст. 3448.
48 Одновременно с этим ч. 2 ст. 5 Федерального закона «О персональных данных» устанавливает, что обработка собранных персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. В ч. 3 той же статьи устанавливается, что не допускается объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой.
49 Однако ч. 1 ст. 6 рассматриваемого Федерального закона рассматривает наличие федерального закона, определяющего цель обработки персональных данных, как условие такой обработки, причем условие самостоятельное, не зависящее от согласия субъекта персональных данных (в перечне условий обработки они даны как альтернативные). Иными словами, сбор и обработка информации для целей, если таковые установлены федеральным законом, не нуждаются в получении согласия субъектов персональных данных.
50 Таким образом, можно утверждать, что сведения в регистр передаются в силу закона и специального согласия субъекта персональных данных на их передачу не требуется.
51 В п. 12 Положения о ФИС ГНА также установлено, что внесение в нее информации, обработка, хранение и использование содержащейся в ней информации, доступ к ней осуществляется с соблюдением требований, установленных законодательством Российской Федерации в области информации, информационных технологий и защиты информации, а доступ к персональным данным и их обработка – с учетом требований Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»32 (далее – Федеральный закон № 152-ФЗ).
32. См.: СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. I), ст. 3451.
52 Таким образом, бланкетная норма положения отсылает к уже упоминавшимся выше нормам федеральных законов, поэтому не потребуется внесения каких-либо изменений или дополнений в положение о ФИС ГНА или другие касающиеся ее акты, т.к. необходимые нормы уже присутствуют в федеральном законодательстве.
53 При этом согласно ч. 1 ст. 18 Федерального закона № 152-ФЗ при сборе персональных данных оператор обязан предоставить субъекту персональных данных по его просьбе информацию, предусмотренную ч. 7 ст. 14 данного Закона, в т.ч. правовые основания и цели обработки персональных данных и цели обработки персональных данных. В отношении информационного регистра сведений о населении они определены ч. 2 ст. 4 Федерального закона № 168-ФЗ. Поэтому указание на возможность передачи сведений в Регистр целесообразно дополнительно включить в перечень целей обработки информации, которые указываются при подключении пользователей к ФИС ГНА.
54 В целом федеральное законодательство не содержит организационных препятствий для автоматизации передачи рассматриваемых сведений посредством технических каналов Минобрнауки России (через ФИС ГНА и систему межведомственного электронного взаимодействия), однако в соответствии с постановлением Правительства РФ от 11 января 2021 г. № 133 требует определенного документального сопровождения, а именно наличия соглашения о взаимодействии уполномоченного за ведение Регистра органа, оператора и Минобрнауки России; совместного ведомственного акта уполномоченного за ведение Регистра органа, оператора и Минобрнауки России о формате взаимодействия с определением технических сторон (объем, формат и сроки предоставления указанной информации).
33. См.: Официальный интернет-портал правовой информации // >>>> (дата обращения: 22.11.2021).
55 * * *
56 Таким образом, одновременно с оптимизацией работы ФИС ГНА посредством внедрения новых информационных технологий и, как следствие, расширением ее функциональных возможностей, появлением новых качественных характеристик, характеризующих удобство использования, необходимо юридическое закрепление изменения правового статуса информации, хранящейся в этой системе, придание ей статуса юридически значимой. Указанное изменение, базирующееся на реестровой модели оказания государственных услуг, позволит не только сократить издержки бумажного документооборота, но и позволит в будущем облегчить интеграцию ФИС ГНА с другими информационными системами, основанными на тех же принципах, в т.ч. регистром сведений о населении.

References

1. Afanasyev S.F. Legal policy in the field of evidence and evidence in civil cases in the context of the use of new digital technologies // Legal policy and legal life. 2021. No. 3. P. 28 - 34 (in Russ.).

2. Volos A.A. The use of blockchain technology in the voting of corporation members // Legal World. 2021. No. 3. P. 49–52 (in Russ.).

3. Kuchina Ya. Cloud technologies: concept and foundations of legal regulation // Asia-Pacific region: Economics, politics, law. 2017. No. 4. P. 77–89 (in Russ.).

4. Laptev V.A. Prospects for the use of blockchain technology in the field of corporate registries for business in Russia // Entrepreneurial Law. 2019. No. 3. P. 23–28 (in Russ.).

5. Polyakova T.A., Boychenko I.S., Troyan N.A. Information and legal mechanisms of electronic interaction in the field of legal information in the conditions of digitalization // Monitoring of law enforcement. 2021. No. 1 (38). P. 24–27 (in Russ.).

6. Polyakova T.A., Minbaleev A.V., Boychenko I.S. Digital transformation: challenges to law and vectors of scientific research // Information Law. 2020. No. 2. P. 46–48 (in Russ.).

7. Polyakova T.A., Minbaleev A.V., Krotkova N.V. New vectors of Information Law development in the conditions of civilizational crisis and digital transformation // State and Law. 2020. No. 5. P. 75 - 87. DOI: 10.31857/S013207690009678-7 (in Russ.).

8. Protasov S. What is Big Data? URL: https://postnauka.ru/faq/46974 (accessed: 20.12.2021) (in Russ.).

9. Sosnin K.A. Legal regulation of Big Data: foreign and domestic experience // Journal of the Intellectual Property Court. 2019. No. 25. P. 30–42 (in Russ.).

10. St. Petersburg State University offers authorities and businesses an electronic voting system “Cryptoveche”. IA “Interfax”. URL: https://www.interfax-russia.ru/northwest/news/spbgu-predlagaet-organam-vlasti-i-biznesu-sistemu-elektronnogo-golosovaniya-kriptoveche (accessed: 01.12.2021) (in Russ.).

11. Tereshchenko L.K. Registry model for the provision of state and municipal services // Journal of Russian law. 2021. No. 7. P. 110–120 (in Russ.).

12. Fedorov V.I. Electronic voting: a fix idea or the foundation of future democracies? // Citizen. Elections. Power. 2017. No. 1–2. P. 170 - 185 (in Russ.).

13. What happens to dissertations in a pandemic? The experience of foreign and Russian universities. URL: https://ioe.hse.ru/sao_dissertations (accessed: 01.07.2021) (in Russ.).

14. Yagofarova I.D. Digital technologies in law-making activity: theoretical and legal aspect // Prologue: Journal of Law. 2021. No. 2. P. 3–14 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate