Trends in the development of spouses’ bankruptcy legislation: problems and prospects
Table of contents
Share
QR
Metrics
Trends in the development of spouses’ bankruptcy legislation: problems and prospects
Annotation
PII
S102694520016733-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nataliya V. Letova 
Occupation: Leading researcher of the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: The Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
99-107
Abstract

In this article examines the problems of theory and practice associated with the implementation of the bankruptcy procedure of spouses, outlines trends in the consideration of such cases by courts, identifies the problems of determining the jurisdiction of such cases, outlines general trends in the development of bankruptcy legislation, identifies the prospects for its development, suggests ways to improve bankruptcy one or both spouses (former spouses).

Keywords
institution of bankruptcy; property; spouses; joint ownership regime; institution of joint bankruptcy of spouses; general obligations of the spouses; personal obligations of the spouses; responsibility of spouses for obligations; allocation of a share; determination of the value of the share of one of the spouses; isolated disputes; compensation; protection of rights.
Received
15.11.2021
Date of publication
29.03.2022
Number of purchasers
3
Views
493
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Изменения законодательства Российской Федерации о банкротстве потребовали определения сущности процедуры, порядка, условий осуществления банкротства физических лиц, граждан, имеющих статус супругов (бывших супругов), обусловили необходимость переосмысления в целом имущественных отношений лиц, обладающих специальным статусом, потребности иной оценки действующих режимов их имущества.
2 Принятие решений о банкротстве на практике потребовали иного подхода к решению теоретических проблем, в частности необходимости сформулировать легальное определение понятия имущества, определить состав имущества, нажитого супругами в браке, систематизировать критерии, позволяющие отграничить общие обязательства супругов от личных, определить статус бывших супругов и др.
3 Появление специальных норм о банкротстве граждан предопределили потребность в определенной «перезагрузки» норм Семейного кодекса РФ1, направленных на регулирование общей совместной собственности супругов, содержание которых не предназначено для решения сугубо экономических вопросов, разного рода «претензий» кредиторов обоих или одного из супругов в отношении их общего имущества2. Очевидно, что режим общей совместной собственности супругов в целом подлежит трансформации, нормы которого «не рассчитаны» на решение вопросов, связанных с осуществлением процедуры банкротства одного из супругов, необходимостью выдела доли одного из супругов, определения ее стоимости, раздела их общего имущества, и многие другие вопросы3.
1. См.: СЗ РФ. 1996. № 1, ст. 16.

2. Следует отметить, что проблемы банкротства физических лиц существуют не только в России. Так, в США дела о банкротстве (bankruptcy) физлиц относятся к компетенции Конгресса. Отдельные аспекты, связанные с объявлением должника банкротом, решаются каждым штатом самостоятельно. В случае возникновения международных споров вступает в силу Модельный закон о международной несостоятельности (bankruptcy) (Model Law on Cross-Border Insolvency), гл. 15 Кодекса США о банкротстве – United States bankruptcy Code.

3. Как показала практика признания физических лиц несостоятельными, что стало возможным с 01.10.2015 г., не все граждане, формально соответствующие предъявляемым к потенциальным банкротам требованиям, могут воспользоваться этим правом. Главная причина – существенная величина расходов: по оценкам экспертов, стоимость одной процедуры банкротства гражданина составляет в среднем 70 - 150 тыс. руб. В связи с этим Минэкономразвития России предлагает ввести упрощенную процедуру банкротства, что позволит признавать несостоятельными даже тех должников, у которых нет необходимых средств хотя бы для частичного удовлетворения требований кредиторов и на оплату самой процедуры банкротства.
4 Кроме того, нельзя не признать явное опережение специальных норм по отношению к общим нормам Семейного кодекса РФ4.
4. См.: Чашкова С.Ю. Способы защиты имущественных прав супругов: толкование положений семейного законодательства Конституционным Судом Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2015. № 5. С. 26.
5 Вместе с тем нельзя не сказать о тех изменениях, которые произошли в социально-экономической сфере государства. Развитие рыночных отношений позволило лицам, в т.ч. имеющих статус супругов, приобретать ценное имущество, осуществлять предпринимательскую деятельность5, в определенных случаях отвечать этим имуществом по обязательствам, а иногда и необходимостью объявлять себя банкротом6.
5. См.: Ершова И.В. Специальный правовой режим деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства: доктринальные и законодательные подходы // Журнал предпринимательского и корпоративного права. 2016. № 2. С. 22 - 26.

