Legal contracts in the system of forms of Russian labour law
Legal contracts in the system of forms of Russian labour law
Annotation
PII
S013207690008624-8-1
DOI
10.31857/S102694520008624-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalya A. Filiptsova 
Occupation: Associate Professor of the Department of Civil Disciplines
Affiliation: Russian state University of justice (Central branch)
Address: Russian Federation, 95 20 years of October str., Voronezh
Edition
Pages
128-136
Abstract

The article examines legal contracts in the system of forms of Russian Labor Law, analyzes their legal nature, considers legal elements, and reveals the relationship of legal contracts with other types of forms of Russian Labor Law. The author States the need to distinguish between legal acts and legal contracts in the General interconnected and interdependent system of forms of Russian Labor Law. Special attention is paid to the terminology used in relation to types of legal contracts containing Labor Law norms. The author refers to the types of legal contracts in Labor Law as a collective agreement and agreements concluded within the framework of social partnership.

Keywords
legal contract, legal act, forms of Russian Labor Law, sources of Russian Labor Law, legal nature, legal elements, social partnership, collective agreement, agreement, principles of law, Rule of Law
Received
02.03.2020
Date of publication
18.12.2020
Number of purchasers
10
Views
440
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
792 RUB / 15.0 SU
All issues for 2020
7603 RUB / 152.0 SU
1 Традиционно в общей теории права нормативные правовые акты рассматривались в качестве единственной разновидности «источников права», сущность правовых договоров практически не исследовалась, договоры рассматривались лишь как юридические факты, являющиеся основанием возникновения, изменения и прекращения конкретных правоотношений. Вместе с тем сегодня можно говорить о повышении роли правовых договоров в регулировании общественных отношений. В связи с этим договорное правотворчество приобретает все большее значение, хотя специалисты в области трудового права, к сожалению, при рассмотрении форм трудового права зачастую не выделяют правовой договор в качестве отдельной формы трудового права в Российской Федерации.
2 Говоря о терминологии, следует отметить, что в научной и учебной литературе используются различные термины, обозначающие рассматриваемую форму российского права. Как правило, в качестве тождественных, синонимичных используются термины «правовой договор», «нормативный договор», «договор с нормативным содержанием», «нормоустанавливающий договор», «нормативный правовой договор». Как справедливо заметил В.В. Ершов, «современная научно обоснованная концепция интегративного правопонимания не ограничивает право только его нормами. Она основывается на том, что право, прежде всего, выражается в принципах и нормах права, содержащихся в формах национального и (или) международного права, реализующихся в государстве. В связи с этим возникает вопрос о корректности названия данной формы российского права – “нормативные правовые договоры”»1. А.А. Васечко также отмечает, что ученые, использующие «содержательные» определения «нормативного правового договора», не проводят разделения между волеизъявлением как действием и его формой2.
1. Ершов В.В. Правовое и индивидуальное регулирование общественных отношений. М., 2018. С. 543, 544.

2. См.: Васечко А.А. Природа нормативного договора // История государства и права. 2008. № 2. С. 13.
3 Научно обоснованным представляется использование по отношению к рассматриваемой форме права термина «правовой договор», поскольку в нём вырабатываются не только нормы права, но и принципы права. Кроме того, данный термин подчеркивает правовой характер такого договора, посредством которого осуществляется правовое (а не индивидуальное) регулирование общественных отношений.
4 Ученые справедливо констатируют, что в отечественной доктрине все еще не предложена дефиниция «нормативного правового договора»3. Каждый автор по-своему подходит к определению рассматриваемого понятия. А.А. Мясин рассматривает «нормативный правовой договор» как «основанное на равенстве сторон и общности интересов соглашение (результат волесогласования либо волеслияния), содержащее в себе нормы права общего характера, направленное на достижение желаемого сторонами (как правило, правотворческими субъектами) результата»4. В данном случае представляется неполным определение правового договора через «соглашение», поскольку в юридической науке термины «договор» и «соглашение» имеют одно и то же юридическое значение и употребляются как взаимозаменяемые категории. В то же время такое понимание правового договора является распространенным в общей теории права.
3. Иванов В.В. Общая теория договора. М., 2006. С. 161.

4. Мясин А.А. Нормативный договор как источник права: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 48.
5 В свою очередь, А.В. Демин, как представляется, без достаточных оснований рассматривает «нормативный правовой договор» «как договорный акт, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для многочисленного и формально не определенного круга лиц, рассчитанный на неоднократное применение, действующий независимо от того, возникли или прекратились предусмотренные им конкретные правоотношения»5. Данное определение хотя и содержит указание на правоустанавливающий характер правового договора, но не раскрывает договорной сущности рассматриваемой формы права. В.В. Иванов дает следующее определение: «Нормативный договор – это совместно совершенные в соответствующей необходимой форме обособленные волеизъявления двух или более управомоченных субъектов правотворчества, направленные на регулирование поведения этих субъектов и (или) иных субъектов, на основе согласия устанавливающие правовые нормы»6.
5. Демин А.В. Общие вопросы теории административного договора. Красноярск, 1998. С. 84.

6. Иванов В.В. Указ. соч. С. 165.
6 Правовой договор прежде всего представляет собой форму национального права, содержащую принципы и нормы права, регулирующие общественные отношения. Анализируя признаки правовых договоров, следует отметить, что, будучи разновидностью договоров, им присущи все общие признаки договоров, к которым можно отнести добровольность заключения, согласованность волеизъявлений, свободу волеизъявления, ответственность сторон за ненадлежащее выполнение либо невыполнение условий договора и т.д. Некоторые авторы выделяют и иные признаки, которые представляются спорными при рассмотрении особенностей отдельных видов договоров. Поэтому здесь перечислены наиболее общие «универсальные» признаки договора, признаваемые большинством правоведов7.
7. См.: там же. С. 74, 75.
7 Теперь перейдем к рассмотрению специфических признаков правовых договоров.
8 Правовой договор характеризуется специфическими, присущими только ему признаками, позволяющими выделить его в особую категорию договоров. Прежде всего, в правовом договоре в отличие от индивидуального (частного) договора устанавливаются принципы и нормы права.
9 Традиционным является определение нормы права как общеобязательное правило поведения для неопределенного круга лиц8. Общий характер нормы права выражается в неоднократности ее применения, а также неперсонифицированности адресатов. Норма права применяется всякий раз, когда возникают предусмотренные ею обстоятельства, и продолжает действовать после этого. Кроме того, норма права распространяет свое действие на неопределенный круг лиц, определяемый общими признаками.
8. См.: Ершов В.В. Частный договор – источник российского права? // Росс. правосудие. 2013. № 7 (87). С. 9.
10 В правовых договорах могут вырабатываться не только нормы права, но и принципы права. Принципы права представляют собой самостоятельные и первичные средства правового регулирования общественных отношений, которые содержатся в формах национального и (или) международного права9. Так, согласно ст. 45 ТК РФ в соглашении могут устанавливаться «общие принципы регулирования социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений». Например, в п. 1.3 Отраслевого тарифного соглашения в электроэнергетике Российской Федерации на 2019 - 2021 годы установлен ряд общих принципов регулирования социально-трудовых отношений работников и работодателей, задействованных в сфере электроэнергетики: уважение и учет прав и законных интересов работодателей и работников организаций, в т.ч. с учетом особенностей государственного регулирования в электроэнергетике Российской Федерации; добровольность и полномочность принятия работодателями, работниками и их представителями на себя обязательств; реальность, экономическая обоснованность и безусловность выполнения обязательств, принимаемых на себя работодателями, работниками и их полномочными представителями; целесообразность и эффективность расходов, производимых работодателями в рамках социально-трудовых отношений в части, превышающей требования российского законодательства; содействие повышению эффективности деятельности организаций, развитию эффективных механизмов регулирования социально-трудовых отношений с учетом особенностей рынков труда.
9. См.: Ершов В.В. Правовая природа, функции и классификация принципов национального и международного права // Росс. правосудие. 2016. № 3. С. 5–36.
11 Следует отметить, что в научной литературе незначительно исследованы особенности принципов и норм права, установленных в правовых договорах. Так, В.В. Иванов считает, что никакой особенной специфики у договорных норм нет, они по определению представляют собой правовые нормы и, соответственно, обладают всеми их характеристиками10. Такой взгляд нельзя считать вполне обоснованным. М.И. Байтин, например, в зависимости от формы выражения выделял нормы права, выраженные в официально признанном (санкционированном) государственном обычае, нормы, возникающие из договора, нормы, выраженные в нормативных правовых актах и нормы, возникающие из судебного прецедента11. Поскольку одним из основных признаков нормы права является формальная определенность, такая классификация представляется обоснованной. Однако одним из сущностных признаков принципов и норм права, установленных в правовых договорах, видится не способ их внешнего выражения, а источник возникновения, которым выступает согласованное волеизъявление управомоченных органов государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц. Таким образом, еще одним специфическим признаком правового договора является источник выработанных в нем принципов и норм права.
10. См.: Иванов В.В. Указ. соч. С. 169.

11. См.: Байтин М.И. Сущность права. Саратов, 2001. С. 229–231.
12 Норма права выступает исходным элементом в механизме правового регулирования. Механизм правового регулирования в свою очередь рассматривается как единство всех юридических средств, с помощью которых осуществляется регулирование общественных отношений и удовлетворяются интересы субъектов права12. По справедливому замечанию М.А. Нечитайло, на современном этапе договорное регулирование, являющееся частью правового регулирования, приобретает все большее значение, а договору почти во всех отраслях придается смысл одного из важнейших средств саморегуляции отношений субъектов13.
12. См.: Абдулаев М.И. Теория государства и права. М., 2004. С. 307.

13. См.: Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 73.
13 Дискуссионным представляется отнесение некоторыми учеными правовых договоров к виду правовых актов14. Понятие нормативного правового акта дается в постановлении Государственной Думы ФС РФ от 11 ноября 1996 г. № 781-II ГД «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации»: «это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм»15. Сущность «нормативных правовых актов» явилась предметом рассмотрения в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами»16, в соответствии с п. 2 которого признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. Следовательно, можно сделать вывод, что источником принципов и норм права, установленных в правовом акте, является правотворческая деятельность органов государственной власти и (или) иных управомоченных субъектов в Российской Федерации. В то время как источником принципов и норм права, установленных в правовом договоре, является согласованное волеизъявление управомоченных органов государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц. Таким образом, правовые договоры и правовые акты не тождественны по своей правовой природе и являются различными формами трудового права.
14. См.: Алексеев С.С. Государство и право. М., 2006. С. 47; Казанцев М.Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник ИФП Уральского отд. АН РФ. Вып. 1. Екатеринбург, 1999. С. 182, 183.

15. См.: СЗ РФ. 1996. № 49, ст. 5506.

16. См.: Росс. газ. 2019. 15 янв.
14 Согласно ст. 9 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться в договорном порядке путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. Однако не все из перечисленных договоров являются видами правовых договоров.
15 Анализ положений ст. 5 ТК РФ демонстрирует неопределенность законодателя в вопросе правовой природы коллективных договоров и соглашений. Несмотря на то что в Трудовом кодексе РФ они не относятся к «иным нормативным правовым актам», в ст. 40, 45 Кодекса законодатель определяет коллективный договор и соглашение как «правовой акт». Кроме того, законодатель необоснованно объединил их в одну группу с локальными нормативными актами, которые, по сути, являются видом правовых актов.
16 Коллективные договоры и соглашения, заключаемые в рамках социального партнерства, представляют собой договоры, в которых вырабатываются принципы и нормы права. Таким образом, коллективные договоры и соглашения есть виды правовых договоров. Источник принципов и норм права, установленных в коллективном договоре и соглашении, - это согласованное волеизъявление сторон социального партнерства, направленное на регулирование социально-трудовых отношений. Однако не всякая воля сторон может породить договор с правовым содержанием. Для этого стороны договора должны преследовать правообразующую юридическую цель и обладать правообразующей способностью, т.е. быть субъектами правотворчества17.
17. См.: Марченко М.Н. Источники права. М., 2011. С. 295.
17 В доктрине трудового права устоялось два основных подхода к пониманию источников юридической силы коллективного договора и соглашения как видов правовых договоров. Первый подход основывается на признании в качестве правообразующей силы наличие у субъектов коллективного договора и соглашения свойства социальной автономии. Так, еще Л.С. Таль говорил о социальной автономии как о способности создания для определенной социальной сферы абстрактных норм, которым должны подчиняться причастные к этой сфере лица18. По его мнению, социальная автономия являла собой правообразующую силу, творящую нормы частного правопорядка в пределах общего правопорядка19. Основание юридической силы «нормативных соглашений» Л.С. Таль усматривал в способности социальных единиц к автономному самоопределению, т.е. установлению постоянного обязательного порядка взаимоотношений между входящими в их состав лицами20. В частности, коллективный договор он рассматривал как «разновидность нормативных соглашений, т.е. один из способов автономного создания внутреннего порядка промышленных предприятий, одну из форм внезаконодательного правовотворчества»21.
18. См.: Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С. 37.

19. См.: там же.

20. См.: там же. С. 60.

21. Там же. С. 62.
18 В науке трудового права такой подход разделяет М.В. Шахаев, считающий, что перспективным является рассмотрение в качестве причины возможности установления в коллективном договоре собственного правового регулирования внутренние свойства субъектов, способность «социальных групп устанавливать правила взаимоотношений в рамках данных групп, даже при отсутствии прямого законодательного разрешения или дозволения публичной власти в обществе в лице государства»22.
22. Шахаев М.В. Юридическая сущность коллективных соглашений: дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2004. С. 36.
19 Б.А. Горохов также полагает, что основой правовой природы коллективного договора и источником его юридической силы выступают социальное самоопределение, самоорганизация, автономия работодателей и работников, их социальное взаимодействие23.
23. См.: Горохов Б.А. Современное правовое регулирование социально-трудовых отношений в России: средства, механизм, источники и особенности: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 128.
20 Рассматриваемый подход, при котором в качестве источника юридической силы коллективного договора рассматривается социальное самоопределение его сторон, характерен, например, для Соединенного Королевства, где коллективно-договорное регулирование осуществляется независимо от законодательной системы. В правовых актах содержатся нормы, касающиеся только профсоюзов, а все, что касается коллективных договоров, определяется их сторонами. Юридическая сила коллективного договора также представляет собой предмет договоренности между его сторонами, при этом действует презумпция того, что коллективный договор не считается обязательным, если стороны прямо не указали на противоположное24.
24. См.: Лютов Н.Л. Коллективное трудовое право Великобритании. М., 2009. С. 66–68.
21 Выявление источника юридической силы коллективного договора в социальном самоопределении его сторон, как представляется, противоречит прежде всего Конституции РФ. Согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ «трудовое законодательство» относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, которые вправе лишь передать определенные полномочия по регулированию трудовых отношений25. Поэтому, согласно второму подходу, который разделяется автором, в основе юридической силы «соглашения» и коллективного договора лежит государственное санкционирование, т.е. разрешение на установление норм права26. По справедливому замечанию А.Ф. Нуртдиновой, «нормативное соглашение как источник права характеризуется… признанием его регулятивного значения со стороны государства (в противном случае его вообще нельзя было бы относить к источникам права)…»27. М.Н. Марченко обоснованно пишет, что такой вид нормативных правовых договоров, как коллективные договоры, имеют правовой характер и юридическую силу постольку, поскольку их образование и функционирование в качестве правовых и, следовательно, в качестве «источников права» санкционируется государством28. Ученый отмечает, что «именно государство, путем принятия соответствующего закона – наиболее значимой формы позитивного права наделяет в ряде случаев стороны – субъекты договорного права правотворческими прерогативами»29.
25. См.: Ершова Е.А. Сущность, источники и формы трудового права в Российской Федерации. М., 2008. С. 230.

26. См.: Джилавян А.Д. Коллективный договор в системе социального партнерства в России и в некоторых зарубежных странах: сравнительно-правовой анализ: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 107.

27. Нуртдинова А.Ф. Коллективно-договорное регулирование трудовых отношений: теоретические проблемы: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1998. С. 224.

28. См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 297.

29. Там же.
22 Таким образом, сами по себе стороны коллективного договора и соглашения не обладают правотворческой способностью. В соответствии со ст. 5, 40, 48 ТК РФ государство санкционирует правотворческую деятельность сторон коллективного договора и соглашения и тем самым наделяет их юридической силой такого вида формы трудового права, как правовой договор. В связи с этим представляется необходимым ввести в Трудовой кодекс РФ понятие «российские правовые договоры, содержащие принципы и нормы права», под которыми понимается форма российского трудового права, содержащая принципы и нормы права, выработанные на основе соглашения между управомоченными лицами, регулирующие социально-трудовые отношения.
23 Кроме того, следует обратить внимание на дискуссионность закрепленного в ст. 45 ТК РФ понятия «соглашение». Сам термин «соглашение» носит общий характер и может быть применен к любому типу договоров (правовых и индивидуальных), в связи с чем, его использование может привести (и приводит) к неоднозначным выводам в юридической литературе. Так, например, М.Н. Марченко рассматривает трудовой договор как «источник» трудового права, основываясь на том, что «закрепляя его понятие и содержание, законодатель не называет его правовым актом, т.е. не придает ему непосредственно правовой характер, а делает это опосредовано, через «соглашение»30.
30. Там же. С. 285.
24 Следует заметить, что в международном трудовом праве отсутствует характерное для российского трудового права разделение коллективных договоров и соглашений, а используется общее понятие «коллективный договор». Так, в п/п. 1 п. 2 Рекомендации МОТ № 91 «О коллективных договорах» под «коллективным договором» подразумевается всякое письменное соглашение относительно условий труда и найма, заключаемое, с одной стороны, между предпринимателем, группой предпринимателей или одной или несколькими организациями предпринимателей и, с другой стороны, одной или несколькими представительными организациями трудящихся или, при отсутствии таких организаций, - представителями самих трудящихся, надлежащим образом избранными и уполномоченными согласно законодательству государства.
25 На основании представленных аргументов предлагаем отказаться от использования в научном обороте термина «соглашения», объединить все правовые договоры, заключаемые в рамках социального партнерства, единым утвердившимся в международной практике термином «коллективные договоры» и внести соответствующие изменения в Трудовой кодекс РФ. При этом считаем возможным выделение отдельных видов коллективных договоров в зависимости от уровня социального партнерства, на котором они заключаются: федеральном уровне, межрегиональном уровне, региональном уровне, отраслевом уровне, территориальном уровне, уровне конкретного работодателя.
26 Как отмечалось ранее, одним из признаков нормы права является формальная определенность, в связи с чем М.А. Нечитайло выделяет такой признак «нормативных правовых договоров», как необходимость их официального опубликования31. Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Данная норма касается только правовых актов, однако, как представляется, аналогичная норма должна действовать и в отношении правовых договоров, поскольку последние также устанавливают принципы и нормы права, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина.
31. См.: Нечитайло М.А. Указ. соч. С. 61.
27 Вопрос о порядке доведения до сведения работников правовых договоров, регулирующих социально-трудовые отношения, по-прежнему остается неопределенным. Так, в Трудовом кодексе РФ частично урегулирован порядок опубликования лишь соглашений (ст. 48). В то время как в отношении коллективных договоров, заключаемых на уровне работодателя, Кодексом не установлены какие-либо правила доведения их до сведения работников, что представляется существенным недостатком трудового законодательства. Установленная в ст. 68 ТК РФ обязанность работодателя знакомить под роспись с коллективным договором касается только принимаемых на работу лиц.
28 В соответствии с п. 8 Рекомендации МОТ № 91 «О коллективных договорах» «законодательство отдельных стран может предусматривать… обязанность предпринимателей, связанных коллективными договорами, принимать необходимые меры для сообщения заинтересованным трудящимся текста коллективного договора, находящегося в силе в отношении их предприятия». В связи с изложенной позицией представляется необходимым установить в Трудовом кодексе РФ обязанность работодателя знакомить работников под роспись с коллективным договором.
29 Поскольку правовые договоры и правовые акты являются различными формами права, постольку правовые договоры, регулирующие социально-трудовые отношения, следует отличать от локальных нормативных актов, принимаемых работодателем. В юридической литературе зачастую происходит смешение данных понятий32. Локальные нормативные акты по своей природе являются видом правовых актов, в которых источником принципов и норм права выступает правотворческая деятельность работодателя. В свою очередь, источником принципов и норм права, содержащихся в правовых договорах, является согласованное волеизъявление управомоченных субъектов. Таким образом, правовые договоры, регулирующие социально-трудовые отношения, и правовые акты работодателя не тождественны по своей природе. В связи с этим представляется спорным указание в ч. 3 ст. 8 ТК РФ на то, что работодатель может принимать «локальные нормативные акты» по согласованию с представительным органом работников. Трудовой кодекс РФ не содержит каких-либо разъяснений, что следует понимать под таким «согласованием». Представляется, что согласовательный характер подобных актов говорит об их договорной природе, в связи с чем отнесение их к виду правовых актов является спорным. Е.А. Ершова обоснованно предлагает разделять «нормативные правовые договоры» и «нормативные правовые акты работодателя», которые принимаются им лично или с учетом мнения представительного органа работников33. На основании изложенного предлагаем признать ч. 3 ст. 8 ТК РФ утратившей силу.
32. См.: Рогалева Г.А. Локальное регулирование условий труда и система источников трудового права. М, 2003. С. 126.

33. См.: Ершова Е.А. Указ. соч. С. 236.
30 Представляется необоснованным отнесение некоторыми учеными трудового договора к источникам права34, рассмотрение его как вида «нормативных правовых договоров»35. В юридической литературе встречается мнение, что «трудовой договор может иметь нормативные условия»36. Н.И. Дивеева, например, отмечает, что итогом «правовосполнения» в «индивидуальном правовом регулировании трудовых отношений» становится «индивидуальная правовая норма, которая не «творится», но защищается государством»37.
34. См.: Бугров Л.Ю. К дискуссии о трудовом договоре как источнике права // Трудовое право в России и за рубежом. 2011. № 2. С. 53–57.

35. Марченко М.Н. Указ. соч. С. 284.

36. Трудовое право: опыт сравнительного правового исследования / под ред. В.М. Лебедева. М., 2018. С. 330.

37. Дивеева Н.И. Теоретические проблемы индивидуального правового регулирования трудовых отношений: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2008. С. 9, 10.
31 Анализ положений ст. 56 ТК РФ позволяет сделать вывод о том, что трудовой договор не содержит принципы и нормы права (что является одним из главных признаков правового договора), а устанавливает индивидуальные права и обязанности работодателя и работника, индивидуальные условия труда. Соответственно, трудовой договор относится к виду индивидуальных (частных) договоров. И.Ю. Воронов в этой связи справедливо отмечает, что индивидуальные договоры в отличие от «нормативных правовых договоров» относятся к актам индивидуального ненормативного регулирования, актам реализации права, а не формам права38.
38. См.: Воронов И.Ю. Основополагающие принципы российского права и российского трудового права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 13.
32 Президиум ВАС РФ в Постановлении от 14.05.2013 г. № 17744/12 по делу № А62-1345/2012 также обращал внимание на функциональное отличие трудового договора от коллективного договора: «В отличие от трудового договора, который в соответствии со статьями 15 и 16 Кодекса регулирует именно трудовые отношения, коллективный договор согласно статье 40 Кодекса регулирует социально-трудовые отношения».
33 Таким образом, к видам правовых договоров, содержащих принципы и нормы права, регулирующие социально-трудовые отношения, относятся коллективные договоры и соглашения, заключаемые в рамках социального партнерства. В одной из публикаций Международного бюро труда «Экономический рост и достойный труд: новейшие тенденции в странах Восточной Европы и Центральной Азии» подчеркивается значение договорного регулирования в сфере труда: «Важнейшими элементами для поиска равновесия между гибкостью и гарантиями на рынке труда являются трехсторонний социальный диалог по вопросам разработки более широких национальных макроэкономических стратегий, а также коллективные переговоры и соблюдение трудового законодательства»39.
39. ILO Cataloguing in Publication Data Economic growth and decent work: recent trends in Eastern Europe and Central Asia / a International Labor Office. M., 2008. Р. 28.
34 В вопросе соотношения правовых договоров с другими формами трудового права следует заметить, что место, которое занимает форма права в иерархии форм трудового права, зависит в первую очередь от присущей ей юридической силы. В системе форм трудового права правовые договоры обладают меньшей юридической силой по отношению к правовым актам (за исключением правовых актов работодателя). Так, коллективные договоры и соглашения, являющиеся видами правовых договоров, «не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права» (ст. 9 ТК РФ). В данной норме помимо подчиненного положения правовых договоров по отношению к правовым актам закреплен принцип in favorem, в соответствии с которым приоритетом пользуется форма трудового права, улучшающая положение работников.
35 Отмечаем также, что правовые договоры имеют большую юридическую силу по сравнению с локальными нормативными актами работодателя. Так, на работодателя возложена обязанность по соблюдению условий правовых договоров, стороной которых он является (ст. 22 ТК РФ). В связи с этим, принимая локальные нормативные акты, работодателю надлежит учитывать принципы и нормы права, выработанные в правовых договорах.
36 * * *
37 В завершение можно сформулировать выводы относительно природы правовых договоров.
38 Во-первых, правовые договоры представляют собой форму трудового права, содержащую принципы и нормы права, регулирующие общественные отношения, характеризующуюся взаимосвязью и взаимозависимостью с иными формами права в единой и многоуровневой системе форм права, реализуемых в Российской Федерации.
39 Во-вторых, правовому договору присущи все общие (универсальные) признаки договоров, к которым можно отнести: добровольность заключения, согласованность волеизъявлений, свободу волеизъявления, ответственность сторон за ненадлежащее выполнение либо невыполнение условий договора и т.д.
40 В-третьих, правовой договор характеризуется специфическими признаками, позволяющими выделить его в особую категорию договоров. В правовом договоре устанавливаются принципы и нормы права, регулирующие общественные отношения. Источником выработанных в правовом договоре принципов и норм права выступает согласованное волеизъявление управомоченных органов государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц.
41 В-четвертых, рассмотрение правовых договоров в качестве вида правовых актов является дискуссионным. Правовые договоры и правовые акты не тождественны по своей правовой природе и являются различными формами трудового права.
42 В-пятых, видами правовых договоров, содержащих принципы и нормы права, регулирующие социально-трудовые отношения, являются коллективные договоры и соглашения, заключаемые в рамках социального партнерства.
43 В-шестых, представляется обоснованным отказаться от использования в научном обороте термина «соглашения», объединить все правовые договоры, заключаемые в рамках социального партнерства, единым утвердившимся в международном трудовом праве термином «коллективные договоры», выделяя отдельные виды коллективных договоров в зависимости от уровня социального партнерства, на котором они заключаются: федеральном уровне, межрегиональном уровне, региональном уровне, отраслевом уровне, территориальном уровне, уровне конкретного работодателя.

