The procedural status of the defender under the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961
Table of contents
Share
Metrics
The procedural status of the defender under the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961
Annotation
PII
S102694520014041-6-1
DOI
10.31857/S102694520014041-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
T. Vohidov 
Occupation: the 1st year doctoral student of Law faculty
Affiliation: Tajik state University of law, business and politics
Address: Tajikistan,
Edition
Pages
131-136
Abstract

The author examines the procedural rights and obligations of a defense attorney in the pre-trial stage of the criminal process based on the study of the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961. It is also briefly examined the historical and legal foundations of the adoption of the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961. The stage of codification of legislation began in the Tajik SSR in the second half of the 20th century. In particular, the codification of the Criminal Procedure Code of Tajik SSR began in 1956. The draft of the second Criminal Procedure Code of Tajik SSR, before its adoption, was improved in four versions during the period 1956 - 1961. The final version was adopted on August 17, 1961, and from November 1, 1961, the law became effective on the territory of the Tajik SSR. The Criminal Procedural Code of Tajik SSR in 1961 was based on the norms of the Criminal Procedural Code of Tajik SSR 1935 and served for almost 50 years on the territory of the Tajik SSR. The article analyzes in detail the main provisions of the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961, concerning pre-trial proceedings in criminal cases and the status of a defender. Also, a brief content analysis of the norms of the Criminal Procedure Code of the Tajik SSR 1961, which regulates criminal procedural activities in pre-trial proceedings. During the period of its operation, amendments and additions were made to the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961. Having served firmly in the practice of law enforcement agencies, the Criminal Procedure Code of Tajik SSR 1961 positively regulated the procedural position of the participants in the criminal process, in particular, the criminal procedural status of the defender

Keywords
Criminal Procedure Code of Tajik SSR, preliminary investigations, investigator, prosecutor, rights and duties, defender, codification of legislation, conference
Received
07.09.2020
Date of publication
23.03.2021
Number of purchasers
0
Views
86
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
830 RUB / 15.0 SU
All issues for 2021
7603 RUB / 152.0 SU
1 Неотъемлемость прав и свобод человека и гражданина должна означать невозможность ограничения прав участников уголовного процесса органами предварительного расследования, прокурорами и судами1.
1. См.: Гаврилов Б.Я. Актуальные проблемы защиты Конституционных прав и свобод личности в досудебном производстве. М., 2012. С. 13.
2 Как отмечает З.Х. Искандаров, «права и свободы человека и гражданина как объект исследования актуальны во всех сферах жизнедеятельности в Таджикистане, так как они по существу в течение долгих лет не были как сегодня приоритетным направлением науки. Особенно нуждаются в глубокой научной разработке вопросы расширения правового статуса лиц, вовлеченных в орбиту уголовного процесса и его защиты с учётом признания естественных прав человека и гражданина»2.
2. Искандаров З.Х. Конституционно-правовые основы защиты прав человека и гражданина в уголовном процессе Республики Таджикистан. Душанбе, 2008. С. 7.
3 К концу 50-х годов в Таджикской ССР назрела необходимость принятия Уголовно-процессуального кодекса.
4 Влияние на организацию разработки и принятия УПК ТаджССР оказал Председатель Президиума Верховного совета Таджикской ССР (1956 - 1963 гг.), советский и таджикский дипломат, партийный и государственный деятель М.Р. Рахматов. Уже в начале периода его работы в качестве Председателя Президиума Верховного совета Таджикской ССР начались поэтапные реформы, касавшиеся совершенствования законодательных актов Таджикской ССР.
5 Как пишет А.А. Мухитдинов, «учитывая ряд предложений теоретиков и практиков, в 1956 году Президиум Верховного Совета Таджикской ССР признал необходимым ускорить работу по систематизации и кодификации законодательства Таджикской ССР. В качестве первоочередной меры намечалось выявление тех законов, которые либо устарели, либо нуждались в дополнении. В связи с этим Президиум Верховного Совета Таджикской ССР созвал расширенное совещание юристов, на котором из представителей заинтересованных ведомств, научных работников и работников аппарата Министерства юстиции была создана подкомиссия по подготовке проекта УПК республики. Подкомиссия по разработке проекта УПК Таджикский ССР начала свою работу с анализа структуры и содержания УПК, тщательно изучив каждую статью УПК, сопоставив действующий УПК Таджикский ССР с УПК союзных республик. В результате работы подкомиссии в начале 1958 года был опубликован первый вариант УПК Таджикской ССР, который состоял из восьми разделов, тридцати двух глав и четырехсот шестнадцати статей»3.
3. Мухитдинов А.А. Процессуальное положение следователя в уголовном процессе (на материалах Республики Таджикистан). Душанбе, 2015. С. 56.
6 Организация и деятельность подкомиссии по подготовке проекта УПК Таджикской ССР подробно изложены в трудах Р.Н. Хамрокулова4.
4. См.: Хамрокулов Р.Н. Вопросы теории и практики кодификации уголовного законодательства Союзной республики. Душанбе, 1962.
7 В начале 1961 г. окончательно четвёртый вариант был подготовлен. Теоретические и практические особенности разработки четырёх вариантов УПК ТаджССР отмечены в работах А.А. Мухитдинова5.
5. См.: Мухитдинов А.А. Указ. соч. С. 56 - 60; Его же. Краткая история принятия второго Уголовно-процессуального кодекса Таджикской ССР // Вестник РТСУ. Душанбе, 2018. С. 40 - 46.
8 Огромное значение для совершенствования уголовного законодательства Средней Азии сыграла проведённая в 1959 г. в г. Ташкенте межреспубликанская научная конференция по вопросам кодификации законодательства Узбекской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР и Туркменской ССР.
9 В связи с этим директор Института государства и права АН СССР, член-корр. АН СССР П.С. Ромашкин отмечал, что «кодификация советского законодательства должна осуществляться на высоком теоретическом уровне. Необходимо уделять значительно большое внимание вопросам законодательной техники, в первую очередь при составлении проектов кодексов. Эти вопросы в нашей литературе освещались недостаточно, а в законодательной практике иногда игнорировались. Вместе с тем недостаточное внимание к указанным вопросам (построение закона, язык, точность формулировок, единство терминологии и т.д.) приводит к различного рода недостаткам законодательных актов»6.
6. Межреспубликанская научная конференция по вопросам кодификации законодательства Узбекской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР и Туркменской ССР. Ташкент, 1959. С. 9.
10 Министр юстиции Узбекской ССР, зав. отделом права Института философии и права АН УзССР, акад. АН УзССР Х.С. Сулейманова в своём выступлении указывала на необходимость отражения в проекте УПК среднеазиатских государств усиления гарантии конституционных прав граждан путём закрепления в нормах УК отдельной статьи, предусматривающей уголовную ответственность за привлечение в качестве обвиняемого заведомо невиновного лица. Так же было выдвинуто мнение о том, что суд первой инстанции обязан направлять осуждённому или оправданному копию протеста прокурора и разъяснить этим лицам их право представлять возражения на протест7.
7. См.: там же. С. 14.
11 Министр юстиции Казахской ССР К.С. Султанов подчеркивал о необходимости в целях повышения гарантии прав подсудимого и установления объективной истины дополнения УПК нормами, предоставляющими суду право при сознании обвиняемого, подсудимого своей вины не производить дальнейшего судебного следствия. Предлагалось установить единые сроки обжалования и опротестования прокурора, а также единый порядок извещения сторон в судебных стадиях уголовного процесса8.
8. См.: там же. С. 20.
12 По мнению Министра юстиции Киргизской ССР К. Шаменова, признание обвиняемым предъявленного ему обвинения, не подтверждённого другими доказательствами, не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора. Необходимо предусматривать возможность приостановления следствия в случае обнаружения лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности. Этим исключается возможность прекращения дела по мотивам неизвестности лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.
13 Следует устанавливать обязательное участия защитника по делам, в которых участвует государственный или общественный обвинитель, по делам лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут осуществлять свою защиту, несовершеннолетних, лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, и при наличии защитника у одного из нескольких подсудимых, если их интересы находятся в противоречии. Предлагалось также допускать в качестве защитника близких родственников подсудимого9.
9. См.: там же. С. 27.
14 Министр юстиции Туркменской ССР А. Аймамедов указал, что «законодательная и особенно кодификационная деятельность не всегда успевала своевременно осуществлять правовое регулирование общественных отношений, его изменение, дополнение и обновление в соответствии с запросами жизни. Следует включить в УПК обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, как недостаточность собранных по делу доказательств для предания суду лица, привлеченного в качестве обвиняемого»10.
10. Там же. С. 38 - 42.
15 Председатель юридической комиссии при Совете министров Таджикской ССР М. Исмаилов в своем выступлении отмечал, что «в действующем УПК ТаджССР не отражены такие основные конституционные принципы, как коллегиальное рассмотрение дел, в судах с участием народных заседателей, независимость судей при осуществлении правосудия и подчинении их только закону, равенства граждан перед судом, участие защитника в уголовном судопроизводстве и другие важнейшие вопросы, регламентирующие деятельность судебных органов. Необходимо обеспечить дальнейшую демократизацию советского уголовного процесса, усилить гарантию прав участвующих в деле лиц и особенно прав обвиняемого, против которого возбуждено уголовное дело, ведётся расследование в процессе судебного рассмотрения дел»11.
11. Там же. С.34.
16 А.А. Мухитдинов пишет, что «в процессе обсуждения первого варианта проекта УК, УПК, закона о судоустройстве союзных республик поступило более 600 предложений, из них 250 по Уголовно-процессуальному кодексу. Окончательный вариант УПК Таджикской ССР был рассмотрен и одобрен на заседании Комиссии законодательных предложений Верховного Совета Таджикской ССР на основании доклада академика С.А. Раджабова.
17 17 августа 1961 г. пятая сессия Верховного Совета Таджикской ССР единогласно приняла закон об утверждении УПК Таджикской ССР, и с 1 ноября 1961 года закон стал действовать на территории Республики. Но в последующем Указом Верховного Совета Таджикской ССР от 13 ноября 1961 года срок введения действие УПК Таджикской ССР было перенесено на 1 декабря 1961 г. По своей структуре УПК Таджикской ССР 1961 г. состоял из 9 разделов, 34 глав и 412 статей»12.
12. Мухитдинов А.А. Краткая история принятия второго Уголовно-процессуального кодекса Таджикской ССР. С. 44.
18 Контент-анализ УПК ТаджССР 1961 г. и закреплённые в нём положения, касавшиеся процессуального положения защитника в досудебном производстве, позволяют автору высказать несколько суждений.
19 Глава первая «Общие положения» содержала 23 (1 - 23) статьи, которые в общих чертах регламентировали общие условия производства по уголовным делам. В частности, закреплялись положения о задачах уголовного судопроизводства; обязанность возбуждения уголовного дела и процесс раскрытия преступления; обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу; общие условия прекращения уголовного дела; принципы уголовного процесса; представление органа дознания, следователя, прокурора по уголовному делу; частное определение (постановления) суда; осуществление судебного и прокурорского надзора по уголовным делам; процессуальный порядок сношения правоохранительных органов между Таджикской ССР и иными союзными республиками; разъяснение некоторых наименований, содержащихся в Кодексе.
20 Глава вторая «Суд и подсудность» состояла из 17 (24 - 40) статей, в которых содержались нормы, закреплявшие состав суда; отвод судьи; подсудность дел в судебных стадиях уголовного процесса; определение подсудностью и передачи уголовных дел по подсудности.
21 В главу третью «Прокурор» входило три (41 - 43) статьи, содержавших нормы, которые регулировали полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве.
22 Глава четвертая «Следователь и лицо, производящее дознание» состояла из пяти (44 - 46) статей, предусматривавших процессуальные полномочия следователя, начальника следственного отдела, лица, производящего дознание, а также отвод следователя и лица, производящего дознание.
23 Глава пятая «Участники процесса, их права и обязанности» содержала 15 (48 - 59) статей, регламентировавших процессуальные права и обязанности участников уголовного процесса. В отличие от трех предыдущих УПК (УПК УзССР 1926 и 1929 гг., УПК ТаджССР 1935 г.), действовавших на территории Таджикской ССР, в которых отсутствовала отдельная статья, регламентировавшая статус защитника в стадии предварительного расследования, в УПК ТаджССР 1961 г. более детально было регламентировано процессуальное положение защитника во всех стадиях уголовного процесса. В частности, в УПК ТаджССР 1961 г. процессуальному положению защитника в досудебном уголовном производстве было посвящено шесть отдельных статей, в которых регламентировались участие защитника в судопроизводстве, приглашение, назначение и замена защитника, обязательное участие защитника, отказ от защитника, обстоятельства, исключающие участие в деле адвоката, представителя общественной организации в качестве защитника или представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, а также обязанности и права защитника.
24 К сожалению, в ст. 49 УПК ТаджССР 1961 г. закреплялись положения о том, что допуск к участию защитника в уголовном деле разрешался не с момента возбуждения уголовного дела, а только с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всего производства по делу. Кроме того, по постановлению прокурора защитник допускался к участию в деле с момента предъявления обвинения.
25 Следует отметить, что закрепление такой нормы в УПК ТаджССР 1961 г. дал импульс для совершенствования процессуального положения защитника в досудебном производстве.
26 Согласно ст. 49 Кодекса в качестве защитника допускались адвокаты, представители профессиональных союзов и других общественных организаций, а также по определению суда или постановлению судьи - в близкие родственники и законные представители обвиняемого, и иные лица.
27 В УПК ТаджССР 1961 г. нашло закрепление отдельной статьи (ст. 53), в которой предусматривались права и обязанности защитника.
28 Другим положительным новшеством Кодекса также считается появление нормы, предусматривавшей включение в круг обязанности защитника о неразглашении сведений в связи с осуществлением защиты, т.е. адвокатской тайны. Появление такой нормы положило начало для совершенствования не только уголовного законодательства, но и закрепления отдельных норм в действующем УПК, Законе Республики Таджикистан об адвокатуре и адвокатской деятельности и Кодексе профессиональной этики адвоката.
29 Характеризуя предыдущий Кодекс. можно сделать вывод о том, что в УПК ТаджССР 1935 г. в общих чертах регламентировалось процессуальное положение защитника в досудебном производстве по уголовному делу. Как по УПК УзССР 1926 и 1929 гг., действовавших на территории Таджикистана до 1935 г., так и в УПК ТаджССР, отсутствовала отдельная статья, регламентировавшая статус защитника в стадии предварительного расследования. Участие защитника по УПК ТаджССР 1935 г. предусматривалось исключительно в судебных стадиях уголовного судопроизводства. В частности, ст. 70 УПК ТаджССР 1935 г. разрешала допуск и назначение защитника, истребование новых доказательств по ходатайству обвиняемого, подсудимого в подготовительном заседании, которое проводилось до судебного разбирательства.
30 Согласно ст. 77 указанного Кодекса защитниками могли быть члены коллегии защитников и другие лица, по усмотрению суда13. В судебном разбирательстве после окончания судебного следствия председательствующим судьей объявлялось прение сторон. Защитнику предоставлялось право на выступление со своей защитительной речью после вводной речи обвинителя (прокурора), а также гражданского истца. Кроме того, ст. 98 гласила, что в судебных заседаниях по окончанию судебных прений право последней речи принадлежало защитнику или подсудимому в случае отсутствия защитника.
13. См.: УПК Таджикской ССР. Сталинабад, 1935. С. 18.
31 В соответствии со ст. 100 после речи защитника председательствующий объявлял прения сторон законченными и предоставлял подсудимому последнее слово, после чего удалялся в совещательную комнату для вынесения приговора14.
14. См.: там же. С. 22.
32 Выявляя недостатки УПК ТаджССР 1935 г., можно констатировать, что в судебных стадиях статус подсудимого ошибочно определялся термином «обвиняемый».
33 Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан существенно расширил уголовно-процессуальную деятельность защитника в досудебном судопроизводстве. В силу ч. 3 ст. 46 УПК РТ подозреваемый с момента фактического задержания имеет право на защиту.
34 Конституция Республики Таджикистан провозглашает состязательное начало уголовного судопроизводства. В частности, ст. 88 закрепляет основополагающие положение, что судебный процесс осуществляется на основе принципа состязательности и равенства сторон15.
15. См.: Конституция Республики Таджикистан. Душанбе, 2003. С. 56.
35 Состязательность предполагает равноправие сторон (обвинения и защиты), их равные процессуально-правовые возможности в отстаивании и доказывании своей позиции по уголовному делу. Для обеспечения процессуального равенства сторон кардинальное значение имеют последовательная реализация на практике права обвиняемого на защиту, обеспечение каждому обвиняемому возможности пользоваться помощью защитника, обладающего необходимой правовой подготовкой16.
16. См.: Михайлов В.А., Юлдашев Р.Р., Нозиров Н.А, Арипов А.Л. Конституционно-правовые основы уголовного судопроизводства. Душанбе, 2014. С. 220.
36 В целях расширения реализации принципа состязательности и равенства сторон в ч. 4 ст. 46 УПК РТ было внесено дополнение, расширяющее права подозреваемого с момента фактического задержания незамедлительно пользоваться услугами защитника, беспрепятственно иметь свидание наедине с защитником, в т.ч. до начала допроса в качестве подозреваемого.
37 С.Б. Россинский отмечает, что момент фактического задержания - это момент (временной миг) физического захвата человека, т.е. его реального (телесного) ограничения права на свободу и личную неприкосновенность17.
17. См.: Россинский С.Б. Задержание подозреваемого: конституционно-межотраслевой подход. М., 2019. С. 91.
38 В ч. 3 ст. 227 УПК РТ закреплено положение, что участие защитника обязательно на допросе несовершеннолетнего обвиняемого, который в силу физических или психических недостатков не может сам осуществлять право на защиту, или лица, не владеющего языком, на котором ведется производство по делу, а также при обвинении лица в преступлении, за которое может быть назначено пожизненное лишение свободы либо смертная казнь18.
18. См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан. Душанбе, 2017. С. 471.
39 Как полагает М.С. Газиев, «практике нарушений права подозреваемого, обвиняемого на защиту способствует прежде всего действовавшее законодательство, его несовершенство, двусмысленность норм и неоднозначность их толкования»19.
19. Газиев М.С. Отказ от защитника в уголовном судопроизводстве Таджикистана: проблемы законодательства, теории и практики // Известия Иркутской гос. экон. академии. 2014. № 5. С. 26.
40 Глава шестая «Доказательства» состояла из 21 (60 - 81) статьи, определявшие обстоятельства, которые подлежали доказыванию по уголовному делу, общий порядок собирания и оценки доказательств.
41 В главу седьмую «Меры пресечения» входило 15 (82 - 94) статей, регламентировавших общие условия принятия меры пресечения в связи с производством по уголовному делу.
42 Глава восьмая «Протоколы, сроки и судебные издержки» содержала семь (97 - 102) статей, в которых предусматривались обязанность ведения протокола, процессуальные сроки и судебные издержки.
43 Глава девятая «Возбуждение уголовного дела» состояла из 10 (103 - 112) статей, регламентировавших поводы и основания к возбуждению уголовного дела, процессуальный порядок возбуждения уголовного дела, отказа от возбуждения уголовного дела, а также прекращения уголовного преследования.
44 В главу десятую «Дознание» входило восемь (113 - 120) статей, закреплявших обязанности органов дознания, а также деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно.
45 Глава одиннадцатая «Общие условия производства предварительного следствия» состояла из 24 (121 - 141) статей, закреплявших процессуальные основы предварительного следствия.
46 Глава двенадцатая «Предъявление обвинения и допрос обвиняемого» содержала 13 (142 - 154) статей, которые регламентировали процессуальный порядок предъявления обвинения и допрос обвиняемого.
47 В главе тринадцатой «Допрос свидетеля и потерпевшего» имелось семь (155 - 161) статей, предусматривавших процессуальные основы допроса свидетелей и потерпевшего.
48 В главу четырнадцатую «Очная ставка, предъявление для опознания» входило пять (162 - 166) статей, регламентировавших производство такого следственного действия, как очная ставка, предъявление для опознания.
49 Глава пятнадцатая «Выемка, обыск, наложение ареста на имущество» состояла из 11 (167 - 177) статей, которые предусматривали процессуальный порядок проведения обыска, выемки, а также наложение ареста на имущество.
50 Глава шестнадцатая «Осмотр и освидетельствование» содержала шесть (178 - 182) статей, предусматривавших общий порядок осмотра и освидетельствование по уголовным делам.
51 В главу семнадцатую «Производство экспертизы» входило 11 (184 - 194) статей, регламентировавших общий порядок производства экспертизы по уголовным делам.
52 Глава восемнадцатая «Приостановление и окончание предварительного следствия» состояла из 17 (195 - 211) статей, которые содержали формы приостановления окончания предварительного следствия. В частности, в данной главе имелись нормы, касавшиеся уголовно-процессуальной деятельности защитника при приостановлении и окончании предварительного расследования по уголовным делам.
53 Согласно ст. 203 УПК ТаджССР защитнику обвиняемого было предоставлено право: иметь свидание с обвиняемым наедине; знакомиться со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения; обсуждать с обвиняемым вопрос о заявлении ходатайств; заявлять ходатайство о производстве следственных действий, истребовании и приобщении к делу доказательств и по всем иным вопросам, имеющим значение для дела; заявлять отвод следователю, прокурору, эксперту, переводчику и специалисту; приносить прокурору жалобы на действия следователя, нарушающие или стесняющие права защитника или обвиняемого; присутствовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по ходатайствам, заявленным обвиняемым и его защитником20.
20. Уголовно-процессуальный кодекс Таджикской ССР. Душанбе, 1984. С .148.
54 УПК Таджикской ССР, исходя из потребности совершенствования теории и практики, объективно расширил полномочия защитника в досудебном производстве. В частности, в ст. 205 было закреплено положение о праве защитника ходатайствовать о дополнении предварительного расследования. Защитник в ходе предварительного следствия имел право устно и письменно ходатайствовать о дополнении предварительного расследования, излагая следователю круг оснований и доказательств, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. В соответствии со ст. 205 заявление ходатайства заносятся в протокол, а письменные ходатайства приобщаются к делу.
55 Завершая предварительное расследование, следователь составлял протокол о предоставлении обвиняемому и его защитнику материалов дела. В частности, согласно ст. 204 УПК Таджикской ССР о предъявлении обвиняемому и его защитнику для ознакомления материалов дела следователь составлял протокол. В протоколе отмечалось, что обвиняемому объявлено о достаточности собранных данных для составления обвинительного заключения, разъяснены его права, какие именно материалы (количество томов и листов) были предъявлены для ознакомления, где и в течение какого времени происходило ознакомление с материалами дела, какие ходатайства были заявлены обвиняемым и его защитником, какие заявления были ими сделаны.
56 Глава девятнадцатая «Надзор прокурора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия» состояла из семи (212 - 218) статей, которые предусматривали деятельность прокурора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия.
57 Глава двадцатая «Обжалование действий органа дознания, следователя и прокурора» содержала три (219 - 221) статьи, регламентировавшие порядок процессуального порядка обжалования действий органа дознания, следователя и прокурора.
58 * * *
59 Таким образом, Уголовно-процессуальный кодекс Таджикской ССР 1961 г. детальнее по сравнению с предыдущими аналогичными нормативными правовыми актами регламентировал процессуальное положение защитника в досудебном производстве по уголовным делам.

References

1. Gavrilov B. Ya. Actual problems of protection of Constitutional rights and freedoms of the individual in pre-trial proceedings. M., 2012. P. 13 (in Russ.).

2. Gaziev M.S. Refusal of the defender in criminal proceedings of Tajikistan: problems of legislation, theory and practice // Izvestiya of Irkutsk state economic. academies. 2014. No. 5. P. 26 (in Russ.).

3. Iskandarov Z. Kh. Constitutional and legal bases for the protection of human and civil rights in the criminal process of the Republic of Tajikistan. Dushanbe, 2008. P. 7 (in Russ.).

4. Inter-Republican scientific conference on the codification of the legislation of the Uzbek SSR, Kazakh SSR, Kyrgyz SSR, Tajik SSR and Turkmen SSR. Tashkent, 1959. P. 9, 14, 20, 27, 38–42 (in Russ.).

5. Mikhailov V.A., Yuldashev R.R., Nozirov N.A., Aripov A.L. Constitutional and legal bases of criminal proceedings. Dushanbe, 2014. P. 220 (in Russ.).

6. Mukhitdinov A.A. Brief history of the adoption of the second Criminal Procedure Code of the Tajik SSR // Herald of the RTSU. Dushanbe, 2018. P. 40 – 46 (in Russ.).

7. Mukhitdinov A.A. The procedural position of the investigator in the criminal process (based on the materials of the Republic of Tajikistan). Dushanbe, 2015. P. 56 - 60 (in Russ.).

8. Rossinsky S.B. Detaining a suspect: a constitutional and intersectoral approach. M., 2019. P. 91 (in Russ.).

9. Khamrokulov R.N. Questions of theory and practice of codification of the criminal legislation of the Union Republic. Dushanbe, 1962 (in Russ.).