6. Законодатель точно определяет признаки банкротства гражданина. Согласно ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 27.12.2019 г.; с изм. и доп., вступ. в силу с 08.01.2020 г.) «О несостоятельности (банкротстве)» несостоятельность (банкротство) (далее - банкротство) означает признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (см.: постановление Правительства РФ от 30.04.2015 г. № 433 «О мерах по реализации Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» // СЗ РФ. 2015. № 19, ст. 2837; Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2020 г. № 3004-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Безгодовой Ирины Вадимовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 60 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2020. № 12).
6 Представляется, что в целях точного применения на практике специальных норм, направленных на процедуру банкротства одного (или обоих) супругов, их необходимо применять «синхронно» с нормами Семейного кодекса РФ, содержание которых направлено на регулирование имущественных отношений супругов. Кодекс предусматривает в качестве законного режима имущества супругов режим общей совместной собственности, который применяется, если брачным договором не установлено иное. Законодатель предоставил супругам, находящимся в браке, определенную альтернативу, разрешая урегулировать свои имущественные взаимоотношения в рамках брачного договора (ст. 40 СК РФ)7. В случае, если супруги не воспользовались таким правом, в отношении их имущества будут применяться нормы о законном режиме.
7. См.: Илюшина М.Н., Чашкова С.Ю. Особенности договорных форм раздела общего имущества супругов предпринимательского назначения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. № 3. С. 25 - 33.
7 В соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ имущество нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Для применения такого режима необходима определенная совокупность юридических фактов, одновременное присутствие которых позволяет применить в отношении совместно нажитого имущества данные положения Кодекса. Во-первых, лица должны находиться в браке в понимании законодателя, т.е. это брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Во-вторых, лица, зарегистрировавшие такой брак, приобретают особый статус, а именно статус супругов, в результате иных длительных отношений (в быту именуемые как фактические отношения, гражданский брак и т.п.) законодатель не придает им юридического значения, и лица не приобретают статус супругов. В-третьих, речь идет об имуществе, которое нажито супругами во время брака, т.е. по крайней мере до того момента, пока брак не прекратился по основаниям, предусмотренных ст. 16 СК РФ8.
8. См.: Летова Н.В. Тенденции развития имущественных отношений супругов в современных условиях // Юридическая судьба бизнеса при расторжении брака и наследовании / отв. ред. И.В. Ершова, А.Н. Левушкина. М., 2019. С. 411, 412.
8 Считаем, что только при наличии всех названных условий возможно применение положений Семейного кодекса РФ, регламентирующих режим общей совместной собственности супругов; если один из указанных критериев отсутствует, т.е. имеет место неполный или усеченный состав, законный режим не применим. Особо следует отметить, что отношения, возникающие у супругов в рамках законного режима, управление ими тоже отличаются определенной спецификой. В самом широком понимании имущественные отношения супругов можно условно разделить на две группы, это т.н. «внутренние отношения», которые находятся в состоянии покоя, равновесия при условии, что между ними нет спора или конфликта. Другая группа отношений – это т.н. «внешние отношения», когда супруги участвуют в различных сделках в отношении их совместного имущества, когда в отношениях присутствуют третьи лица, являющиеся стороной по договору с одним из супругов. В таких случаях принципиальное значение имеет соблюдение «предварительного порядка» таких сделок, когда своевременно получено согласие второго супруга на сделку и оно оформлено в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ. Одновременно такое положение направлено на защиту прав супруга, который не участвует в сделке. Соблюдение такого порядка имеет важное значение в ситуации, когда один из супругов находится в состоянии банкротства. Данные обстоятельства имеют важное юридическое значение, прежде всего в связи с необходимостью точного определения состава конкурсной массы, т.е. того имущества, в отношении которого могут быть заявлены требования кредиторов и на него может быть обращено взыскание9.
9. См.: Карелина С.А., Фролов И.В. Семейный бизнес и проблемы формирования конкурсной массы в условиях финансовой несостоятельности (банкротства) супругов (бывших супругов): отечественный и зарубежный опыт // Семейный бизнес в правовом пространстве России / отв. ред. И.В. Ершова, А.Н. Левушкин. М., 2020. С. 304 - 317.
9 Трудности юридической квалификации сделок с участием супругов или бывших супругов, определения правовых последствий таких сделок обусловлены значительной степенью влияния их статуса при совершении сделки. Именно особый статус супругов определяет не только его влияние на стадии возникновения, изменения соответствующих правоотношений, но особое значение названный статус приобретает именно на стадии прекращения супружеского правоотношения, когда супруги расторгли брак, соответственно, их статус меняется, они становятся «бывшими», однако их имущество, нажитое в период их брака, продолжает «нести на себе бремя» совместного10.
10. См.: Летова Н.В. Последствия изменения семейного статуса супругов для бизнеса // Там же. С. 519.
10 Особое значение наличие или утрата статуса супруга приобретает в ситуации, когда речь идет о разделе в период брака совместного имущества супругов, выдела доли одного из супругов, процедуре банкротства одного или обоих супругов, определении долгов каждого из супругов. На наш взгляд, степень влияния такого статуса проявляется не только при реализации норм Семейного кодекса РФ, направленных на исполнение положений режима общей совместной собственности супругов, но и имеет определенное значение в случае применения норм о банкротстве.
11 Нормы, определяющие содержание режима общей совместной собственности супругов, и их применение рассчитано именно для тех супругов, которые на протяжении длительного времени находятся в браке, у них нет конфликтов в отношении совместно нажитого имущества, управления и распоряжения таким имуществом. Иными словами, чем дольше по времени супруги находятся в таких отношениях, тем эффективнее исполняются ими обязанности, нет оснований для применения норм, которые фактически посвящены прекращению отношений, возникающих в рамках общей совместной собственности супругов, например, ст. 38, 39 СК РФ.
12 Именно в делах о банкротстве вопрос об определении имущества, составляющего содержание общей совместной собственности и личного имущества каждого из супругов, которое может быть включено в состав конкурсной массы, имеет принципиальное значение11. По общему правилу, взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено на принадлежащее ему имущество, а также на долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (п. 3 ст. 256 ГК РФ, п. 1 ст. 45 СК РФ). Требование о выделе доли с целью обращения на нее взыскания заявляет кредитор (п. 4 ст. 21325 Федерального закона о банкротстве), в конкурсную массу включается не сама доля должника в имуществе, принадлежащем ему и его супругу на праве общей собственности, а соразмерная ей часть вырученных от продажи этого имущества средств (п. 7 ст. 21326). Можно предположить, что присутствие таких норм в законе позволяет на практике реализовать общее имущество супругов вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, соответственно, неизбежна ситуация злоупотребления правом и нарушения интересов сособственников (супруга или бывшего супруга).
11. См.: Харитонова Ю.С. Взыскание долгов гражданина-банкрота за счет общего имущества супругов // Предпринимательское право. Приложение «Право и бизнес». 2016. № 3. С. 7 - 9.
13 К числу неоднозначных и трудноразрешимых относятся вопросы, возникающие в делах о банкротстве лиц, имеющих статус супругов, - осуществляется ли банкротство именно того супруга, в отношении которого заявлены требования кредиторов или возможно их совместное банкротство. Формально закон не содержит прямой нормы именно о банкротстве супругов, соответственно, на практике суды принимают разные решения, одни арбитражные суды объединяют в единое производство банкротство супругов, другие - инициализируют не одно, а два дела по банкротству физического лица. Вместе с тем следует признать, что проблема заключаются не только в отсутствии прямого указания на особый статус супругов, но и тем обстоятельством, что, как правило, супруги выступают в качестве поручителей при оформлении тех или иных заемных обязательств (потребительские кредиты, ипотека, займы на развитие бизнеса и др.), что приводит к обобщению семейных активов и пассивов.
14 Определенности не добавляют существующие пробелы, связанные с потребностью определить состав категории «имущество», устранить «подвижность» критериев, заложенных в нормах Семейного кодекса РФ в отношении имущества12, которое может составлять конкурсную массу в делах банкротства одного из супругов и одновременно относится к категории общего имущества супругов, эти вопросы требуют скорейшего решения со стороны законодателя13.
12. В этом смысле такой «системный пробел» прослеживается и в содержании отдельных норм Семейного кодекса РФ, например, в контексте содержания п. 2 ст. 34 термин «имущество» рассматривается в широком значении. Однако, учитывая содержание ст. 63, 128, 132, 301 - 303, 305 ГК РФ, имущество можно рассматривать и как вещь, и имущественные права, что не исключает необходимости учитывать природу отношений, составляющих предмет регулирования того или иного федерального закона и тем самым учитывать, в каком смысле или значении используется термин «имущество». Так, например, имущество рассматривается как совокупность вещей и имущественных прав в обязательственном праве (ст. 307 ГК РФ), как имущественный комплекс (ст. 132 ГК РФ), как вещь, и такое понятие имущества является самым распространенным (ст. 133, 134, 301 ГК РФ) (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: в 2 т. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ / под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 163).

13. См.: Левушкин А.Н. Реформа семейного законодательства: совершенствование структуры Семейного кодекса Российской Федерации и правового регулирования отдельных брачно-семейных отношений // Актуальные проблемы росс. права. 2017. № 5. С. 31 - 34.
15 Отсутствие решения на первый взгляд сугубо теоретических вопросов влечет за собой целый ряд практических вопросов, возникающих в делах о банкротстве супругов, в частности, когда требования кредиторов заявлены в отношении одного из супругов, т.е., по сути, по его личным обязательствам, но их удовлетворение осуществляется за счет общего имущества супругов. В этой связи важно определить критерии общих и личных обязательств супругов применительно к процедуре банкротства, поскольку в семейных отношениях, учитывая их сущность и назначение установить «границу» между личными и общими обязательствами супругов затруднительно.
16 Как известно, обязательства супругов могут быть общими и личными; общие отличаются единой направленностью, они совершаются обоими супругами, направлены на удовлетворение нужд и потребностей семьи, совершаются в интересах семьи. В качестве оснований возникновения таких обязательств выступают самые разные договоры, которые супруги заключают для приобретения движимого, недвижимого имущества, это может быть договор займа, кредитный договор и др. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения таких обязательств, а также предъявления соответствующих требований кредиторов супруги являются должниками по этим обязательствам, соответственно, они обязаны совершить в пользу кредитора определенные действия, например, уплатить долг, выполнить определенную работу и проч.14 Нередко обязательство может возникнуть из правоотношения, в котором должником выступает только один из супругов, например, долг одного из них по договору займа, такое обязательство может быть признано общим только при условии, что денежные средства были потрачены на нужды семьи (п. 2 ст. 45 СК РФ)15.
14. См.: Волгина О.А., Хисамова Р.В. Совместное банкротство супругов в России: как осуществить его на практике и какая от этого польза // Закон. 2017. № 2. С. 65 - 74.

15. См.: Назарова И.С., Шеншин В.М. Совместное банкротство супругов – бывших участников накопительно – ипотечной системы: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики // Право в Вооруженных Силах – военно-правовое обозрение. 2018. № 6 (251). С. 35 - 43.
17 В случае, если супруг претендует на распределение его личного долга, он должен доказать, что обязательство является общим, направлено на удовлетворение нужд семьи, поэтому долг по такому обязательству будет общим. Если один из критериев отсутствует, нормы Семейного кодекса РФ, направленные на процедуру обращения взыскания на общее имущество супругов, не применимы.
18 Вместе с тем применительно к семейным отношениям супругов критерии, позволяющие разграничить их общие и личные обязательства, в целом определены, однако в случае применения на практике норм специального вида указанные положения подлежат существенной «корректировке». Законом предусмотрена специальная процедура реализации имущества должника, входящего в состав общей совместной собственности, в рамках дела о банкротстве (п. 7 ст. 21326 Федерального закона о банкротстве). Несмотря на прямое указание в законе, на практике финансовый управляющий включает в конкурсную массу все общее имущество обоих супругов (бывших супругов), а не только имущество, принадлежащее супругу, который является должником. В дальнейшем это имущество подлежит реализации, и уже после оставшаяся часть средств может быть передана другому супругу, который не являлся должником и у него не было каких-либо обязательств перед кредиторами.
19 Представляется, что присутствие таких норм в законе позволяет предположить, что имущество супругов может быть продано вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, значит, на практике неизбежна ситуация, когда может иметь место нарушение прав сособственников, не только второго супруга, но и бывшего супруга. Такая ситуация фактически направлена на обеспечение интересов кредиторов, при этом интересы супруга, который не является должником, практически «нивелируются», поскольку он не может «противостоять», препятствовать процедуре продажи такого имущества с публичных торгов, зачастую по цене, ниже рыночной. Иными словами, данная норма закона противоречит или как минимум не согласуется с положениями ряда норм, а именно ст. 255, п. 3 ст. 256 ГК РФ и п. 1 ст. 45 СК РФ.
20 Если во внесудебном порядке были осуществлены раздел имущества, определены доли супругов в общем имуществе, переоформлены права на имущество в публичном реестре (п. 6 ст. 81 ГК РФ), кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, изменением режима имущества супругов юридически не связаны (ст. 5, п. 1 ст. 46 СК РФ). В силу п. 7 ст. 21326 Федерального закона о банкротстве это означает, что как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включаются в конкурсную массу должника.
21 Можно предположить, что после раздела имущество супругов уже не относится к категории общего, поскольку это имущество юридически уже поделено между ними, оно становится личным, при этом доли каждого из супругов могут быть разными в праве на это имущество. Поэтому, когда такое имущество включается в конкурсную массу для реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества, не допускаем ли мы «фикцию», когда, по существу, имущество, принадлежащее одному из супругов, называем общим. Требования кредиторов, которым могут быть противопоставлены раздел имущества, определение долей супругов (бывших супругов), удовлетворяются с учетом условий соглашения о разделе имущества, определения долей16.
16. См.: Берштейн Е.В. Все мы делим пополам: банкротство граждан и семейное имущество в России и за рубежом // Адвокат. 2017. № 3. С. 17 - 19.
22 В делах о банкротстве супругов значение имеет решение вопроса о том, кто подлежит процедуре банкротства - семья в целом или каждый из супругов, являющийся должником?
23 Формально закон позволяет объединить дела о несостоятельности супругов в одно производство с назначением финансового управляющего из того дела, которое было возбуждено первым (ст. 130 АПК РФ). В таком случае финансовый управляющий должен вести реестры требований кредиторов по отдельности, те, которые заявлены в отношении общего имущества супругов, и те, которые заявлены в отношении личного.
24 В ситуации, когда процедуры несостоятельности введены в отношении обоих супругов, их общее имущество подлежит реализации в деле о банкротстве того супруга, который в публичном реестре указан в качестве собственника либо во владении которого находится имущество, права на которое не фиксируются в публичных реестрах. Средства от реализации общего имущества супругов распределяются между их конкурсными массами пропорционально долям в общем имуществе17. В данном случае не совсем ясно, каким образом необходимо учитывать содержание п. 2 ст. 34 СК РФ, согласно которому независимо от того, на имя кого из супругов приобретено имущество либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. В этой связи, на наш взгляд, нет определенности в отношении супруга, который указан в реестре как собственник, поскольку в данном случае в отношении этого имущества есть не указанный в качестве собственника второй супруг, т.е. это не единственный собственник такого имущества. И не ясно, как можно выявить факт владения тем или иным имуществом, которое опять же находится в общей совместной собственности супругов.
17. Следует отметить, что общее имущество не может быть реализовано до разрешения спора в суде общей юрисдикции, вероятно, имеется в виду вступление в силу решения суда о разделе, при этом сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга (п. 7, 10 ППВС РФ) (см.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2019. № 2).
25 Можно предположить, такое решение возможно опять же при условии предварительного раздела имущества супругов, которое является их общим, определить доли каждого из супругов в праве на такое имущество и выделить долю супруга-должника. Полагаем, что ориентир законодателя только на формальное внесение в реестр имущества, зарегистрированного на имя одного из супругов, не соответствует положениям Семейного кодекса РФ, поскольку за внесением записи об одном супруге «за его спиной стоит другой супруг», которому это же имущество принадлежит на таких же правовых основаниях.
26 В целях выработки единых подходов на практике и, как следствие, принятие единообразных решений судами на законодательном уровне необходимо дифференцировать процедуру банкротства физического лица и лица, имеющего статус супруга. Такие процедуры должны отличаться друг от друга и по условиям, и по порядку, однако пока законодатель не предлагает различий в процедуре банкротства с учетом имеющегося статуса лица, что на практике вызывает немало сложностей и способствует формированию разных подходов при принятии судами соответствующих решений. Так, отдельные суды исходят из того, что заявители имеют общие обязательства перед кредиторами, например, по ипотечным, потребительским кредитам и т.д., поэтому объединяют дела о банкротстве каждого из супругов в единое производство18. Другие суды занимают противоположную позицию, отмечая, что совместное банкротство супругов невозможно, поскольку стороны не могут доказать общность этих дел по причине специфики долговых обязательств, потенциальных кредиторов и имущества, в отношении которого могут быть заявлены их требования. Третьи считают, что содержание ст. 2134 Федерального закона о банкротстве, согласно которой физическое лицо может быть признано банкротом, не допускает множественности лиц на стороне должника, а значит, заявление о признании должника банкротом может быть подано только в отношении одного гражданина19.
18. См.: Решение Арбитражного суда Московской области от 18.01.2016 г. по делу № А41-85634/2015; решение Арбитражного суда Новосибирской области от 09.11.2015 г. по делу № А45-20897/2015 // В официальных источниках не публиковались).

19. См.: Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.01.2017 г. по делу № А56-91219/2016; решение Арбитражного суда Пермского края от 19.12.2016 г. по делу № А50-19304/2016; постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 г. № 17АП-680/2017-ГК // В официальных источниках не публиковались.
27 Кроме того, в судебной практике нет единого подхода относительно подведомственности разрешения таких споров, относятся ли такие дела к компетенции суда общей юрисдикции или арбитражному суду20. Буквальное толкование п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ позволяет утверждать, что дела о банкротстве с участием граждан могут рассматриваться арбитражными судами, при этом споры о разделе имущества супругов относятся к компетенции судов общей юрисдикции. В этой связи, учитывая содержание п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, при их рассмотрении следует руководствоваться общими нормами, а именно все споры, вытекающие из гражданских и семейных отношений, относятся к компетенции судов общей юрисдикции.
20. См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2017 г. № 13АП-7978/2017; апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21.06.2017 г. по делу № 33-12859/2017; апелляционное определение Новосибирского областного суда от 04.07.2017 г. по делу № 33-6344/2017 // В официальных источниках не публиковались. При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица (см.: постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2017 г. № Ф04-6873/2016 по делу № А03-22218/2015 // В официальных источниках не публиковалось.
28 На основании вышеизложенного суды приходят к выводу, что арбитражный суд не вправе выносить решение о разделе имущества супругов, даже если у него в производстве находится дело о банкротстве одного из них21. Другие суды, напротив, исходят из того, что в случае, когда дело о банкротстве должника уже рассматривается, раздел принадлежащего ему и его супругу общего имущества возможен исключительно в рамках этого дела. В обоснование этого вывода они ссылаются на п. 7 ст. 21326 Федерального закона о банкротстве, согласно которому имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве22.
21. См.: постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2017 г. № 20АП-3934/2017; постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2017 г. по делу № А44-8242/2016; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.06.2017 г. № Ф04-6934/2016 // В официальных источниках не публиковались.

