Remote criminal justice through the prism of foreign experience
Table of contents
Share
QR
Metrics
Remote criminal justice through the prism of foreign experience
Annotation
PII
S102694520016605-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalia O. Nikuradze 
Occupation: Associate Professor of the Department of Criminal Procedure and Criminalistics of the Law Faculty, Orenburg State University
Affiliation: Orenburg State University
Address: Russian Federation, Orenburg
Abstract

In the context of the digital development of society, the introduction of digital technologies into the sphere of criminal justice is becoming increasingly relevant. As a result of the lockdown, new opportunities have been opened up for the remote procedure of judicial proceedings in criminal cases. The adoption of various technologies, especially video, has accelerated in justice systems in many countries. The world community is open to the digital transformation of justice. The system of justice and criminal justice in many states may undergo fundamental changes under the influence of global digitalization. This article is devoted to the study of the practice of administering justice in criminal cases during the coronavirus pandemic, the views of foreign scientists regarding alternative forms of court hearings.

Keywords
criminal proceedings, remote justice, e-justice, criminal case, digitalization, access to justice, information and telecommunication technologies
Received
03.09.2021
Date of publication
25.07.2022
Number of purchasers
1
Views
148
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for
1 Период пандемии коронавируса (COVID-19) показал, что общество нуждается в совершенствовании своих навыков и расширении знаний в области информационно-коммуникационных технологий (далее – ИКТ), которые сегодня активно проникают во все сферы его жизни, и правоохранительная система не стала исключением. Поскольку в каждом демократическом социальном государстве, управляемом на основе верховенства закона, действуют органы, обеспечивающие общественную безопасность, правопорядок и законность, методами, отвечающими на запросы общества. Большинство стран, определяя на национальном уровне в качестве приоритетного направления развития общества его высокую информатизацию, отвечают на его запрос с точки зрения формирования и оптимизации: информационно-безопасных сервисов, индустриального интернета, интернета вещей, информационного пространства, облачных вычислений, обработки больших данных, сетей связи нового поколения, цифровой экономики, инфраструктуры электронного правительства, национальной электронной библиотеки и т.д. Все большую актуальность приобретает тенденциозность электронизации уголовно-процессуальной сферы, в частности формирования удаленного правосудия по уголовным делам.
2 Как отмечается в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 2031, ИКТ стали неотъемлемой частью государственных управленческих систем в сфере обороны, безопасности и правопорядка. При этом в качестве доминантной проблемы обозначена «интенсификация использования самих технологий». Внедрение цифровых технологий в производство по уголовным делам оказалось жизненно необходимым во время пандемии коронавируса (COVID-19) в подавляющем большинстве государств, в том числе и в Российской Федерации2. Несмотря на частичное снятие строгих ограничений, направленных на обеспечение безопасности жизни и здоровья населения, потребность в инновационных технологичных подходах осуществления производства не утрачивает своей актуальности.
1. См.: СЗ РФ. 2017. № 20, ст. 2901.

2. См. об этом, напр.: Пермяков Л.Е., Галузо В.Н. О деятельности судов общей юрисдикции города Москвы в условиях пандемии коронавирусной инфекции (COVID-19) // Актуальные исследования. 2020. № 9 (12). Ч. II. С. 7 - 13.
3 В настоящее время сложилось множество подходов к определению правосудия, осуществляемого с применением современных ИКТ, среди которых можно обозначить: удаленное, электронное, дистанционное, онлайн и т.д.3
3. См.: Денисов И.С. Развитие электронного правосудия в России // Вестник СПбУ МВД России. 2018. № 1 (77). С. 101 - 104; Марковичева Е.В. Влияние цифровых технологий на развитие уголовного судопроизводства // Правосудие. 2019. Т. 1. № 1. С. 98 - 107; Клеандров М.И. Размышления на тему: может ли судьей быть робот? // Росс. правосудие. 2018. № 6. С. 15 - 25; Головко Л.В. Цифровизация в уголовном процессе: локальная оптимизация или глобальная революция // Вестник экономической безопасности. 2019. № 1. С. 15–25; Малько А.В., Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф., Кроткова Н.В. Проблемы цифровизации в сфере осуществления правосудия // Государство и право. 2020. № 10. С. 151–159. DOI: 10.31857/S102694520012242-7
4 В своем исследовании А.С. Герман, рассуждая об интеграции «смежных технологий видеоконференцсвязи и веб-конференции» для проведения судебных заседаний с большим кругом участников, называет такое судопроизводство дистанционным4. Такой подход ограничивается исключительно дистанционным порядком судебного заседания с применением видеоконференцсвязи и (или) веб-конференции.
4. См.: Герман А.С. Дистанционное судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации // Правосудие / Justice. 2020. Т. 2. № 3. С. 106.
5 Понятием онлайн-правосудие, исходя из анализа функционала электронного сервиса «Правосудие онлайн», о создании которого заявил Председатель Верховного Суда РФ, охватывается более широкий круг возможностей нового формата. Именно онлайн-правосудие представляет собой дистанционную форму реализации участниками процесса всего объема предусмотренных законодательством прав: электронный порядок подачи документов в суд, ознакомления с материалами дела, получения судебного акта и участия в судебном заседании посредством веб-конференции5.
5. См.: Пресс-центр Верховного Суда Российской Федерации. Вячеслав Лебедев рассказал о создании суперсервиса «Правосудие онлайн» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: >>>> (дата обращения: 15.11.2021).
6 Широкое распространение получил термин «электронное правосудие». В самом общем виде под ним понимают форму осуществления правосудия посредством ИКТ на основе принципов гласности, открытости и доступности6. Ряд авторов детализируют определение электронного правосудия объемом возможных действий участников судебного разбирательства. В своем исследовании Ю.А. Жданова отмечает, что электронное правосудие – это система разрешения споров, состоящая из руководства процессом и судебным разбирательством, документооборота, обеспечения доступа к судебной информации, судебные извещения, правовой поиск и судебные процедуры7.
6. См.: Брянцева О.В., Солдаткина О.Л. Электронное правосудие в России: проблемы и пути решения // Вестник Университета им. О.Е. Кутафина. 2019. № 12. С. 99, 100.

7. См.: Жданова Ю.А. Правовая природа электронного правосудия и его место в системе институтов информационного общества // Административное право и процесс. 2015. № 4. С. 81.
7 А.В. Тищенко добавляет, что электронное правосудие помимо изложенного заключается и в информатизации правосудия, т.е. юрисдикционные действия и быстрый доступ к информации с сайтов8. Аналогичного мнения придерживается М.Д. Омаров, отметивший, что конечным результатом информатизации судебной системы посредством внедрения и совершенствования автоматизированной информационной системы ГАС «Правосудие» является электронное правосудие9. И.С. Денисов соотносит развитие электронного правосудия с внедрением государственных автоматизированных систем10.
8. См.: Тищенко А.В. Электронное правосудие: судебное реформирование к 2020 году // Правопорядок: история, теория, практика. 2018. № 4 (19). С. 66.

9. См.: Омаров М.Д. Правовое регулирование информатизации судов общей юрисдикции – необходимое условие перехода к электронному правосудию // Росс. юстиция. 2014. № 16. С. 52 - 54.

10. См.: Денисов И.С. Указ. соч. С. 102.
8 Изложенные точки зрения ученых позволяют сформулировать вывод о том, что в теории не сложилось единого мнения и четкого понятийно-категориального аппарата, определяющего феном правосудия с применением ИКТ. Во многом содержательно совпадают понятия электронного и онлайн правосудия, предусматривающих, в том числе удаленный формат судебного разбирательства. Однако, выражая субъективную точку зрения, полагаем, что понятием электронное правосудие должны охватываться именно средства его осуществления, а вот форму реализации, целесообразно называть удаленным правосудием.
9 Удаленное правосудие – это форма дистанционного порядка производства судебного разбирательства по делам и реализации полного объема предусмотренных законом процессуальных прав и обязанностей его участниками, основанная на применении государственных автоматизированных информационных систем, электронного документооборота и направленная на обеспечение беспрепятственного доступа к правосудию, процессуальной экономии сроков, открытости судебного разбирательства, повсеместного информирования о деятельности судов.
10 Удаленное правосудие стало новым направлением развития научной мысли и правоприменительной практики разрешения уголовных дел по существу в удаленном формате. В государствах по-разному проходили путь экстренного внедрения ИКТ в деятельность по отправлению правосудия по уголовным делам. Безусловно, применение многих технических средств в уголовном процессе уже были регламентированы на национальном уровне, однако практика их применения не имела высокой степени интенсивности. В качестве примера, можно обратиться, к официальной статистике Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ. Так, Уголовно-процессуальный кодекс РФ регламентирует применение видеоконференцсвязи (ст. 240, 241, 2781, 293, 38912, 38913, 399, 40113, 4734), также применяется аудио- и видеопротоколирование. Из анализа статистических данных Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел следует, что наблюдается явное увеличение числа судебных заседаний, проводимых с использованием ИКТ, обеспечивающих удаленный порядок производства, а также технических средств аудио- и видеофиксации хода судебного заседания. Так, в 2019 г. судами общей юрисдикции с применением видеоконференцсвязи рассмотрено 98 942 уголовных дела, а в 2020 г. – 115 932. Число судебных заседаний, проводимых судами общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел с использованием аудиопротоколирования, в 2019 г. составило 827 108, в 2020 г. – 2 063 799; видеопротоколирования в 2019 г. – 77 818, в 2020 г. – 105 37911.
11. См.: Судебная статистика Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации по форме отчетности № 1 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: >>>> (дата обращения: 01.09.2021).
11 Соответствующий прирост наблюдается и в субъектах Российской Федерации. По данным Управления судебного департамента по Оренбургской области, в 2019 г. видеоконференцсвязь применялась по 1579 уголовным делам, аудиопротоколирование - по 7143 уголовным делам; видеопротоколирование - по 100 уголовным делам; в 2020 г. те же показатели увеличились до 1768, 15 977 и 338 соответственно. В первом полугодии 2021 г. применение видеоконференцсвязи, аудио- и видеопротоколирования остается интенсивным. В Оренбургской области в указанный период районными и городскими судами использовались видеоконференцсвязь по 630 уголовным делам, аудиопротоколирование – 8106, видеопротоколирование – 15112.
12.
12 Применение ИКТ в деятельности по отправлению правосудия по уголовным делам в период пандемии коронавируса ознаменовало заинтересованность правоприменительной практики в создании средств и условий для удаленного правосудия во многих странах. В Российской Федерации, Республике Беларусь, США, Нидерландах и других государствах для обеспечения удаленного правосудия применялись платформы Zoom, YouTube, а также программы Viber и Skype. В Латвии суды по совместному латвийско-швейцарскому проекту получили необходимую технику и оборудование для проведения удаленных судебных заседаний, документооборот также осуществлялся дистанционно с использованием электронных цифровых подписей. В Республике Беларусь применение видеоконференцсвязи осуществлялось изначально по гражданским делам, в уголовном процессе допускалось использование участника судебного разбирательства Viber и Skype для удаленного доступа к правосудию. Удаленные судебные заседания в США проводились при разрешении срочных ходатайств, применении залога, условно-досрочного освобождения, предъявлении обвинения, рассмотрения уголовного дела по существу и в апелляционном порядке. Для обеспечения гласности судебные заседания по резонансным уголовным делам транслировались на платформе YouTube. По окончанию заседания с канала запись удалялась и хранилась только в соответствующем суде.
13 В Соединенном Королевстве в период пандемии конференцсвязь проводилась с использованием программы BTMeetMe, не требующей приобретения дополнительного специального оборудования (достаточно иметь телефон, в крайнем случае при необходимости - колонки или наушники). Видеоконференцсвязь проводится с помощью Skype for Business, при этом участникам процесса достаточно упрощенной версии Skype в бесплатном доступе. Для работы судов в удаленном режиме принят регламент, содержащий руководящие правила для суда и участников судебных заседаний. В Соединенном Королевстве возможны онлайн, очный и гибридный форматы судебного разбирательства.
14 В целом работа судов в удаленном режиме во время пандемии коронавируса в различных странах осуществлялась в схожем порядке с применением аналоговых ИКТ. Проблемы, с которыми пришлось столкнуться государствам для обеспечения правосудности в этот период, также однообразны, их отличает лишь степень интенсивности преодоления. Так, возникали сложности с материально-техническим обеспечением судов необходимыми техникой, оборудованием, помещениями, специалистами по работе с ИКТ и т.д. Не менее сложным оказалось преодоление цифровой безграмотности населения, в результате которой многие граждане на начальном этапе могли с трудом понимать процедуру и применять технические средства для участия в судебном заседании удаленно. Судьям, помощникам приходилось разъяснять не только процессуальные вопросы, но и инструктировать по использованию технического устройства. Нередки были и случаи затягивания производства ввиду технических неисправностей оборудования, некачественной работы интернет-соединения и т.д. Важно понимать, что такие проблемные аспекты были неизбежны, однако каждое государство экстренно принимало все необходимые меры реагирования по их устранению: изыскание средств, для материального обеспечения; устранение технических неисправностей; обучение сотрудников судов по работе с ИКТ; разработка регламентов и руководства для работы судов в удаленном режиме; использование интернет-платформ, СМИ для открытого опубликования судебных решений с целью преодоления проблемы обеспечения гласности и др.
15 Полученный опыт способствовал развитию идей удаленного правосудия, с использованием передовых технологий, искусственного интеллекта и т.д. В данном случае речь идет не просто о государственных автоматизированных системах, обрабатывающих большие данные (например, ГАС «Правосудие» в Российской Федерации), а именно электронном порядке и судебных заседаний, и документооборота, и работы судов в целом. Ярким представителем, продвигающим идею «электронного правосудия, онлайн-правосудия» является профессор из Соединенного Королевства Р. Сасскинд, эксперт в области развития новейших юридических технологий. Как отмечалось выше, в систему правосудия многих государств уже внедрены различные технологии, особенно видео- и аудиофиксирующие средства.
16 Р. Сасскинд в своем труде «Будущее судов», посвященном онлайн-правосудию, отмечает, что судебные системы современных государств по-прежнему находятся в условиях риска плохого функционирования, неэффективного доступа к правосудию и потенциального ослабления верховенства закона, с одной стороны, и безграничных технологических возможностей, способных улучшать правосудие, делать его более доступным, – с другой13. При этом признание удобства и эффективности цифровизации в системе отправления правосудия связано с несколькими факторами. Во-первых, это необходимость поддержания высокого уровня качества и оперативности деятельности судов по отправлению правосудия, создание альтернативных способов рассмотрения уголовных дел в период пандемии, таких как удаленный доступ (видеоконференцсвязь, автоматизированные системы, электронный документооборот и т.д.). Во-вторых, большая загруженность судов по рассмотрению дел во время кризиса, в то время как достаточно сложно было справляться и с обычной нагрузкой. В результате нарастает задержка производств. В-третьих, во многих странах существует проблема доступа к правосудию. Ей можно найти множество объяснений: сокращение финансирования национальных судебных систем; неэффективность национальной судебной системы; устаревание судебной системы и ее жесткая консервация; сложность восприятия людьми специфики и механизма работы судов; слабая юридическая грамотность населения, – однако можно вынужденно констатировать, что большинству граждан лиц недоступна защита своих прав и законных интересов в судах своего государства. Так, по данным международной Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), лишь 46% людей во всем мире находятся под защитой закона и имеют доступ к правосудию14. В литературе отмечается, что данная проблемы не поднималась остро в международном сообществе ввиду длительности ее существования, способствовавшей восприятию ее как «хронического неизлечимого заболевания».
13. См.: Susskind R. (2020). The Future of Courts // In the Harvard Law School Center on the Legal Profession. The Practice, 6 (5), available at: www. thepractice.law.harvard.edu/article/the-future-of-courts/

14. См.: Статистические данные Организации экономического сотрудничества и развития. Leveraging the SDGs for inclusive growth delivering access to justice for all [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.oecd.org/gov/delivering-access-to-justice-for-all.pdf (дата обращения: 02.09.2021).
17 Сегодня под влиянием глобальной цифровизации, можно говорить о необходимости коренных изменений судебной системы и правосудия, позволяющих преодолевать проблемы доступа к ним. После принятия мер общественной изоляции, в том числе и в судах (как только их «двери были закрыты»), государства стремились создать альтернативу «физическим» судебным слушаниям, которой стал удаленный формат правосудия. Р. Сасскинд удаленный порядок судопроизводства по уголовным делам классифицировал на: аудиослушания, видеослушания и бумажные слушания15. Например, в Соединенном Королевстве, Нидерландах во время пандемии судебные заседания по уголовным делам проводились с использованием телефонной связи или аудиосистем (аудиослушания), видеоконференцсвязи посредством Zoom, Microsoft Teams, Skype, YouTube (видеослушания), а также по представленным письменным заявлениям, не требующим присутствия сторон (бумажные слушания). Ученый акцентировал внимание на том, что все эти форматы могут быть смешанными и выбираются по усмотрению суда, исходя из обстоятельств дела, руководствуясь принципом разумности и справедливости.
15. См.: Susskind R. (2020). Op. cit.
18 Так, в Соединенном Королевстве переход к указанным альтернативным слушаниям ознаменовал фундаментальные изменения в судебной практике. С марта 2020 г. все дела в Верховном суде страны рассматривались удаленно, лишь некоторые откладывались по ходатайству сторон ввиду невозможности видеосъемки. В данном случае стороны могли вносить письменные заявления, ходатайства, которые рассматривались судом в их отсутствие, в т.н. бумажном слушании. Адвокатам было разрешено поддерживать связь с подзащитными в электронном виде и по телефону. Видеоконференции использовались и для онлайн-встреч между судьями. Кроме того, для обеспечения доступа к прямой трансляции в сети интернет видеослушаний создана технология WebEx. Как отметил лорд Рид из Аллермюра, представители судебной системы были полны решимости обеспечить работу судов бесперебойно во время локдауна, выполняя свои обязательства по обеспечению доступа к правосудию, открытости и прозрачности судебных разбирательств16. Для дистанционного представления документов в суд разработана и внедрена программа SharePoint. Британские юристы отмечают положительную тенденцию развития правосудия благодаря введенным новшествам. Сегодня сохраняется электронный формат документооборота, суды полностью перешли на «безбумажную» работу, что существенно экономит материальные, временные и процессуальные затраты.
16. См.: Видеообращение от 20 июня 2020 г. Председателя Верховного суда Великобритании, лорда Рида из Аллермюра. [Электронный ресурс]. Режим доступа: >>>> (дата обращения: 02.09.2021).
19 Что касается Российской Федерации, то в период локдауна также принимались меры дистанционного порядка производства, использовались последние технологии для его применения, электронного документооборота. Расширен функционал государственной автоматизированной системы ГАС «Правосудие», аккумулирующей большие данные по уголовным делам, их автоматизированную сортировку, ранжирование доступа к информации и т.д., а также государственной автоматизированной системы правовой статистики (ГАС ПС) по учету заявлений и сообщений о преступлениях, количественных и качественных показателей преступности и ее раскрываемости, автоматизации формирования и представления отчетности органов прокуратуры.
20 * * *
21 Изложенное позволяет констатировать неизбежные перемены в системе правосудия многих государств, в том числе и в Российской Федерации. Удаленное правосудие, как показала практика, – это приемлемый формат, который целесообразно адаптировать национальным системам правосудия.

References

1. Bryantseva O.V., Soldatkina O.L. Electronic justice in Russia: problems and solutions // Herald of Kutafin University. 2019. No. 12. P. 99, 100 (in Russ.).

2. German A.S. Remote legal proceedings in the Supreme Court of the Russian Federation // Justice. 2020. Vol. 2. No. 3. P. 106 (in Russ.).

3. Golovko L.V. Digitalization in the criminal process: local optimization or global revolution // Herald of Economic Security. 2019. No. 1. P. 15–25 (in Russ.).

4. Denisov I.S. Development of electronic justice in Russia // Herald of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2018. No. 1 (77). P. 101–104 (in Russ.).

5. Zhdanova Yu. A. The legal nature of electronic justice and its place in the system of institutions of the information society // Administrative Law and Process. 2015. No. 4. P. 81 (in Russ.).

6. Kleandrov M.I. Reflections on the topic: can a robot be a judge? // Russian Justice. 2018. No. 6. P. 15–25 (in Russ.).

7. Mal’ko A.V., Afanasyev S.F., Borisova V.F., Krotkova N.V. Problems of digitalization in the field of justice // State and Law. 2020. No. 10. P. 151 - 159. DOI: 10.31857/S102694520012242-7 (in Russ.).

8. Markovicheva E.V. Influence of digital technologies on the development of criminal justice // Justice. 2019. Vol. 1. No. 1. P. 98–107 (in Russ.).

9. Omarov M. D. Legal regulation of informatization of courts of general jurisdiction is a necessary condition for the transition to electronic justice // Russian Justice. 2014. No. 16. P. 52–54 (in Russ.).

10. Permyakov L.E., Galuzo V.N. On the activities of the courts of general jurisdiction of the city of Moscow in the context of the coronavirus pandemic (COVID-19) // Actual Research. 2020. No. 9 (Part II). P. 7–13 (in Russ.).

11. Tishchenko A.V. Electronic justice: judicial reform by 2020 // Law and order: history, theory, practice. 2018. No. 4 (19). P. 66 (in Russ.).

12. Susskind R. (2020). The Future of Courts // In the Harvard Law School Center on the Legal Profession. The Practice, 6 (5), available at: www. thepractice.law.harvard.edu/article/the-future-of-courts/

Comments

No posts found

Write a review
Translate