Legal history of Russian civil society and how to write it
Table of contents
Share
QR
Metrics
Legal history of Russian civil society and how to write it
Annotation
PII
S102694520013238-2-1
Publication type
Review
Source material for review
Туманова А.С. Общественные организации в России: правовое положение. 1860 - 1930-е гг. М., 2019
Status
Published
Authors
Konstantin P. Krakovskiy 
Occupation: Professor of the Department of state studies at the Institute of public service and management
Affiliation: Russian presidential Academy of national economy and public administration (RANEPA)
Address: Russian Federation,
Edition
Pages
151-154
Abstract

A review of the monograph by A.S. Tumanova, a well-known expert in the history of Russian civil society and its relations with public authorities, Professor of the National research University Higher school of Economics, Doctor of Law, Doctor of historical Sciences, "Public organizations in Russia: the legal situation. 1860 - 1930s". It is noted that the reviewed work makes a significant contribution to the formation of modern trends in historical and historical-legal research of the social history of Russia. This book is very timely, relevant and will undoubtedly be in demand. It will be useful for researchers who conduct research on the history of state and law, as well as the social history of Russia

Keywords
A.S. Tumanova, monograph, civil society, public organizations, social history of Russia
Received
13.11.2020
Date of publication
05.02.2021
Number of purchasers
18
Views
1023
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Осенью 2019 г. в издательстве «Проспект» вышла в свет монография Анастасии Сергеевны Тумановой «Общественные организации в России: правовое положение. 1860 - 1930-е гг.». По формату это достаточно объемная книга (30 п.л.), которая подводит итог многолетним исследованиям автора – известного специалиста в области истории российского гражданского общества и его отношений с публичной властью, профессора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики, д-ра юрид. наук, д-ра ист. наук.
2 Предшествующие исследования названного автора были посвящены преимущественно периоду начала XX столетия, когда институты гражданского общества активно формировались и встраивались в развивавшееся публичное пространство и модернизационный процесс. В данном случае ученый выходит за рамки известной эпохи, существенно расширяет хронологические рамки книги включением в научный оборот периодов реформ и контрреформ, а также государственно-правовых преобразований в СССР.
3 Следует прежде всего отметить обширный источниковый материал. А.С. Туманова обнаружила, извлекла и использовала многочисленные документы российских архивов: РГИА, ГАРФ, РГАЛИ ЦИАМ и ГАТО, а также ею были использованы материалы Бахметевского архива русской и восточноевропейской истории и культуры Колумбийского университета (США). Она ввела в научный оборот значительное число источников различных категорий, начиная с материалов общественных организаций и делопроизводства государственных учреждений, координировавших их работу.
4 Принимая во внимание широту хронологического «замаха», автор выделяет комплекс заглавных рубрикаторов, интересующих его. Главный сюжет данной работы – это правовая история российского гражданского обществ. На каждом из значимых этапов функционирования общественных организаций автор показывает, что представляла собой правовая рамка отношений правительственной власти и общественных организаций и как она видоизменялась, какое новое содержание приобретала вместе с нею практика отношений правительственной власти и добровольных обществ.
5 Рецензируемая монография имеет черты сравнительно-правового исследования, поскольку автор рассматривает модели государственно-общественных отношений, складывавшиеся в периоды либеральных реформ и менявшиеся в годы контрреформ, а также на этапе эволюции самодержавия в дуалистическую монархию в начале XX в., а также становления демократической республики в 1917 г. и республики Советов после 1917 г.
6 Первая глава книги – «Процессы гражданской самоорганизации в контексте современных теорий гражданского общества» – посвящена анализу ключевых подходов к гражданскому обществу классических и постклассических западных теоретиков. В их числе А. де Токвиль, Ю. Хабермас, Дж. Л. Коэн, Э. Арато, Э. Геллнер, М. Ховард, Э. Внук-Липиньский, Д. Грин и др. Исследуя гражданское общество как крупный политико-правовой институт, А.С. Туманова встраивает свое исследование в контекст обществоведческих исследований XX - XXI вв.
7 Постановочный характер носит также раздел монографии, посвященный анализу вклада в разработку концепта гражданского общества исторических и историко-правовых исследований. В нем упомянуты имена и подходы видных западных историков Ш.-Л. Хоффманна, Дж. Брэдли, Л. Хэфнера, авторитетных российских специалистов Б.Н. Миронова, А.Д. Степанского, И.С. Розенталя, А.Н. Медушевского, В.В. Шелохаева, К.А. Соловьева и многих других.
8 А.С. Туманова основательно работает с понятием «общественные организации», именуемые в разные периоды «обществами частной инициативы», «ассоциациями», «добровольными обществами» и, наконец, «общественными организациями».
9 Сердцевиной модели правового обеспечения функционирования общественных организаций выступает, по мнению автора, порядок (или система) их образования. В теории известны такие порядки образования общественных организаций, как разрешительный (концессионный), регистрационный, заявительный (явочный, уведомительный) и нормативный. Представление о них разрабатывалось сначала дореволюционными, затем советскими и российскими правоведами. В книге характеризуется существо этих правовых порядков и выявляются специфические черты политико-правового положения общественных организаций при каждом из них. Указанные порядки образования общественных организаций осуществлялись в Российской Империи, РСФСР и СССР, сменяя друг друга.
10 В XIX – начале XX в. господствующей тенденцией было противопоставление общественных организаций государству. Публичная власть видела в добровольных обществах конкурента и ставила преграды многим их начинаниям. В то же время она стремилась оказать поддержку конструктивным с ее точки зрения инициативам общественных организаций (благотворительных, научных, культуртрегерских), способствовавшим удовлетворению материальных и культурных нужд населения.
11 А.С. Туманова показывает различные инварианты и многоцветие правительственной политики по отношению к обществам в имперский период. Отношения общественных организаций с государством в последней трети XIX в. она именует «нестабильным партнерством», когда наряду с конфликтами обществ и власти (закрытие комитетов грамотности при Вольном экономическом обществе и Московском обществе сельского хозяйства, а также Московского юридического общества, нападки на Вольное экономическое общество и пр.) существовали определенные возможности и для диалога. Они возникали вследствие количественного роста и качественного развития добровольных ассоциаций, упрощения бюрократической процедуры создания новых обществ в 1880 - 1890-е гг. и осознания отдельными прагматично настроенными бюрократами важности общественных инициатив для развития культуры, хозяйства и управления.
12 В начале XX столетия законодательство об общественных организациях развивалось в направлении установления регистрационного режима в годы Первой русской революции и его последующей адаптации в условиях третьеиюньской монархии. Жизнедеятельность общественных организаций впервые приобрела правовые основания и была определена в едином юридическом документе – Временных правилах об обществах и союзах 4 марта 1906 г. Ассоциации вели свое существование уже не с момента разрешения органами власти, а со времени внесения в реестр коллегиальными административно-судебными учреждениями – губернскими (областными) по делам об обществах и союзах присутствиями. По словам С.А. Корфа, их деятельность касалась «самого интимного круга субъективных публичных прав граждан – политических прав»1.
1. Корф С.А. Административная юстиция. СПб., 1910. Т. 2. С. 246.
13 Процедуре от подачи ими заявления до регистрации было придано правовое содержание, и от чиновника, не готового разрешить ту или иную ассоциацию, требовалось юридическое обоснование. Это был явно «ранний отблеск» правового государства.
14 Автор пытается разобраться с историческим контекстом, приведшим к принципиальным новеллам в положении общественных организаций. Она показывает предпосылки и условия для складывания нового юридического этоса (данный термин использовался ранее видным американским русистом Р. Уортманом2), приведшего к утверждению в обществе значимости прав человека и их разработке в политико-правовом дискурсе. Участие в этом принимали ведущие российские правоведы и политики того периода. Причем принадлежность к различным юридическим школам не разделяла юристов в данном вопросе на различные «лагеря». В разработке политико-правового содержания прав и свобод личности, а также в формулировании возможного автономного пространства российских подданных от государства участвовали с одинаковым успехом, как показывает А.С. Туманова, представители школы «возрожденного» естественного права, социологической юриспруденции, а также юридического позитивизма.
2. См.: Уортман Р.С. Властители и судии. Развитие правового сознания в императорской России / авториз. пер. с англ. М.Д. Долбилова при участии Ф.Л. Севастьянова. М., 2004. С. 479 - 482.