22. См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2017 г. № 13АП-7978/2017; апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21.06.2017 г. по делу № 33-12859/2017; апелляционное определение Новосибирского областного суда от 04.07.2017 г. по делу № 33-6344/2017. При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица (см.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2017 г. № Ф04-6873/2016 по делу № А03-22218/2015 // В официальных источниках не публиковалось).
29 Как отмечалось ранее, сложности заключаются не только в отсутствии указания на особый статус супругов, но и тем обстоятельством, что практически всегда супруги выступают в качестве поручителей при оформлении тех или иных заемных обязательств (потребительские кредиты, ипотека, займы на развитие бизнеса и др.), что, как следствие, ведет к обобщению их семейных активов и пассивов.
30 Данное обстоятельство существенно затрудняет процедуру банкротства супругов, поскольку в рамках процедуры банкротства законодатель указывает на два вида или категории имущества супруга-должника, это личное имущество и общее, т.е. то, которое по нормам Семейного кодекса РФ приобретено в браке супругами. В этой связи полагаем, что категория и личного имущества в браке не столь однозначна, поскольку это не только то имущество, которое принадлежало супругу до брака или было ему подарено, передано в порядке наследования, но и имущество, которое приобретено в браке, но при определенных обстоятельствах может быть признано личным. Кроме того, когда законодатель определяет в качестве «объекта воздействия» общее имущество, то необходимо учитывать, что в отношении такого имущества могут быть заявлены законные требования другого супруга, не являющегося банкротом, в целях защиты не только своих интересов, но и несовершеннолетних, лиц, находящихся на иждивении у должника, соответственно, возникает потребность в определении доли в праве на общее имущество супругов, в отношении которой могут быть заявлены соответствующие требования. Учитывая, что на практике данные вопросы трактуются по разному, необходимо принимать во внимание соответствующие разъяснения Верховного Суда РФ, а именно, если супруг (бывший супруг), полагающий, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в т.ч. несовершеннолетних детей, он вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (п. 3 ст. 38 СК РФ). Принимая во внимание правила подсудности, такое требование подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.
31 Представляется, что такая «прокредиторская направленность» норм Федерального закона о банкротстве проявляется в таких положениях, согласно которым и кредиторы, и финансовый управляющий, наделены правом на обжалование судебного акта о разделе имущества, определения долей и внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества (п. 2 ст. 38 СК РФ) по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов (ст. 612, 613 Федерального закона о банкротстве, ст. 10, 168, 170, п. 1 ст. 1741 ГК РФ). Заявления о признании недействительными соглашений супругов о разделе их общего имущества по иным основаниям подлежат рассмотрению в исковом порядке судами общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности; соответствующий иск может быть подан, в частности, финансовым управляющим. В таком случае можно утверждать, что фактически банкротится вся семья, а не супруг-должник23.
23. См.: Ремизова О.Н. Некоторые вопросы банкротства семейного предпринимательства // Семейный бизнес в правовом пространстве России / отв. ред. И.В. Ершова, А.Н. Левушкин. С. 365 - 370.
32 Особенность дел о банкротстве супругов заключается в том, что в качестве активной и заинтересованной стороны по делу является финансовый управляющий, цель и задача которого обеспечить в первую очередь требования кредиторов, заявленные в отношении имущества супруга-должника. Очевидно, что его интересы направлены на защиту финансовых интересов кредиторов и они не совпадают с интересами другого супруга, не являющегося должником24. Представляется, что найти баланс непросто, поскольку интересы сторон в таком процессе противоположны, в том смысле, что интересы финансового управляющего направлены на удовлетворение имущественных требований кредиторов, а супруга-должника и второго супруга на сохранение семьи в целом, ее экономической неприкосновенности. Вместе с тем интересы кредиторов тоже не должны находиться в уязвимом положении по отношению к интересам супруга-должника и его семьи. Согласно ст. 43 ГПК РФ не только финансовый управляющий, но и все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, имеют право на участие в рассмотрении данного иска в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.
24. См.: Матвеев И.В. Ответственность членов семьи как контролирующих лиц должника при банкротстве // Там же. С. 325 - 332.
33 Кроме того, необходимо учитывать и то обстоятельство, что формальные критерии, позволяющие разграничить общее и личное имущество должников, имеющих статус супругов, заложены в нормах Семейного кодекса РФ, их применение в процессе реализации норм о банкротстве, на наш взгляд, условно и опосредовано, поскольку специальные нормы о банкротстве сформулированы в отношении осуществления процедуры банкротства физического лица без учета его статуса супруга или бывшего супруга.
34 Очевидно, что нормы специального вида напрямую не ориентированы на учет специфики семейных юридических фактов, таких как регистрация брака, влекущих соответствующие правовые последствия в рамках отраслевых отношений. Безусловно, как будут развиваться законодательство о банкротстве и практика его применения, покажет время, тем не менее уже ясно, что применение таких норм выявило ряд проблем теоретического и практического порядка.

References

1. Berstein E.V. We divide everything in half: bankruptcy of citizens and family property in Russia and abroad // Lawyer. 2017. No. 3. P. 17–19 (in Russ.).

2. Volgina O.A., Khisamova R.V. Joint bankruptcy of spouses in Russia: how to implement it in practice and what is the benefit of it // Law. 2017. No. 2. P. 65–74 (in Russ.).

3. Ershova I.V. Special legal regime of activity of small and medium-sized businesses: doctrinal and legislative approaches // Journal of Business and Corporate Law. 2016. No. 2. P. 22 - 26 (in Russ.).

4. Ilyushina M.N., Chashkova S. Yu. Features of contractual forms of division of common property of spouses of entrepreneurial purpose // Laws of Russia: experience, analysis, practice. 2010. No. 3. P. 25 - 33 (in Russ.).

5. Karelina S.A., Frolov I.V. Family business and problems of formation of the bankruptcy estate in the conditions of financial insolvency (bankruptcy) of spouses (former spouses): domestic and foreign experience // Family business in the legal space of Russia / ed. by I.V. Ershova, A.N. Levushkin. M., 2020. P. 304 - 317 (in Russ.).

6. Commentary to the Civil Code of the Russian Federation: in 2 vols. Vol. 1. Parts one, two of the Civil Code of the Russian Federation / ed. by T.E. Abova, A. Yu. Kabalkin. 2nd ed., reprint. and additional. M., 2009. P. 163 (in Russ.).

7. Levushkin A.N. Reform of family legislation: improving the structure of the Family Code of the Russian Federation and the legal regulation of individual marriage and family relations // Actual problems of Russ. law. 2017. No. 5. P. 31 - 34 (in Russ.).

8. Letova N.V. Consequences of changing the marital status of spouses for business // Family business in the legal space of Russia / ed. by I.V. Ershova, A.N. Levushkin. M., 2020. P. 519 (in Russ.).

9. Letova N.V. Trends in the development of property relations of spouses in modern conditions // Legal fate of the business upon dissolution of the marriage and inheritance / ed. by I.V. Ershova, A.N. Levushkin. M., 2019. P. 411, 412 (in Russ.).

10. Matveev I.V. liability of the members of the family as controlling persons of the debtor in bankruptcy // Family business in the legal space of Russia / ed. by I.V. Ershova, A.N. Levushkin. M., 2020. P. 325–332 (in Russ.).

11. Nazarova I.S., Shenshin V.M. Joint bankruptcy of spouses-former participants of the accumulative mortgage system: lack of clear legal regulation and ambiguity of judicial practice // Law in the Armed Forces - military-legal review. 2018. No. 6 (251). P. 35 - 43 (in Russ.).

12. Remizova O.N. Some issues of bankruptcy of family entrepreneurship // Family business in the legal space of Russia / ed. by I.V. Ershova, A.N. Levushkin. M., 2020. P. 365 - 370 (in Russ.).

13. Kharitonova Yu. S. Collection of debts of a bankrupt citizen at the expense of the common property of the spouses // Business Law. Appendix “Law and Business”. 2016. No. 3. P. 7 - 9 (in Russ.).

14. Chashkova S. Yu. Ways of protecting the property rights of spouses: interpretation of the provisions of family legislation by the Constitutional Court of the Russian Federation // Family and Housing Law. 2015. No. 5. P. 26 (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate