Administrative-legal support of the “green” economy in Russia
Table of contents
Share
QR
Metrics
Administrative-legal support of the “green” economy in Russia
Annotation
PII
S102694520019592-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Larisa N. Smorchkova 
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
Edition
Pages
103-110
Abstract

The article analyzes the current state of the legal support of the “green” economy in Russia. The author declares the actual absence of a targeted state policy, embodied in a special administrative and legal regulation in this area. As an objective reason, there is a contradiction between the need to increase the pace of development of the national economy in order to ensure the economic security of the state and the principles of sustainable development enshrined in the relevant Concept. Administrative and legal regulation of social relations emerging in the field of the “green” economy should form the basis for the formation of a comprehensive legal support for a new model of socio-ecological and economic development of Russia.

Keywords
“green” economy, the concept of sustainable development, legal support, administrative and legal means, economic security, environmental control and supervision, an integrated approach
Received
17.01.2022
Date of publication
11.05.2022
Number of purchasers
1
Views
215
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 За два с лишним века с момента первой промышленной революции стало очевидным, что негативные последствия воздействия хозяйственной деятельности человека на окружающую среду не только неотвратимы, но и во многом необратимы. Осознание этого породило такие направления в экономической науке, как экологическая экономика, экономика окружающей среды, а также концепцию т.н. «зеленой» экономики.
2 Сторонники теории «зеленой» экономики ратуют за максимально возможное нивелирование отрицательного воздействия последствий экономической деятельности на природу и среду обитания. Экономика должна быть внутренним и зависимым компонентом природной среды, поскольку в природе все взаимосвязано, а ограниченность пространства планеты Земля и ее ресурсов уже ни у кого не вызывает сомнений. Концепция «зеленой» экономики подразумевает разумное сочетание социального, экологического и экономического развития каждого государства.
3 И это действительно комплексная международная проблема, которую невозможно полностью решить в отдельно взятом государстве. В последние несколько десятилетий состоялось большое количество международных конференций, саммитов различного уровня, предлагающих рекомендаций по охране окружающей среды, а в дальнейшем и по стимулированию формирования «зеленой» экономики1. Но объективные противоречия со сложившимися методами ведения экономической деятельности позволяют получать сколько-либо видимые результаты только в отдельных государствах с достаточно высоким уровнем национальной экономики.
1. Обзор выводов и рекомендаций по итогам международных мероприятий см., напр.: Липина С.А., Агапова Е.В., Липина А.В. Зеленая экономика. Глобальное развитие. М., 2016.
4 Ю.В. Лебедев, проанализировав основные представления о понимании «зеленой» экономики в России, заявил об отсутствии фундаментальной научной базы и сформулировал авторскую методологию «зеленой» экономики, основанную на обеспечении высшего приоритета учету экологического фактора в решении проблемы обеспечения общества природными ресурсами, содержащую систему научно-технологических принципов «зеленой» экономики, а также иерархию уровней управления «зеленой» экономикой: концептуального, идеологического, политического и экономического2. И такой подход заслуживает признания. Однако само по себе формирование теоретической базы и научного подхода к «озеленению» российской экономики не может быть действенным без обеспечения внедрения основных идей правовыми средствами.
2. См.: Лебедев Ю.В. Формирование научной базы «зелёной» экономики // Известия Самарского научного центра РАН. 2015. Т. 17. № 5. С. 497, 498.
5 Формирование правового поля обеспечения «зеленой» экономики должно начинаться на политическом уровне государственного управления. Пожалуй, исторически одним из первых в истории Российской Федерации необходимо упомянуть Указ Президента РФ от 1 апреля 1996 г. № 440 «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию»3. В нем говорится о роли Российской Федерации в решении планетарных экологических проблем, поскольку она определяется обладанием большими по площади территориями, практически не затронутыми хозяйственной деятельностью и являющимися резервом устойчивости всей биосферы в целом.
3. См.: СЗ РФ. 1996. № 15, ст. 1572.
6 В преамбуле Концепции провозглашается, что руководствуясь рекомендациям и принципам, изложенным в документах Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992) возможно и необходимо осуществить в Российской Федерации последовательный переход к устойчивому развитию, обеспечивающий сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений людей. В целом из текста документа следует, что переход к устойчивому развитию предполагает постепенное восстановление естественных экосистем и внедрение модели «зеленой» экономики.
7 Говоря об устойчивом развитии, обычно подразумевают устойчивое развитие социо-эколого-экономической системы, в которой общество (социальная подсистема), природа (экологическая подсистема) и экономика (экономическая подсистема) неразрывно взаимосвязаны. Но при этом если взаимосвязь общества и экономики происходит на паритетном обмене управления и труда на продукты потребления, то взаимосвязи природы и общества, природы и экономики имеют односторонне-потребительский характер. В первом случае природа создает условия жизни человеческого общества, а взамен получает отходы жизнедеятельности. Во втором случае экономика, потребляя природные ресурсы, вырабатывает промышленные отходы4. Глобальная задача «зеленой» экономики – нивелировать этот дисбаланс.
4. См.: Щербаков Д.Б., Есенкова Г.А., Евченко А.В. З >>>> // Проблемы развития современного общества: сб. науч. ст. 6-й Всеросс. нац. науч.-практ. конф. Курск, 2021. С. 480.
8 «Зеленая» экономика призвана дополнять модель устойчивого развития. Как высшая цель «зеленой» экономики имеет стратегический характер сохранения жизни человека на планете Земля, так и концепция устойчивого развития предусматривает длительную реализацию, которая бы действительно позволила развивать хозяйственную деятельность людей не только без ущерба для окружающей среды и с сохранением жизнеобеспечивающего запаса природных ресурсов и естественных экосистем, но и обеспечивала восстановление экологии. «Зеленая» экономика подразумевает именно долгосрочную перспективу при практически неизбежном тактическом замедлении роста экономического развития, но последовательном перестроении всей системы национальной экономики на новую модель.
9 Проблема сочетаемости модели устойчивого развития и формирования «зеленой» экономики является межгосударственной и имеет свою страновую, институциональную специфику5. Чаще всего она связана с особенностями политической ситуации, необходимостью сохранения государственного суверенитета, обеспечения экономической безопасности, что, как правило, вызывает ресурсные и управленческие ограничения.
5. См.: Халил М.Р.А. П >>>> //Известия СПбГЭУ. 2020. >>>> . С. 182.
10 Специалисты отмечают, что в Российской Федерации, провозглашающей в составе приоритетов государственной политики и устойчивое развитие, и формирование «зеленой» экономики, реальные успехи пока еще достаточно скромны и в том, и в другом направлении. Это является следствием как во многом декларативного характера заявленных ориентиров, не подкрепленных достаточными ресурсами, так и неотлаженностью государственной политики в этой сфере, что приводит к ее недостаточной результативности6.
6. Плотников В.А., Халил М.Р.А. >>>> // >>>> . 2019. Т. 9. >>>> . С. 64.
11 Проводимая государством политика в целом не противоречит продекларированным идеям, но объективные особенности экономического и политического положения страны не позволяют в полной мере следовать концепции устойчивого развития. Одним из действующих механизмов является реализация национального проекта «Экология»7, рассчитанного на период с 2019 по 2024 г. и включающего в себя около 10 федеральных проектов, направленных на решение негативного влияния на окружающую среду, использование наилучших доступных технологий, повышение качества питьевой воды, а также на утилизацию отходов.
7. См.: Указ Президента РФ от 07.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». URL: >>>>
12 Четко проводимая государственная политика должна выражаться в соответствующих управленческих решениях, по большей части принимающих вид административно-правовых актов, содержащих обязательные для всех правовые предписания, а также в формировании комплексного правового обеспечения начиная с создания законодательной базы, обеспечивающей правовое регулирование «зеленой» экономики, и заканчивая построением всего правоприменительного механизма.
13 В юридической науке безусловно поддерживается точка зрения, что переход на «зеленую» экономику вызывает необходимость выработки адекватных правовых принципов, методов регулирования, нового понятийного аппарата, а также разработки Концепции «зеленого» права как основы правового обеспечения «зеленой» экономики8.
8. См.: Новикова Е.В. >>>> // >>>> . 2020. >>>> . С. 3–10.
14 Одним из основных направлений перехода Российской Федерации к устойчивому развитию было определено создание правовой основы, включая совершенствование законодательства, определяющего экономические механизмы природопользования и охраны природы. В этой части задача была в той или иной степени решена. Действительно можно констатировать высокую степень развития российского законодательства об охране окружающей среды и природопользовании, но преждевременно говорить о комплексном правовом обеспечении всей система общественных отношений, необходимых для формирования «зеленой» экономики.
15 В отечественной правовой литературе констатируется, что переход к «зеленой» экономике безусловно невозможен без внесения изменений в законодательство, предлагаются различные механизмы правовой поддержки перехода российской экономики к новой модели9. Более того, обозначается новая проблема, что с учетом текущей эпидемиологической обстановки правовое регулирование общественных отношений в сфере «зеленой» экономики должно предусматривать и могущие возникнуть будущие катастрофы эпидемиологического характера, масштабно и отрицательно воздействующие на экономику. Вместе с тем констатируется, что сколько-нибудь эффективных законодательных актов, обеспечивающих устойчивость «зеленой» экономики в экстремальных условиях коронавирусной пандемии, принято не было10.
9. См., напр.: Мухлынин Д.Н. >>>> // >>>> . 2018. >>>> . С. 97–99.

10. См.: Клеандров М.И. >>>> . // >>>> . 2020. >>>> . С. 69–72.
16 Конечно, средствами правового регулирования и особенно административно-правового регулирования с его императивным методом можно было бы ввести комплекс обязанностей, запретов и ограничений, обеспеченных мерами юридической ответственности (прежде всего административной, но не только), властно внедряющих правила «зеленой» экономики для всех хозяйствующих субъектов на территории Российской Федерации. Но есть по крайней мере две причины объективного характера, почему государство не может это сделать.
17 Прежде всего необходимо сказать о противоречиях частного и публично-правового регулирования экономических отношений. В демократическом обществе в условиях рынка вмешательство государства в хозяйственную деятельность может осуществляться не только исключительно посредством установления «правил игры» правовыми средствами, не вмешиваясь в конкретные договорные или иные отношения участников имущественного оборота, если этого не требует защита интересов государства и общества в целом, но и с соблюдением антимонопольного законодательства и стимулированием конкурентоспособности хозяйствующих субъектов11.
11. См. подр.: Сморчкова Л.Н. Совершенствование административно-правового регулирования в сфере управления имуществом в государственном секторе экономики // Право и практика. 2019. № 2. С. 57–62.
18 В случае же императивного одномоментного введения жестких правил «зеленой» экономики конституционные принципы будут нарушены. Многие субъекты экономической деятельности не смогут в короткие сроки перестроится и выдержать конкурентную борьбу даже в таких благих целях, какие преследует «зеленая» экономика. И это может повлечь как экономический, так и социальный кризис.
19 Данный риск соотносится еще с одним аспектом, который необходимо учитывать при административно-правовом регулировании «зеленой» экономики. Хотя «зеленая» экономика и является всемирной (международной) проблемой, но внедрение этой модели вступает в противоречие с необходимостью повышать темпы развития национальной экономики. Ведь экономическая безопасность - один из важнейших факторов обеспечения национальной безопасности и сохранения государственного суверенитета12.
12. См. подр.: Воронов А.М., Сморчкова Л.Н. Административно-правовое регулирование экономической деятельности как фактор устойчивого развития Российской Федерации // Право и практика. 2020. № 1. С. 28–33.
20 Реализация основных направлений обеспечения государством экономической безопасности – противодействия вызовам и угрозам экономического характера, предотвращения кризисных явлений в ресурсно-сырьевой, производственной, научно-технологической и финансовой сферах, а также недопущения снижения качества жизни населения, провозглашенных в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года (утв. Указом Президента РФ № 208 от 13.05.2017 г.13), требует использования природных ресурсов, наращивания производственных мощностей, внедрения высокотехнологичного оборудования и прочее. И это не вполне соответствует концепции «зеленой» экономики.
13. См.: СЗ РФ. 2017. № 20, ст. 2902.
21 Исходя из вышесказанного, несколько странным представляется тезис о том, что «зеленая» экономика – это «адекватный механизм экономического роста»14, заявленный в книге, выпущенной под эгидой Минэкономразвития России и Российской академии наук. Принципы развития экономики, дающие сколько-либо реальный рост национальной экономики не вполне сочетаются с принципами «зеленой» экономики. Да, «зеленая» экономика является составляющей концепции устойчивого развития. Но концепция устойчивого развития – это стратегия государства. А экономический и политический кризисы, имеющиеся здесь и сейчас, требуют тактических решений.
14. «Зеленая» экономика. Новая парадигма развития страны / под общ. ред. А.В. Шевчука. М., 2015.
22 К сожалению, не все из этих решений действительно сохраняют вектор «зеленой» экономики. Так, например, в конце 2021 г. был принят Федеральный закон15, продлевающий на три года сроки вступления в силу принятых еще в 2018 г. норм Земельного кодекса РФ о зонах с особыми условиями использования территории в связи с тем, что летом 2022 г. планируется принятие федерального закона, который, как предполагается, упростит порядок их установления, но при этом сократит перечень зон. Как известно, правовой режим зон с особыми условиями использования территории нацелен на обеспечение безопасности и благоприятных условий жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду.
15. См.: Федеральный закон от 30.12.2021 г. № 447-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». URL: >>>>
23 Тем не менее все это не отменяет необходимости непосредственного административно-правового регулирования «зеленой» экономики, но повышает значимость взвешенности управленческих решений. Кроме того, чтобы управление в данной сфере было действительно целенаправленным, необходимо обеспечить оптимальную координацию деятельности органов государственного и муниципального управления, имеющих полномочия в данной сфере, а возможно, и создать федеральный орган исполнительной власти, который выполнял бы функции единого организационного центра управления охраной окружающей среды16.
16. См.: Вершило Н.Д., Вершило Т.А. >>>> // Реализация Конституции Российской Федерации: состояние и перспективы: материалы Всеросс. науч.-практ. конф. 2018. С. 56–58.
24 Нельзя забывать и от том, что административно-правовые средства воздействия включают в себя осуществление государственного и муниципального контроля и надзора, а также возможность привлечения к административной ответственности за выявленные нарушения.
25 Российское законодательство об охране окружающей среды и природопользовании хоть и нуждается в совершенствовании (впрочем, как и любая другая отрасль законодательства, поскольку это перманентный процесс, связанный с развитием общественных отношений), но и в текущем состоянии закрепляет систему правовых норм, полное и последовательное соблюдение которых всеми хозяйствующими субъектами позволило бы предотвратить многие экологические катастрофы и улучшить состояние окружающей среды.
26 Поэтому экологический контроль и экологический надзор, осуществляемый органами государственной власти и органами местного самоуправления в соответствии с предоставленными им полномочиями17, является значимой административно-правовой деятельностью в формировании «зеленой» экономики.
17. См.: Вершило Н.Д. К вопросу о государственном экологическом контроле и надзоре // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. № 6. 35–38.
27 За административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность. Составы административных правонарушений, закрепленные в гл. 8 КоАП РФ, в той или иной степени соответствуют действующим правовым нормам законодательства об охране окружающей среды и природопользовании (хотя также имеются проблемы в правоприменении18), но представляется, что этих норм недостаточно в комплексном механизме правового регулирования «зеленой» экономики.
18. Например, о проблемах административного приостановления деятельности см.: Бучакова М.А., Вершило Н.Д. >>>> // >>>> . 2021. Т. 5. >>>> . С. 195–204; Сморчкова Л.Н. Об административной ответственности юридических лиц по результатам осуществления государственного контроля и надзора // Государственный контроль и надзор как способы обеспечения законности в сфере экономической деятельности: материалы Междунар. науч.-практ. конф. «Лазаревские чтения». М., 2019. С. 202–209.
28 В частности, нельзя привести в пример ни одно государство с полностью сформированной системой «зеленой» экономики, можно говорить только о присутствии в большей или меньшей степени отдельных элементов такой системы. Чтобы экономика страны не «слетела» под девизом тотальной экологичности, в комплексе обеспечивающих правовых средств должны быть не только административно-управляющее воздействие и сбалансированное правовое регулирование пользования природными ресурсами, но и адаптированное под интересы «зеленой» экономики налогообложение, государственное и частное инвестирование, целевое финансирование, бюджетное субсидирование и использование иных финансово-экономических рычагов.
29 Так, например, согласно данным, по итогам 2018 г. Россия в глобальном процессе «озеленения» экономики занимает 114-е место, набрав всего 41.15 кумулятивных баллов (учитывающий четыре фактора: качество окружающей среды и природного капитала; рынок и инвестиции в «зеленый» сектор; позицию политического руководства государства и климатические изменения; стратегию местной промышленности), в то время как государства-лидеры (Швеция, Швейцария, Исландия, Норвегия) имеют более 70 кумулятивных баллов19. При этом Е.А. Боркова, сравнивая общий объем российских инвестиций в основной капитал с объемом инвестиций, направленных на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, отмечает, что «зеленые» инвестиции в общем объеме инвестиций занимают долю менее 1%20.
19. См.: Боркова Е.А. >>>> // >>>> . 2020. № 5 . С. 71.

20. См.: там же. С. 72.
30 Специалисты разных стран также утверждают, что построение «зеленой» экономики невозможно без формирования эффективной системы «зеленого» финансирования21. В России, постольку поскольку на концептуальном уровне не объявлен курс на «зеленую» экономику, под «зеленым» финансированием чаще всего понимается выделение финансовых средств на отдельные экологические проекты, решение экологических проблем, управление природными ресурсами22. По мнению ученых, «зеленые» финансы включают в себя: совокупность различных способов финансирования технологических процессов и проектов в области экологизации хозяйственной деятельности; совокупность финансовых институтов, занимающиеся финансированием экологических программ и проектов; финансовые продукты и услуги (кредиты, облигации и др.) с экологической составляющей23. Однако практическая реализация этих идей также требует соответствующего правового регулирования.
21. См., напр.: Banga J. The green bond market: A potential source of climate finance for developing countries. Journal of Sustainable Finance and Investment. 2019. 9(1):17–32. DOI: 10.1080/20430795.2018.1498617; Raberto M., Ozel B., Ponta L., Teglio A., Cincotti S. From financial instability to green finance: The role of banking and credit market regulation in the Eurace model. Journal of Evolutionary Economics. 2019. 29(1):429–465. DOI: 10.1007/s00191-018-0568-2; Zimmerman R., Brenner R., Abella J.L. Green infrastructure financing as an imperative to achieve green goals. Climate. 2019. 7(3):39–52. DOI: 10.3390/cli7030039

22. Порфирьев Б.Н. «Зелёные» тенденции в мировой финансовой системе // Мировая экономика и международные отношения. 2016. № 9. С. 5–16.

23. См.: Семенова Н.Н., Еремина О.И., Скворцова М.А. «З >>>> // >>>> . 2020. Т. 24. >>>> . С. 39–49.
31 Представляется, что задача административно-правового регулирования в сфере «зеленой» экономики состоит в обеспечении комплекса общественных отношений правовыми средствами, восполняя пробелы, не создавая коллизий и образовывая правовую основу для формирования и совершенствования норм иных отраслей права.
32 * * * На основании изложенного можно сформулировать несколько выводов.
33
  1. Судя по обилию в течение последних нескольких лет научных публикаций не только экономического характера, но и в совершенно разной отраслевой принадлежности, тема формирования в России «зеленой» экономики представляется актуальной. В то же время необходимо констатировать фактическое отсутствие как специального ориентирования государственного управления на переход к новой модели экономического развития, так, соответственно, и административно-правового регулирования «зеленой» экономики.
34
  1. Прежде всего государству на концептуальном уровне необходимо определиться с политикой в этой сфере и найти компромисс между целенаправленным внедрением модели «зеленой» экономики и поддержанием темпов национального экономического развития, отразив это соотношение в стратегических правовых документах, которые должны быть положены в основу дальнейшего административно-правового регулирования.
35
  1. Современные реалии не представляют возможным оптимизировать правовое обеспечение взаимодействия общества, экономики и природной среды вне комплексного подхода. Необходима совокупность общих управленческих решений на федеральном уровне, закрепленных в нормативных актах административно-правового характера, которые могли бы быть положены для внесения соответствующих изменений и дополнений в финансовое, инвестиционное, налоговое законодательство для комплексного правового обеспечения «зеленой» экономики.
36
  1. Требуется специальное исследование эффективности осуществления контрольных полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления в аспекте соблюдения действующих норм законодательства об охране окружающей среды и природопользовании, а также полноты и достаточности норм законодательства об административных правонарушениях в этой сфере с последующим внесением необходимых изменений и дополнений.
37
  1. И еще один важный для развития юридической науки вывод. Объединение таких отраслей права, как административное, конституционное, муниципальное, финансовое, налоговое, бюджетное, земельное, природоресурсное, экологическое, конкурентное, энергетическое, информационное в рамках одной научной специальности «5.1.2. Публично-правовые (государственно-правовые) науки» в новой номенклатуре научных специальностей, по которым присуждаются ученые степени24, позволит более комплексно и системно исследовать вопросы правового обеспечения такого сложного комплекса общественных отношений, как формирование «зеленой» экономики в России.
24. См.: приказ Минобрнауки России от 24.12.2021 г. № 118 «Об утверждении >>>> , и внесении изменения в >>>> , утвержденное >>>> ». URL: >>>> Рекомендации Президиума ВАК Минобрнауки России от 28.05.2021 г. № 15/1-НС «О научных специальностях новой номенклатуры научных специальностей, по которым присуждаются ученые степени». URL: https://legalacts.ru/doc/rekomendatsija-prezidiuma-vak-minobrnauki-rossii-ot-28052021-n-151-ns/

References

1. Borkova E.A. The policy of stimulating green investment as a direction of regulation of the green finance market // Management Consulting. 2020. No. 5. P. 68–76 (in Russ.).

2. Buchakova M.A., Vershilo N.D. Administrative suspension of activities under article 9.1 of the Code of Administrative Offenses of the Russian Federation: problems of theory and practice // Law enforcement. 2021. V. 5. No. 3. P. 195–204 (in Russ.).

3. Vershilo N.D. On the issue of state environmental control and supervision // Laws of Russia: experience, analysis, practice. 2017. No. 6. P. 35–38 (in Russ.).

4. Vershilo N.D., Vershilo T.A. On the issue of administrative and legal support of environmental protection // Implementation of the Constitution of the Russian Federation: state and prospects: materials of the All-Russian scientific-practical conference. 2018. P. 56–58 (in Russ.).

5. Voronov A.M., Smorchkova L.N. Administrative and legal regulation of economic activity as a factor in the sustainable development of the Russian Federation // Law and Practice. 2020. No. 1. P. 28–33 (in Russ.).

6. “Green” economy. A new paradigm of the country's development / ed. by A.V. Shevchuk. M., 2015 (in Russ.).

7. Kleandrov M.I. On the legal regulation of relations in the field of “green” economy during the coronavirus pandemic in 2020 // Eurasian Law Journal. 2020. No. 12. P. 69–72 (in Russ.).

8. Lebedev Yu. V. Formation of the scientific base of the “green” economy // Proceedings of the Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences. 2015. No. 5. Vol. 17. P. 495–499 (in Russ.).

9. Lipina S.A., Agapova E.V., Lipina A.V. Green economy. Global development. M., 2016 (in Russ.).

10. Mukhlynin D.N. On the issue of development trends and legal regulation of the “green economy” in the Russian Federation // Law and Law. 2018. No. 6. P. 97–99 (in Russ.).

11. Novikova E.V. Conceptual bases of legal regulation of the “green” economy in Russia // Ecological Law. 2020. No. 5. P. 3–10 (in Russ.).

12. Plotnikov V.A., Khalil M.R.A. The policy of regulation of sustainable development and the formation of green economy: theoretical approaches // Herald of the South-Western State University. Series: Economy. Sociology. Management. 2019. Vol. 9. No. 6. P. 57–66 (in Russ.).

13. Porfiriev B.N. “Green” trends in the global financial system // World economy and international relations. 2016. No. 9. P. 5–16 (in Russ.).

14. Semenova N.N., Eremina O.I., Skvortsova M.A. “Green” financing in Russia: current state and development prospects // Finance: theory and practice. 2020. Vol. 24. No. 2. P. 39–49 (in Russ.).

15. Smorchkova L.N. On the administrative responsibility of legal entities based on the results of state control and supervision // State control and supervision as ways to ensure the rule of law in the sphere of economic activity: materials of the International scientific and practical Conference “Lazarevsky Readings”. M., 2019. P. 202–209 (in Russ.).

16. Smorchkova L.N. Improving administrative and legal regulation in the field of property management in the public sector of the economy // Law and practice. 2019. No. 2. P. 57–62 (in Russ.).

17. Khalil M.R.A. Priorities of the state policy for regulating sustainable development and stimulating the green economy // Herald of the St. Petersburg State University of Economics. 2020. No. 1. P. 176–182 (in Russ.).

18. Shcherbakov D.B., Esenkova G.A., Evchenko A.V. Green economy and state policy of its regulation: systemology of sustainable development in a transforming socio-ecological and economic environment // Problems of development of modern society: Collection of scientific articles 6th All-Russian National Scientific and Practical Conference. Kursk, 2021. P. 479–483 (in Russ.).

19. Banga J. The green bond market: A potential source of climate finance for developing countries. Journal of Sustainable Finance and Investment. 2019. 9(1): 17–32. DOI: 10.1080/20430795.2018.1498617

20. Raberto M., Ozel B., Ponta L., Teglio A., Cincotti S. From financial instability to green finance: The role of banking and credit market regulation in the Eurace model. Journal of Evolutionary Economics. 2019. 29(1): 429–465. DOI: 10.1007/s00191–018–0568–2

21. Zimmerman R., Brenner R., Abella J. L. Green infrastructure financing as an imperative to achieve green goals. Climate. 2019. 7(3): 39–52. DOI: 10.3390/cli7030039

Comments

No posts found

Write a review
Translate