References

1. Abdulaev M.I. Theory of state and law. M., 2004. P. 307 (in Russ.).

2. Alekseev S.S. State and law. M., 2006. P. 47 (in Russ.).

3. Baitin M.I. The essence of law. Saratov, 2001. P. 229 - 231 (in Russ.).

4. Bugrov L. Yu. On the discussion of the labor contract as a source of law // Labor law in Russia and abroad. 2011. No. 2. P. 53 - 57 (in Russ.).

5. Vasechko A.A. Nature of the normative contract // History of state and law. 2008. No. 2. P. 13 (in Russ.).

6. Voronov I. Yu. Fundamental principles of Russian law and Russian Labor Law: abstract ... PhD in Law. M., 2012. P. 13 (in Russ.).

7. Gorokhov B.A. Modern legal regulation of social and labor relations in Russia: means, mechanism, sources and features: dis. ... PhD in Law. SPb., 2006. P. 128 (in Russ.).

8. Demin A.V. General questions of the theory of administrative contract. Krasnoyarsk, 1998. P. 84 (in Russ.).

9. Diveeva N.I. Theoretical problems of individual legal regulation of labor relations: abstract ... Doctor of Law. SPb., 2008. P. 9, 10 (in Russ.).

10. Dzhilavyan A.D. Collective agreement in the system of social partnership in Russia and in some foreign countries: comparative legal analysis: dis. ... PhD in Law. M., 2011. P. 107 (in Russ.).

11. Ershov V.V. Legal nature, functions and classification of principles of national and International Law // Russ. justice. 2016. No. 3. P. 5 - 36 (in Russ.).

12. Ershov V.V. Legal and individual regulation of public relations. M., 2018. P. 543, 544 (in Russ.).

13. Ershov V.V. Private contract – the source of Russian law? // Russ. justice. 2013. No. 7 (87). P. 9 (in Russ.).

14. Ershova E.A. The nature, sources and forms of Labor Law in the Russian Federation. M., 2008. P. 230, 236 (in Russ.).

15. Ivanov V.V. General theory of contract. M., 2006. P. 74, 75, 161, 165, 169 (in Russ.).

16. Kazantsev M.F. To the question about the General theory law contract // Scientific Yearbook of the Institute of philosophy and law of the Ural branch of the Russian Academy of Sciences. Vol. 1. Ekaterinburg, 1999. P. 182, 183 (in Russ.).

17. Lyutov N.L. Collective Labor Law in the UK. M., 2009. P. 66 - 68 (in Russ.).

18. Marchenko M.N. The sources of law. M., 2011. P. 284, 285, 295, 297 (in Russ.).

19. Myasin A. The regulatory agreement as a source of law: dis. … PhD in Law. Saratov, 2003. P. 48 (in Russ.).

20. Nechitailo M.A. Normative contract as a source of law: dis. ... PhD in Law. M., 2002. P. 61, 73 (in Russ.).

21. Nurtdinova A.F. Collectively-contractual regulation of labor relations: theoretical problems: dis. ... Doctor of Law. M., 1998. P. 224 (in Russ.).

22. Rogalev G.A. Local regulation of working conditions and the system of sources of Labor Law. M, 2003. P. 126 (in Russ.).

23. Tal’ L.S. Essays of industrial labor law. M, 1918. P. 37, 60, 62 (in Russ.).

24. Labor Law: experience of comparative legal research / ed. by V.M. Lebedev. M, 2018. P. 330 (in Russ.).

25. Shakhaev M.V. Legal essence of collective agreements: dis. ... PhD in Law. Perm, 2004. P. 36 (in Russ.).

26. ILO Cataloguing in Publication Data Economic growth and decent work: recent trends in Eastern Europe and Central Asia / a International Labor Office. M., 2008. Р. 28.

Additional materials

(additional_1.pdf, 802 Kb) [Link]