15 Автор монографии рассматривает правовые новеллы, вносимые в разрабатывавшийся правительством П.А. Столыпина постоянно действующий закон об обществах и союзах. Существенное внимание она уделяет институциональным и правовым новеллам существования общественных организаций в условиях Первой мировой войны. Публичное пространство расширилось тогда за счет общественных организаций, имевших публично-правовой статус (Всероссийский земский союз, Всероссийские союз городов, Военно-промышленные комитеты). Гражданское общество России активно участвовало в военной мобилизации: оказывало помощь фронту, а также многочисленным «жертвам войны»: беженцам, выселенцам, лицам, получившим ранения, членам их семей и пр.
16 Война сформировала новые горизонты для развития российской публичной сферы. Участие в совместной деятельности по мобилизации ресурсов упрочивало горизонтальные связи внутри организаций, помогавших фронту и тылу, порождало взаимодействие между организациями публичной сферы и государственными учреждениями. И в то же время общественные организации и их лидеры продвигались от реализации конкретных социальных проектов к требованиям правительства доверия и ответственного министерства.
17 С приходом к власти Временного правительства в феврале 1917 г. возникли условия для создания союзнического типа отношений между государственной властью и гражданским обществом. Министры Временного правительства, недавно сами принадлежавшие к «лагерю» общественников и понимавшие их нужды, постарались отмежеваться от характерного для прежнего режима недоверия к общественности. Они подвергли пересмотру систему взаимоотношений власти и общественности, сложившуюся ранее. Весной 1917 г. общества и союзы стали учреждаться явочным порядком, а летом 1917 г. их регистрация была отнесена к полномочиям судебной власти.
18 Последняя глава монографии посвящена принципиально новой странице «жития» общественных организаций после 1917 г. Автору удалось показать двойственное отношение к этому проявлению общественной инициативы: «старые общества» вытеснялись, а новые создавались в качестве пособника социалистического строительства. В первую очередь это комсомол и «школа коммунизма» (профсоюзы).
19 С начала 20-х годов Советское государство взяло курс на формирование административно-командной системы управления, базировавшейся на чрезвычайных законах, росте значения управленческого аппарата, в особенности контрольных и карательных органов, организации всеобщего административного надзора. Все это не предвещало гражданскому обществу перемен к лучшему. Постановлением Президиума ВЦИК от 12 июня 1922 г. регистрацию обществ и союзов было поручено провести НКВД. При НКВД в мае 1921 г. было образовано подразделение административного надзора, которому вменялось в обязанность давать разрешение на созыв всероссийских съездов организаций и регулировать образование обществ. Уставы вновь образуемых союзов присылались в НКВД «для сведения».
20 В 1922–1924 гг. исследуемый процесс пошел в обратном направлении и был окончательно прерван на рубеже 20–30-х годов, по мере складывания административно-командной системы управления и осуществления идеологического диктата над обществом в рамках «культурной революции». Вектор политики советской власти в отношении добровольных обществ состоял в замене регистрационного порядка их основания разрешительным (концессионным) порядком, окончательно утвердившимся в начале 30-х годов.
21 Очевидно, что и в последующие десятилетия добровольные общества, разного рода общественные организации находились под контролем государства.
22 Жанр рецензии требует указать автору и на недостатки. Так, гл. 4 «Права человека в политико-правовом дискурсе периода Первой русской революции: складывание нового юридического этоса» несколько выбивается из основного русла повествования о правовом статусе общественных организаций. Не хватило обычного для исторических, историко-правовых работ обоснования хронологических рамок работы: почему нижняя граница 1860-е годы, если правовое регулирование статуса общественных организаций имело место раньше? Почему верхняя граница 1930-е годы? Автор, разумеется, вправе самоограничиться, установить рамки своего исследования, но должен объяснить читателю, почему именно так.
23 Монография А.С. Тумановой вносит существенный вклад в формирование современных направлений исторических и историко-правовых исследований социальной истории России.
24 Эта книги весьма своевременна, актуальна и, несомненно, будет востребована и найдет своего читателя. Она окажется полезной для научных работников, проводящих исследования по истории государства и права, а также социальной истории России.

References

1. Korf S.A. Administrative justice. SPb., 1910. Vol. 2. P. 246 (in Russ.).

2. Tumanova A.S. Public organizations in Russia: the legal situation. 1860 - 1930s. M., 2019 (in Russ.).

3. Wortman R.S. Rulers and judges. Development of legal consciousness in Imperial Russia / author's transl. from English by M.D. Dolbilova with the participation of F.L. Sevastyanov. M., 2004. P. 479-482. (in Russ.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate