Criminal liability for the murder of a pregnant woman in Russian legislation: formation, development and present state
Table of contents
Share
Metrics
Criminal liability for the murder of a pregnant woman in Russian legislation: formation, development and present state
Annotation
PII
S102694520014033-7-1
DOI
10.31857/S102694520014033-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vakha Khatuev 
Affiliation: Chechen state University
Address: Russian Federation,
Edition
Pages
67-82
Abstract

The article examines the legislative regulation of criminal liability for the murder of a pregnant woman in Russian legislation since the XVII century. Analyzing the existing rules on combating the murder of a woman known to the perpetrator to be pregnant (item "g" of part 2 of article 105 of the Criminal Code of the Russian), attempts to examine some concerning its design and application situation. The comparative legal analysis of the criminal legislation of a number of foreign states is carried out. The author makes a proposal to further improve the quality of the norm on responsibility for the crime under study: to exclude from it an indication of the knowledge of pregnancy

Keywords
murder of a pregnant woman, Russian criminal legislation, foreign criminal legislation, aggravating circumstance, comparative analysis, knowledge, awareness
Received
05.09.2020
Date of publication
23.03.2021
Number of purchasers
0
Views
101
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
830 RUB / 15.0 SU
All issues for 2021
7603 RUB / 152.0 SU
1 Российский законодатель убийство женщины, заведомо для виновного беременной, признал убийством при отягчающем обстоятельстве, установив за эту разновидность убийства повышенную уголовную ответственность в п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ1. Состояние беременности потерпевшей также в соответствии с п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ при назначении наказания выступает обстоятельством, отягчающим наказание.
1. См.: СЗ РФ. 1996. № 25, ст. 2954.
2 Выделение рассматриваемого убийства в квалифицированный состав для российского уголовного законодательства было неоднозначным. Впервые ответственность за такое убийство была предусмотрена ст. 17 гл. XXII Соборного уложения 1649 г.2 Согласно Уложению подобное убийство относилось к хитростным деяниям со смертельным исходом, наказуемым высшей мерой наказания. В комментарии к нему разъяснялось: «Помимо известных ранее умышленных и неумышленных действий, Уложение подразделяет их на хитростные и бесхитростные. Под хитростными понимаются виновные деяния, под бесхитростными – случайные. Хитростные деяния наказывались нещадной торговой казнью.., а при смертельном исходе – высшей мерой наказания (ст. 17)»3.
2. См.: Соборное уложение 1649 г. // Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1985. Т. 3. Акты Земских соборов / отв. ред. А. Г. Маньков. С. 76 - 256.

3. Там же. Комментарий. С. 435.
3 Однако более поздние законодательные акты России не определяли этот вид убийства как квалифицированный. Так, Воинский артикул от 26 апреля 1715 г. Петра I не предусматривал ответственность за убийство, отягчённое состоянием беременности женщины4. При этом данный Артикул «не заменил Соборное уложение 1649 года, а действовал параллельно с ним вплоть до создания Свода законов Российской империи»5.
4. См.: там же. М., 1986. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма / отв. ред. А.Г. Маньков. С. 327 - 365.

5. Там же. Введение. С. 317.
4 Проект Уголовного уложения 1813 г.6 предусматривал убийство беременной женщины в числе преступлений, за которые устанавливалась повышенная ответственность. В п. 5 § 337 закреплялось, что наказание налагается по § 32 («политическая смерть» как наказание второго рода), «ежели смертоубийство учинено было беременной женщине». Однако этот проект так и не вступил в силу. Последовавшая в 1825 г. «кончина императора Александра I прекратила дальнейшее рассмотрение проекта»7.
6. См.: Проект Уголовного уложения Российской империи 1813 г. // Безверхов А.Г., Коростелёв В.С. Проект Уголовного уложения Российской империи 1813 года. Самара, 2013.

7. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Тула, 2001. Т. 1. С. 183.
5 Свод законов уголовных Российской Империи 1832 г. (т. XV, ст. 330, 332, 341, 343)8также не придал рассматриваемому убийству статус квалифицированного.
8. См.: Свод законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный: в 15 т. СПб., 1833. Т. 15. Законы уголовные. Кн. 1. >>>>
6 Зато признавало убийство беременной женщины квалифицированной разновидностью убийства Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.9, которое оставалось в силе и после 1917 г. вплоть до 30 ноября 1918 г.10 В ст. 1923 закреплялось следующее положение: «Кто с обдуманным заранее намерением или умыслом убьет женщину беременную, зная, что она в сем положении, тот подвергается за сие: Лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу в рудниках на время от пятнадцати до двадцати лет, а будь он по закону не изъять от наказаний телесных, и наказанию плетьми чрез палачей… с наложением клейм».
9. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. СПб., 1845.

10. См.: Декрет ВЦИК от 30.11.1918 г. «О Народном Суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Положение)» // СУ РСФСР. 1918. № 85, ст. 889. Данный акт в прим. к ст. 22 категорически предписал: «Ссылки в приговорах и решениях на законы свергнутых правительств воспрещаются».
7 Криминализация в Уложении данной разновидности убийства в качестве квалифицированного объяснялось его составителями тем, что «в сем случае совершаются некоторым образом два убийства вдруг» 11. Однако видные российские криминалисты того времени выразили несогласие с таким основанием усиления наказуемости этого деяния12.
11. Проект Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, внесенный в 1844 году в Государственный Совет, с подробным означением оснований каждого из внесенных в сей проект постановлений. СПб., 1871. С. 612. URL: >>>> . rusneb.ru

12. См.: Лохвицкий А.В. Курс русского уголовного права. СПб., 1871. С. 525; Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. СПб., 1893. С. 40.
8 Так, Н.С. Таганцев подчёркивал: «Легко можно видеть всю несостоятельность этого довода. В самом деле я в первой главе уже указывал (№ 124), что множественность объектов в нашем праве не имеет никакого влияния на наказуемость. <…>. Но тогда, естественно, является вопрос: почему же наказание увеличивается, когда была убита мать и ее будущий ребенок. Между тем как убийство зародыша вообще даже и не рассматривается наравне с убийством взрослого?»13.
13. Таганцев Н.С. О преступлениях против жизни по русскому уголовному праву: в 2 т. СПб., 1871. Т. 2. С. 62. Н.А. Неклюдов утверждал: «Можно пойти еще дальше и утверждать, что тут совершается три, четыре убийства вдруг; но иное дело предположение, а иное действительность; спрашивается: где же основания для усиления наказания, ежели, несмотря на убийство, ребенок родится живым и без всяких повреждений» (см.: Неклюдов Н.А. Руководство к особенной части русского уголовного права. Преступления и проступки против личности. СПб., 1876. Т. 1. С. 286).
9 Следует отметить, что названный закон рассматривал такое убийство в качестве квалифицированного лишь тогда, когда оно было совершено с заранее возникшим умыслом и виновный точно знал о таком состоянии женщины. При наличии у виновного внезапного или аффектированного умысла его деяние охватывалось ст. 1926 (ч. 1) Уложения, предусматривавшей ответственность за убийство без обдуманного заранее намерения, в запальчивости и раздражении, и наказывалось менее строго (10-12 лет).
10 Н.С. Таганцев указывал: «По своему же составу этот вид убийства не представляет никаких особенностей, нельзя только не заметить, что Уложение придает значение этому особенному качеству объекта только при убийстве предумышленном и оставляет без всякого влияния при убийстве внезапном»14.
14. Таганцев Н.С. О преступлениях против жизни по русскому уголовному праву. Т. 2. С. 62, 63.
11 Уложение 1845 г. претерпело еще три издания (85715, 186616 и 1885 гг.17), и анализируемая норма сохранилась во всех в них, став соответственно ст. 2001, ст. 1452 и ст. 1452. При этом во втором и изначально в третьем издании она повторялась дословно. Однако после третьего издания подверглась Законом от 23 марта 1871 г., изменившим «отчасти диспозитивную часть постановлений об убийстве, а в особенности его наказуемость»18, существенной корректировке – диспозиция её после слов «подвергается за сие» была дополнена словами «смотря по обстоятельствам дела», а санкция усилена, предусмотрев альтернативно наказание каторгою без срока, с исключением возможности наказания плетьми19. В такой же редакции она вошла и в четвертое издание.
15. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных // Свод законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Изд. 1857 г. Т. 15. Законы уголовные. СПб., 1857. URL: >>>> Свод законов уголовных. Кн. 1.

16. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (по изд. 1866 г.) // Уложение о наказаниях уголовных и исправительных и Устав о наказаниях мировыми судьями налагаемых. СПб., 1872. Свод законов уголовных. Кн. 1.

17. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Изд. Н.С. Таганцевым. СПб., 1886. Свод законов уголовных. Ч. 1. >>>> ; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Изд. 1885 г. // Свод законов Российской империи: в 16 т. Т. 15.

18. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т. 1. С. 190.

19. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г. с дополнениями по 1 января 1876 г. / сост. Н.С. Таганцевым. СПб., 1876. Свод законов уголовных. Кн. 1. URL: >>>> >>>>
12 Подобное произошло и с упомянутой ст. 1926 Уложения. В последующих изданиях она стала соответственно ст. 2004, ст. 1455 и ст. 1455. В изданиях 1857 и 1866 гг. (в первоначальной ред.) она содержательно не изменилась, но затем была реконструирована и изложена в новой редакции указанным Законом от 23 марта 1871 г.20 Содержавшиеся в её ч.1 умышленное убийство и убийство в состоянии сильного душевного волнения были разведены и выделены в самостоятельные составы. В ч. 1 была предусмотрена ответственность за «убийство умышленное, но без обдуманного заранее намерения», то есть при простом умысле. Наказывалось это деяния каторгою от 12 до 15 лет или каторгою от 15 до 20 лет, «если убийство сопровождалось особенными увеличивающими вину обстоятельствами, которые означены в предшедших 1452 и 1453 статьях», т.е. убийство беременной женщины выделялось как квалифицированная разновидность убийства при простом умысле. Часть 2 закрепляла ответственность за убийство в запальчивости или раздражении21, которая охватывала и аффектированное убийство беременной женщины, приравниваемое к простому убийству22. В такой же вариации эта статья была изложена и в Уложении 1885 г.
20. См.: там же. Примечания к ст. 1455. С. 550.

21. См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г. с дополнениями по 1 января 1876 г. / сост. Н.С. Таганцевым. Свод законов уголовных. Кн. 1.

22. См.: Белогриц-Котляровский Л.С. Очерки курса русского уголовного права. Общая и Особенная части. Киев - Харьков, 1908. С. 151; Есипов В.В. Уголовное право. Часть Особенная. Преступления против государства и общества. М., 1906. С. 23.
13 Таким образом, Уложение в издании 1866 и 1885 гг. убийству беременной женщины придавало статус квалифицированного вида убийства как при заранее возникшем умысле (можно сказать, особо квалифицированного вида) (ст. 1452), так и при простом умысле (ч. 1 ст. 1455), дифференцируя при этом его наказуемость в зависимости от вида умысла.
14 И.Я. Фойницкий писал, что «в одних случаях… квалифицированным убийство признается.., в других оно квалифицируется только при предумышлении и простом умысле, но с различием в наказаниях (ст. 1452.., 1455 ч. 1 ул.)» и что «убийство беременной женщины квалифицируется нашим законодательством при предумышленности (1452 ул.) и простом умысле (1 ч. 1455 ул.), наказываясь в первом случае каторгою без срока, а во втором – высшею степенью срочной каторги (15-20 лет)»23.
23. Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 34, 40.
15 «Квалифицированным, - подчёркивал С.В. Познышев, - данное деяние считается при двух условиях: 1) при прямом умысле (1452 и 1455) и 2) при знании виновного, что женщина беременна. Убийство беременной в запальчивости или раздражении не является квалифицированным, как видно из 2 ч. 1455 ст.»24.
24. Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового уложений. 1912 г. URL: >>>> Allpravo.Ru - 2004.
16 В Уголовном уложении России 1903 г. 25 в отличие от Уложения 1845 г. не существовало подобной нормы. Редакторы проекта исключили убийство беременной женщины из числа квалифицированных форм последнего на том основании, что убийство такой женщины не всегда сопровождается и лишением жизни утробного ребенка, а на отдельных случаях нельзя обосновывать квалификацию26. «Это соображение, - полагал Л.С. Белогриц-Котляровский, - не убедительно: случаи, когда убийство беременной женщины не сопровождается смертью утробного ребенка, как показывает статистика, крайне редки; общим правилом здесь является смерть плода вместе со смертью матери. К тому же ничто не мешает различать в самом тексте закона случаи убийства матери, сопровождавшиеся и смертью плода, и противоположные случаи с ограничением квалификации случаями первого рода»27.
25. См.: Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1994. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций / отв. ред. О.И. Чистяков. С. 240 - 320; Свод законов Российской империи: в 16 т. Т. 15.

26. См.: Белогриц-Котляровский Л.С. Указ. соч. С. 338.

27. Там же.
17 В 1922 г. был принят первый Уголовный кодекс РСФСР28, а затем в 1926 г. - второй29, которые также убийство беременной женщины не криминализировали в качестве квалифицированного признака.
28. См.: СУ РСФСР. 1922. № 15, ст. 153.

29. См.: СУ РСФСР. 1926. № 80, ст. 600.
18 В то время были и противники выделения такой разновидности квалифицированного убийства. Так, «в истории советского уголовного законодательства убийство заведомо для виновного беременной женщины в качестве квалифицированного вида умышленного убийства предусматривали уголовные кодексы Украинской ССР 1927 г. (п. «ж» ст. 138) и Грузинской ССР 1928 г. (п. «з» ст. 144)»30 . В связи с этим М.Д. Шаргородский писал: «В УК УССР квалифицирующим обстоятельством… является убийство заведомо беременной женщины (п. “ж” ст. 138 УК УССР). Сохранение такого квалифицирующего обстоятельства в нашем праве в дальнейшем не может быть признано целесообразным»31.
30. Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними (уголовно-правовое и криминологическое исследование). Воронеж, 1965; Его же. Избр. труды. СПб., 2008.

31. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1948. С. 95.
19 Между тем в теории обращалось внимание и на то, что не внедрение в УК РСФСР 1926 г. такого квалифицирующего признака негативно сказывалось на правоприменительную деятельность, создавая на практике сложности и порождая в некоторых случаях квалификацию подобных деяний как умышленное убийство, совершенное с использованием беспомощного положения убитой32.
32. См.: Аниянц М.К. Ответственность за преступления против жизни по действующему законодательству союзных республик. М., 1964. С. 49.
20 Проанализированные нормативные акты как дореволюционного, так и советского периода не знали также и такого отягчающего ответственность обстоятельства, как совершение преступления в отношении беременной женщины.
21 Но в отличие от двух предшествовавших УК РСФСР третий - 1960 г.33 включил анализируемый квалифицированный вид убийства, сосредоточив его в п. «ж» ст. 102. Только и в нём отсутствовало отягчающее ответственность обстоятельство - беременность потерпевшей.
33. См.: Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40, ст. 591.
22 Все вновь принятые в 1959–1961 гг. уголовные кодексы остальных 14 союзных республик в числе квалифицированных видов умышленного убийства тоже указывали и на убийство заведомо беременной женщины34.
34. См.: Побегайло Э.Ф. Указ. соч.
23 Определение ужесточённой ответственности за данный вид убийства вполне обоснованно, т.к. в этом случае лишаются жизни женщина и вынашиваемый ею плод (ребенок), и вред удваивается, что значительно повышает степень общественной опасности этого деяния. Этим же объяснялось ранее и объясняется сейчас оправданность отнесения данного преступления к квалифицированным составам и в теории35.
35. См.: Курс советского уголовного права: в 6 т. / под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. М., 1971. Т. 5. С. 38; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / отв. ред. Г.З. Анашкин, И.И. Карпец, Б.С. Никифоров. М., 1971. С. 261; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / отв. ред. Ю.Д. Северин. М., 1984, С. 239, 240; М., 1985. С. 239, 240; Курс уголовного права: в 5 т. / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002. Т. 3. Часть Особенная. С. 114; Уголовное право Российской Федерации: учеб. Часть Особенная / под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2020. С. 26; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2001. С. 228; Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: учеб.-практ. пособие. М., 2006. С. 52; Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: науч.-практ. пособие / под ред. А.В. Галаховой. М., 2006; Плаксина Т.А. Социальные основания квалифицирующих убийство обстоятельств и их юридическое выражение в признаках состава преступления: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 2006. С. 10.
24 Из компаративистского анализа уголовного законодательства зарубежных стран видно, что убийство беременной женщины в качестве квалифицированного убийства криминализируют Модельный уголовный кодекс для государств – участников СНГ (п. «д» ч. 2 ст. 111)36 и, как и Уголовный кодекс РФ, уголовные кодексы всех других государств - бывших союзных республик: Азербайджана (п. 120.2.8. ч. 120.2. ст. 120), Армении (п. 4 ч. 2 ст. 104), Беларуси (п. 3 ч. 2 ст. 139), Грузии (п. «а» ч. 2 ст. 109 (особо квалифицированный состав)), Казахстана (п. 4 ч. 2 ст. 99), Кыргызстана (п. 12 ч. 2 ст. 130), Латвии (п. 1 ст. 117), Литвы (п. 4 ч. 2 ст. 129), Молдовы (п. «е» ч. 2 ст. 145)37, Таджикистана (п. «д» ч. 2 ст. 104), Туркменистана (п. «г» ч. 2 ст. 101), Узбекистана (п. «б» ч. 2 ст. 97), Украины (п. 2 ч. 2 ст. 115), Эстонии (п. 6 ст. 101).
36. См.: Модельный уголовный кодекс для стран СНГ, принятый постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ от 17.02.1996 г. № 7-5 // Информационный бюллетень Межправительственной Ассамблеи стран СНГ. 1996. № 10. Приложение. Предполагалось, что данный Кодекс будет своего рода образцом законодательного решения странами СНГ создания собственных кодексов «на основе формирования общих для государств принципов уголовной политики» (см.: Наумов А.В. Теоретические обоснования внесения изменений и дополнений в Модельный уголовный кодекс для государств – участников Содружества Независимых Государств // Человек: преступление и наказание. 2016. № 1 (92). С. 6).

37. Изначально УК Республики Молдова выделял это убийство как особо квалифицированный состав – п. «с» ч. 3 ст. 145.
25 Известен разбираемый состав преступления также уголовному законодательству и других государств. Например, он предусмотрен в уголовных кодексах Болгарии (п. 4 ст. 116), Франции (п. 3 ст. 221-4)38.
38. См.: Уголовное право зарубежных стран: учеб. Части Общая и Особенная / под ред. И.Д. Козочкина. М., 2010. С. 787, 788.
26 Как отмечалось ранее, анализируемое квалифицирующее обстоятельство совпадает с одноимённым отягчающим наказание обстоятельством. И это порождает вопрос: возможен ли его двойной учёт в обоих своих значениях. В правоприменительной практике подобное совпадение в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ обозначает, что отягчающее обстоятельство, включённое в состав соответствующего преступления в качестве основного либо квалифицированного признака, не может одновременно учитываться как таковое при назначении наказания в силу законодательного запрета.
27 Таким образом, данный квалифицирующий убийство признак поглощает соответствующее отягчающее обстоятельство и исключает его учёт при определении наказания виновному.
28 В п. «ж» ст. 102 УК РСФСР 1960 г. ответственность закреплялась за лишение жизни женщины, находившейся в состоянии беременности, а п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ закрепляет её за лишение жизни женщины, находящейся в состоянии беременности. Думается, это «терминологическое уточнение никак не повлияло на суть рассматриваемого состава преступления. Для ответственности за убийство беременной и по УК РСФСР, и на основании действующего закона необходимо установить, что потерпевшая в момент посягательства на ее жизнь была беременна»39. Здесь «в первом случае речь идет об умышленном причинении смерти другому человеку как о результате, во втором — как о процессе, и это не имеет существенного уголовно-правового значения40.
39. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / под общ. ред. О.С. Капинус; науч. ред. В.В. Меркурьев. М., 2019; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 4 т. / отв. ред. В.М. Лебедев. М., 2020. Т. 2. Часть Особенная. Разд. VII–VIII. С. 33.

40. См.: Краев Д.Ю. Уголовная ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ) // Криминалистъ. 2016. № 1. С. 20.
29 Для сравнения: в Модельном УК и в УК Азербайджана, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана употребляется термин «находящейся», а в УК Латвии, Узбекистана, Украины и Эстонии – «находившейся». В армянском, белорусском, литовском, молдавском, болгарском и французском же УК эти термины вообще не используются, а сказано об убийстве беременной женщины.
30 По-разному конструирует законодатель нормы с учётом данного обстоятельства как отягчающего наказание и как квалифицирующего убийство. В качестве отягчающего наказание в п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ оно изложено вместе с «малолетством», «беззащитностью», «беспомощностью» и «зависимостью», в ч. 2 ст. 105 УК РФ оно разведено с ними и отнесено в отдельную категорию - в п. «з», а малолетство и беспомощность сосредоточены в п. «в».
31 Большинство уголовных кодексов бывших союзных республик (Азербайджана, Армении, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Латвии, Литвы, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана) также выделяют в отдельный пункт этот квалифицирующий признак. В УК Молдовы он указан в одной связке с несовершеннолетием и беспомощностью, УК Украины – с малолетством, УК Эстонии – престарелостью и малолетством, УК Болгарии - малолетством и множественностью потерпевших, УК Франции – возрастом, болезнью, физическим или психическим недостатками.
32 Беременность, «особенно в последние месяцы, делает женщину менее подвижной, менее сильной, в ее организме превалирующими являются процессы торможения. Такое положение беременной женщины сравнимо с положением лица, находящегося в беспомощном состоянии»41. Она фактически обусловливает беспомощность42.
41. Побегайло Э.Ф. Указ. соч.; Научно-практическое пособие по применению Уголовного кодекса РФ / под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 245.

42.
33 В связи с этим может возникнуть закономерный вопрос: можно ли рассматривать это состояние как беспомощность и вменять лицу данный признак – убийство беспомощного лица (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), а если нет и надлежит вменять признак беременность, можно ли учитывать беспомощность как отягчающее наказание обстоятельство? Вопрос в данном случае следует решить с учётом наличия специальной нормы. Раз беременность имеет особый статус и в диспозиции нормы – п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и как отягчающее наказание обстоятельство, нельзя считать беременность беспомощностью и по нему квалифицироваться деяние - оно и должно квалифицироваться по признаку беременности, и при этом невозможно учитывать беспомощность при назначении наказания.
34 В этом отношении показателен следующий пример. Приговором Волгоградского областного суда от 16 февраля 2007 г. Щ. был признан виновным в убийстве З., заведомо для него находящейся в состоянии беременности, и осужден по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В приговоре содержалась ссылка о том, что вина Щ. в совершении убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, доказана. При рассмотрении дела в порядке кассации, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ исключила из описательно-мотивировочной части приговора эту ссылку как ошибочно указанную43.
43. См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2007 г. № 16-о07-22 // СПС «КонсультантПлюс».
35 Исходя из сказанного, также нельзя в подобных ситуациях квалифицировать деяние и по п. «г» и «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, возможность чего допускается в литературе44.
44. См.: Белокуров О.В. Квалификация убийства (ст. 105 УК РФ): учеб. пособие. М., 2004. С. 49; Краев Д.Ю. Некоторые вопросы квалификации убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности // Криминалистъ. 2016. № 2. С. 19. Такая квалификация возможна, если потерпевшая была беспомощна ещё и в силу иного, помимо беременности, обстоятельства.
36 Потерпевшими в силу прямого указания закона могут быть заведомо для виновного беременные женщины независимо от их возраста.
37 Некоторые специалисты полагают, что «малолетняя и престарелая и даже пожилая женщина не могут забеременеть и, следовательно, не могут быть потерпевшими от этого убийства»45 и тем самым ограничивают круг потерпевших по этой норме по возрасту. Такая категоричность, особенно в отношении малолетней, думается, не приемлема здесь. Следует отметить, что малолетняя может быть таковой. Период половой зрелости (созревания) (пубертатный), которая в отношении девочек определяется как способность, в частности, к зачатию, начинается с 7-8 лет и заканчивается к 17-18 годам46 (с 11-12 лет и продолжается до 15-16 лет, заканчивается в 18 лет47). Поэтому малолетние могут забеременеть, и такие случаи нередки. Так, к примеру, в июне 2019 г. в подмосковном Лыткарино был задержан 46-летний мужчина, вступивший в интимную связь с 11-летней ученицей четвертого класса. Связь между ними началась в июне 2018 г. Девочка находилась на 22 неделе беременности48. В Российской Федерации в 2016 г. было зарегистрировано 630 беременных девочек в возрасте до 14 лет, а в 2017 г. – 27549.
45. Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 280, 281.

46. См.: Гинекология: учеб. для вузов / под ред. Г.М. Савельевой, В.Г. Бреусенко. М., 2009. С. 75; Айламазян Э.К. Акушерство: учеб. для мед. вузов. СПб., 2003. С. 55.

47. См.: Бодяжина В.И., Жмакин К.Н. Гинекология: учеб. М., 1967. С. 11; Судебная медицина: учеб. / под ред. О.Х. Поркшеяна, В.В. Томилина. М., 1974. С. 217.

48. См.: 11-летняя жительница Подмосковья ждет ребенка от 46-летнего мигранта. URL: >>>>

49. См.: В России за год в два раза сократилось число беременных младше 14 лет. URL: >>>> В России число абортов среди подростков сократилось в семь раз. URL: >>>>
38 Объективная сторона исследуемого преступления предполагает возможность его совершения в форме как действий, так и бездействия. Судебно-следственная практика чаще всего встречается с убийствами беременной женщины, совершёнными путём активных действий. Смерть может быть причинена и бездействием. Например, оставление лицом на сильном морозе беременной женщины, которую он связал, результатом чего явилась её смерть от замерзания, образует состав рассматриваемого вида убийства.
39 Большое значение имеет правильное определение момента окончания данного убийства с учётом того, что его объектом является жизнь беременной женщины и её будущего ребёнка.
40 Как правильно отмечает А.Н. Попов, «из действующего законодательства следует сделать вывод, что причинение или не причинение смерти ребенку при посягательстве на жизнь беременной женщины никак не влияет на квалификацию содеянного виновным. Погиб ребенок или остался жив — для закона в данном случае безразлично. Содеянное квалифицируется как покушение на убийство заведомо беременной или как убийство заведомо беременной независимо от того, что случилось с ребенком»50.
50. Попов А.Н. О начале уголовно-правовой охраны жизни в Российской Федерации // Криминалистъ. 2013. № 2. С. 80; см. также: Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / под общ. ред. О.С. Капинус; науч. ред. В.В. Меркурьев; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 4 т. / отв. ред. В.М. Лебедев. Т. 2. С. 33.
41 Поэтому рассматриваемое убийство следует считать оконченным составом преступления с момента наступления смерти потерпевшей, если даже при этом в силу каких-то обстоятельств ребёнок и остался жив. При отсутствии указанного последствия действия виновного, непосредственно направленные на лишение жизни потерпевшей, должны рассматриваться как покушение на убийство, хотя даже при этом ребёнок и погиб. Также расцениваются подобные действия виновного и в ситуации, когда и ребёнок не погиб. Так, Ш.А.А., испытывая неприязнь к своей бывшей жене Ш.Н.А., решил убить её. В этих целях он, вооружившись ножом, около часа 30 сентября 2012 г. прибыл к квартире, где проживала Ш.Н.А. Воспользовавшись тем, что входная дверь квартиры не была заперта, а находившиеся в ней Ш.Н.А., её мать М.А.А. и сестра М.Г.А. спали, Ш.А.А. проник в квартиру. Подойдя к кровати Ш.Н.А., о беременности которой он знал достоверно, он обхватил её за шею и с целью убийства стал сдавливать органы дыхания. Проснувшись от удушья, Ш.Н.А. стала активно сопротивляться Ш.А.А., отталкивая его от себя руками, и кричать. От шума М.А.А. и М.Г.А. проснулись. Понимая, что его действия обнаружены М.А.А. и М.Г.А. и те могут воспрепятствовать убийству Ш.Н.А. и сообщить об этом в правоохранительные органы, Ш.А.А. ударами ножом совершил их убийство.
42 В это время Ш.Н.А. убежала из комнаты и спряталась, что не позволило Ш.А.А. реализовать свой умысел на её убийство до конца. Ребёнок, которым потерпевшая была беременна, тоже не погиб и родился позже. Эти действия Ш.А.А. в отношении Ш.Н.А. были расценены как покушение на убийство заведомо беременной женщины, и он осуждён по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ (он также был осуждён по ч. 1 ст. 139, п. «а», «д», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)51.
51. См.: Приговор Тамбовского областного суда от 26.04.2013 г. по делу № 2-12/2013. URL: >>>>
43 Факт неимения при квалификации посягательства на жизнь беременной женщины никакого квалифицирующего значения последствия в отношении плода (его гибель или выживание) - это полнейшая противоречивость исследуемой нормы52. Будучи специальной нормой, призванной непосредственно обеспечивать уголовно-правовую охрану внутриутробной жизни ребёнка, она абсолютно индифферентна (нейтральна) к его гибели. Такое положение вещей видится совершенно необоснованным.
52. На это обстоятельство в юридической литературе также обращается внимание (см.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / под общ. ред. О.С. Капинус; науч. ред. В.В. Меркурьев; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 4 т. / отв. ред. В.М. Лебедев. Т. 2. С. 33).
44 В ситуации, когда до убийства беременной виновный совершал в отношении неё, как в состоянии беременности, так и до, действия, посягающие на её жизнь (неоконченное убийство, покушение на доведение до самоубийства, доведение до покушения на самоубийство, склонение к самоубийству), которые имеют самостоятельную правовую оценку, то содеянное подлежит квалификации по совокупности (реальная совокупность) по п. «г» ч. 2 ст. 105 и соответствующей статье УК РФ (ст. 30 и ч. 1 или п. «г» ч. 2 ст. 105, ст. 30 и ч. 1 или п. «б» ч. 2 ст. 110 и т.д.). Например, виновный, желая, чтобы находящаяся в состоянии беременности женщина покончила с собой, склонял её к самоубийству. Однако это желаемого результата не дало. Тогда он убил её. Содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 1101 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
45 Для решения вопроса о применении п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо определить психическое отношение виновного к состоянию беременности потерпевшей как юридически значимому её свойству, которому приложен признак «заведомость».
46 В теории по этому вопросу нет единства взглядов. Дискуссии, идущие длительное время, относятся к степени достоверности осведомленности виновного лица о беременности потерпевшей. Одни специалисты отмечают, что виновный должен осознавать наличие этого обстоятельства53, вторые - может точно знать об этом факте, но достаточно и предположительное знание о нём54. Третьи представители науки, и их большинство, исходят из того, что необходимы подлинные, несомненные данные о состоянии беременности женщины, виновный должен точно знать о наличии беременности55.
53. См.: Уголовное право России: учеб. для академ. бакалавриата: в 2 т. / отв. ред. А.В. Наумов, А.Г. Кибальник. М., 2019. Т. 2. Часть Особенная. С. 31.

54. См.: Уголовное право Российской Федерации: учеб. Часть Особенная / под ред. А.И. Рарога. М., 2004. С. 12; Уголовное право Российской Федерации: учеб. Часть Особенная / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 38; Сверчков В.В. Уголовное право: учеб. пособие для вузов. Часть Особенная. М., 2019. С. 27; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 2 т. / под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2015. Т. 1. С. 199; Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994. С. 26, 107; Его же. Преступления против жизни. СПб., 2003. С. 135.

55. См., напр.: Уголовное право. Часть Особенная / под ред. Б.В. Здравомыслова, С.Г. Келиной, Ш.С. Рашковской, М.А. Шнейдера. М., 1966. С. 164; Российское уголовное право: учеб. Часть Особенная / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С. 37; Уголовное право России: учеб. Часть Особенная / под ред. В.Н. Бурлакова, В.В. Лукьянова, В.Ф. Щепелькова. СПб., 2014; Уголовное право России: учеб. Части Общая и Особенная / под ред. А.И. Рарога. М., 2018; Иванов Н.Г. Уголовное право: учеб. для академ. бакалавриата. Часть Особенная: в 2 т. М., 2019. Т. 1. С. 27; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 2 т. / под ред. А.В. Бриллиантова. Т. 1. С. 378; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / отв. ред. А.И. Рарог. М., 2019; Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный): в 4 т. / отв. ред. В.М. Лебедев. Т. 2. С. 33; Семернёва Н.К. Квалификация преступлений. Части Общая и Особенная: науч.-практ. пособие. М., 2010; Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. М., 2012. С. 67, 68.
47 Правильное решение этой проблемы напрямую зависит от точного определения, в свою очередь, понятий «осознавать» и «заведомость», уяснения их содержания.
48 Подвергший обстоятельному исследованию данную проблему Б.С. Никифоров указывал: «Сознавать — значит знать, но не только это. “Сознавать” — понятие более широкое и менее определенное, чем “знать”. “Сознавать” можно смутно, “знать смутно” нельзя. <…>.
49 Законодатель, говоря о сознании, а не о знании общественно опасного характера деяния, имел в виду очертить интеллектуальный элемент умысла довольно широко. Сознает прежде всего тот, кто знает. Если лицо охотится на территории заповедника, зная, где оно находится, и что в заповедниках охотиться запрещено, оно знает, что занимается незаконной охотой, знает, что его действия общественно опасны, и подлежит уголовной ответственности. <…>. Но если оно знает, что охотится поблизости от заповедника, оно может считать вероятным или, при соответствующих обстоятельствах, возможным или не исключенным, что оно окажется, и будет продолжать охоту на территории заповедника» 56. То есть, как правильно заключил из этих суждений В.Н. Кудрявцев, Б.С. Никифоров считал, что оттенки интеллектуального отношения виновного к общественно опасному характеру своего действия, не являющиеся знанием, могут «варьировать в пределах следующих представлений субъекта: данный признак “не исключен” — “возможен” — “вероятен” — “неизбежен”»57. По верному утверждению А.И. Рарога, «термин “заведомость” представляет собой особый технический прием, применяемый для характеристики субъективной стороны преступления. Он означает способ указания в законе на то, что субъекту при совершении деяния было заранее известно (ведомо) о наличии тех или иных обстоятельств, имеющих существенное значение для квалификации преступлений или для назначения наказания, то есть он достоверно знал об этих обстоятельствах»58.
56. Никифоров Б.С. Об умысле по действующему законодательству // Сов. государство и право. 1965. № 6. С. 29. О возможности осознания в таких формах говорят и другие авторы (см., напр.: Кругликов Л.Л., Скрипченко Н.Ю. >>>> «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Уголовное право. 2012. № 1. С. 44; Морозов А. Проблемы толкования и применения статьи 150 УК РФ // Уголовное право. 2013. № 1. С. 56, 57).

57. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2004. С. 150, 151.

58. Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений: практ. пособие. М., 2006. С. 48; Его же. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. М., 2015. С. 49, 50.
50 Диапазон осознания по содержанию шире, чем диапазон заведомости. Для осознания достаточно вероятного знания о соответствующем обстоятельстве59. Заведомость же – только один из вариантов осознания – точное знание этого обстоятельства. Она влияет на объем осознания виновным наличия такового – это высокая степень осознания его.
59. См.: Благов Е.В. Признаки состава преступления: традиции и реальность // Lex Russica. 2017. № 6. С. 162.
51 «Однако заметим сразу же, что для разграничения преступлений варианты степени осознанности признака практического значения не имеют, - писал В.Н. Кудрявцев. - Исключение составляют лишь те случаи, когда в законе прямо указывается на “заведомость” его существования (например, убийство заведомо беременной женщины), ибо только тогда степень осознания признака отграничивает данное преступление от других преступлений или неуголовных правонарушений.
52 За этим исключением, интеллектуальная сторона психического отношения к отдельному объективному признаку сводится к двум вариантам: “сознавал — не сознавал”. Более тонкие различия психического отношения к отдельному признаку пока что не влияют на решение вопроса о разграничении преступлений (и следовательно, сами не являются признаками состава)»60.
60. Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 151.
53 Итак, признак «заведомость» относительно беременности потерпевшей означает, что виновный не просто осознает, а бесспорно знает о её наличии, у него отсутствуют сомнения о присутствии у потерпевшей этого особого качества61.
61. См., напр.: Уголовное право России: учеб. Часть Особенная / под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М., 2012. С. 35.
54 Соответственно, квалификация по анализируемой норме возможна при условии, если виновный до начала убийства или в момент его совершения точно знал о беременности потерпевшей62.
62. См.: Уголовное право России: учеб. для вузов: в 2 т. / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 2000. Т. 2. Часть Особенная. С. 18.
55 Вопрос о моменте осведомлённости виновного о нахождении жертвы в состоянии беременности требует более детальной обрисовки. В теории уголовного права существует позиция, согласно которой заведомая осведомлённость убийцы о беременности означает заранее знание им об этом63. С таким категоричным истолкованием мы не можем согласиться, как не в полной мере отвечающим смыслу закона. В законе говорится о заведомой, а не о заранее осведомлённости виновного о беременности потерпевшей. Это не идентичные понятия. Заранее значит «за некоторое время до чего-либо; заблаговременно»64. Точно же узнать что-то о чём-то, как это требуется при заведомости знания о нём, можно как до начала совершения чего – то в отношении него, так и в момент совершения. Потому как п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ непосредственно не выдвигает обязательного заблаговременного знания виновным о нахождении женщины в состоянии беременности и такое не вытекает из его содержания, данное обстоятельство может быть признано квалифицирующим как в случае осведомлённости виновного о нём заранее, так и в момент посягательства65.
63. См., напр.: Дядюн К.В. Проблемы толкования и применения критерия «заведомость» при квалификации убийств // Журнал росс. права. 2018. № 5. С. 88, 94.

64. Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб., 2000. С. 342.

65. См.: Хатуев В.Б. Совершение преступления в отношении беременной женщины как отягчающее наказание обстоятельство в российском уголовном законодательстве // Вестник МГУ. Сер. 11 «Право». 2020. № 3. С. 75.
56 Такой подход к этому вопросу демонстрирует и судебная практика. М. и С. 12 июня 2015 г. приехали в г. Владимир для убийства по найму П. Они вошли в квартиру П., в это время там кроме него находились его сожительница К. и её сын К., о чём М. и С. не знали. М. выстрелом из пистолета убил П. После М. сперва убил К. (сына) и произвёл выстрел в К., которой затем нанёс ножевые ранения С.
57 К. (сын) в присутствии М. и С. говорил, что К. беременна, С. и сам видел, что она в таком состоянии и сказал об этом М. Беременность К. составляла 28 недель.
58 Владимирский областной суд приговорами от 17 февраля (в отношении С.) и 20 октября 2017 г. (в отношении М.) признал М. и С. виновными в убийстве заведомо беременной женщины и квалифицировал их действия в этой части по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
59 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассматривая дело в отношении М. в апелляционном порядке, указала: «Учитывая показания С. о том, что К. в присутствии М. говорил, что К. беременна и называл ее мамой, а она его сыном, принимая во внимание явные признаки 28-недельной беременности потерпевшей, суд обоснованно посчитал доказанной осведомленность М. о беременности женщины»66.
66. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.03.2018 г. № 86-АПУ18-1 // СПС «КонсультантПлюс»; см. также: Вынесен приговор в отношении одного из членов преступной группы, совершившей тройное убийство в городе Владимире. URL: >>>>
60 Стадия беременности, жизнеспособность плода, собиралась ли потерпевшая прервать беременность, и знал ли об этом виновный, патология беременности влияния на квалификацию не оказывают. Например, приговором Кировского областного суда от 11 августа 2014 г. К. был признан виновным и осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство 18 сентября 2013 г. Г., заведомо для него находящуюся в состоянии беременности. В апелляционной жалобе К. утверждал, что его действия не могли быть квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку у потерпевшей была патология беременности и она не могла бы закончиться рождением ребёнка.
61 Судебная коллегия, отметив, что «как правильно указано в приговоре, то обстоятельство, что у Г. при исследовании трупа была установлена патология беременности, исключающая последующее рождение ребенка, не может влиять на юридическую квалификацию действия К.», приговор оставила без изменения, а апелляционную жалобу осуждённого без удовлетворения67.
67. См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22.10.2014 г. № 10-АПУ14-8 // Документ опубликован не был.
62 О несомненном знании виновным о наличии состояния беременности у жертвы могут свидетельствовать визуальное обнаружение беременности, ознакомление с официальными врачебными документами, информирование об этом самой потерпевшей или другими лицами и иные фактические данные. Как замечал С.П. Мокринский, «не требуется, чтобы признаки убиваемой были доступны уже внешнему, поверхностному наблюдению. Достаточно, если убийца знал о существовании беременности»68. Источник осведомленности о ней не имеет значения для квалификации содеянного.
68. Мокринский С., Натансон В. Преступления против личности. Харьков, 1928. С. 20 (цит. по: Побегайло Э.Ф. Указ. соч.).
63 Судебная практика также стоит на позиции признания таких данных достаточными доказательствами знания виновным о беременности потерпевшей. Иллюстрирует это следующее криминальное событие. Так, Т.В. на почве личных неприязненных отношений совершил убийство заведомо для него беременной О., с которой он ранее сожительствовал. О. после того, как перестала сожительствовать с Т.В., встречалась с И., была от него беременна и собиралась за него замуж, о чём Т.В. знал. Т.В. предлагал ей сделать аборт и снова жить с ним.
64 В суде Т.В. утверждал, что перед совершением убийства не знал о беременности потерпевшей. Вместе с тем в судебном заседании он же пояснил, что он узнал о беременности О. от Е. Затем сама О. сначала подтвердила свою беременность, а позже сказала, что не беременна. О беременности О. он рассказал своему другу Т.
65 Кроме того, Т.В. на предварительном следствии не отрицал свою осведомленность о беременности потерпевшей перед её убийством.
66 При судебно-медицинском исследовании трупа О. было выявлено наличие беременности в сроке 10-12 недель.
67 Свидетели Д. и К., мать и сестра виновного, Ю., В., Ш., Т., И., Е., М. показали, что Т.В. знал о беременности О.
68 Оценив все эти доказательства, суд нашёл вину Т.В. в убийстве заведомо для него беременной женщины установленной и квалифицировал его действия по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ69.
69. См.: Приговор Свердловского областного суда от 26.12.2013 г. № 1-136/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
69 Суд апелляционной инстанции подтвердил правильность квалификации его действия по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ70.
70. См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.03.2014 г. № 45-АПУ14-15 // СПС «КонсультантПлюс»; см. также: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.04.2013 г. № 48-АПУ13-1 // СПС «КонсультантПлюс»; Приговор Верховного суда Республики Тыва от 20.12.2017 г. № 2-14/2017. URL: >>>> Апелляционное определение Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 10.09.2020 г. № 55-531/2020 // Документ опубликован не был.
70 Лицо, не владевшее достоверной информацией о беременности потерпевшей, не может быть привлечено к ответственности за убийство по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, т.к. вероятная осведомлённость виновного о наличии этого фактора исключает признак заведомости, а поэтому и не дает оснований для применения означенной нормы.
71 Модельный уголовный кодекс и уголовные кодексы всех бывших советских республик, за исключением УК Литвы, аналогично УК РФ используют термин «заведомость» применительно к беременности71.
71. При этом УК Молдовы в п. «е» ч. 2 ст. 145 в отношении беременности данный признак непосредственно не зафиксирован. В этой норме названное свойство указано альтернативно, через союз «или» к несовершеннолетию, перед которым и стоит термин «заведомость». Поэтому в соответствии с грамматическим толкованием заведомость относится в данной норме и к беременности.
72 В УК Франции также требуется достоверного знания этого состояния, но не используется заведомость, а говорится, что такое состояние потерпевшей очевидно или известно исполнителю.
73 УК Болгарии и Литвы не указали критерий заведомости в качестве обязательного. В этом отношении, с нашей точки зрения, позиция последних заслуживает внимания.
74 Представляется целесообразным в целях повышения качества уголовно-правовой охраны такой категории потерпевших исключение термина «заведомость» из п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ72. Сходного мнения придерживаются и другие авторы73.
72. См.: Хатуев В.Б. Уголовно-правовое значение особых свойств потерпевшего от преступлений как основных или квалифицирующих признаков преступлений // Актуальные проблемы росс. права. 2019. № 3. С. 186, 187, 189.

73. См., напр.: Багмет А.М., Скобелин С.Ю. Уголовно-правовая охрана материнства и детства // Юридический мир. 2015. № 3. С. 50; Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. Правда, есть и противники такого решения (см.: Егорова Н.А. Предметное содержание вины: проблема уголовно-правовой науки и практики // Lex Russica. 2015. № 12. С. 67).
75 Субъективная сторона анализируемого деяния может выражаться как прямым, так и косвенным умыслом74. Отдельные специалисты считают, что это преступление, «учитывая характер деяния»75, т.к. на это указывает признак «заведомость»76, может быть совершено только с прямым умыслом. Это утверждение неверно. Указание закона на заведомость относится только к осознанию состояния беременности, а не к психическому отношению к совершению убийства. Совершенно допустимо, что субъект знал о беременности женщины, но, причиняя ей смерть, безразлично к этому относился.
74. См., напр.: Российское уголовное право: учеб. для вузов. Часть Особенная / под ред. В.С. Комиссарова. СПб., 2008. С. 46; Уголовное право России: учеб. Часть Особенная / под ред. В.Н. Бурлакова, В.В. Лукьянова, В.Ф. Щепелькова; Иванов Н.Г. Уголовное право. Т. 1. С. 27; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. С. 228; Хатуев В.Б. Уголовная ответственность за убийство беременной женщины // Российское правосудие. 2010. № 3. С. 74.

75. Уголовное право: учеб. для вузов. Части Общая и Особенная / под ред. Н.Г. Кадникова. М., 2006. С. 151.

76. Уголовное право России. Часть Особенная. Преступления против личности: курс лекций / под ред. С.Н. Сабанина. Екатеринбург, 2003. С. 20.
76 Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве»77 не дал разъяснений относительно заведомости беременности и содержания субъективной стороны разбираемого состава в связи с чем представляется целесообразным дополнить его рекомендациями по этим вопросам.
77. См.: Росс. газ. 1999. 9 февр.
77 Мотивы и цели не являются обязательными признаками состава и не влияют на квалификацию деяния по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Поводом для убийства может быть как беременность потерпевшей, так и другие обстоятельства. Так, Н. в 2018 г., опасаясь, что его беременная любовница, которая отказалась делать аборт по его предложению, расскажет его тоже беременной супруге и о внебрачных отношениях, и о своей беременности, убил её78. А в октябре 2019 г. житель г. Омска из ревности убил беременную сожительницу79 .
78. См.: Приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 27.11.2018 г. по делу № 2-30/2018. URL: http://www.sudact.ru

79. См.: Омича осудят за жестокое убийство своей беременной сожительницы. URL: http:// >>>>
78 Вместе с тем если мотив (цель) совершения убийства беременной предусмотрен в ином пункте ч. 2 ст. 105 УК РФ как квалифицирующее обстоятельство, то он тоже подлежат вменению и отражению при уголовно-правовой квалификации и содеянное необходимо квалифицировать по соответствующему пункту и п. «г» (например, по п. «г», «и» (хулиганские побуждения)80).
80. См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 07.10.2015 г. № 47-АПУ15-16СП (действия Д. квалифицированы по п. «г» и «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) // Документ опубликован не был.
79 В вышеприведённых делах М. и С. также было вменено в вину и убийство беременной К. в целях сокрытия другого преступления, их действия квалифицированы дополнительно и по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Апелляционная инстанция констатировала: «Поскольку они оба явились свидетелями убийства П., а К. – еще и убийства сына, квалифицирующий признак их убийства с целью скрыть другое преступление также нашел свое подтверждение».

References

1. Aylamazyan E.K. Obstetrics: textbook for the honey universities. SPb., 2003. P. 55 (in Russ.).

2. Aniyants M.K. Liability for crimes against life by the current legislation of the Union republics. M., 1964. P. 49 (in Russ.).

3. Bagmet A.M., Skobelin S. Yu. Criminal legal protection of motherhood and childhood // Legal world. 2015. No. 3. P. 50 (in Russ.).

4. Bezverkhov A.G, Korostelev V.S. The Draft of the Criminal Code of the Russian Empire in 1813. Samara, 2013 (in Russ.).

5. Belogrits-Kotlyarovsky L.S. Essays of the course of Russian criminal law. General and Special parts. Kiev - Kharkiv, 1908. P. 151, 338 (in Russ.).

6. Belokurov O.V. Qualification of murder (Article 105 of the Criminal Code of the Russian Federation): textbook. M., 2004. P. 49 (in Russ.).

7. Blagov E.B. The elements of a crime: tradition and reality // Lex Russica. 2017. No. 6. P. 162 (in Russ.).

8. Bodyazhina V.I. Zhmakin K.N. Gynecology: textbook. M., 1967. P. 11 (in Russ.).

9. Big explanatory dictionary of Russian language / ed. by S.A. Kuznetsov. SPb., 2000. P. 342 (in Russ.).

10. Borzenkov G.N. Qualification of crimes against life and health: science-pract. manual. M., 2006. P. 52 (in Russ.).

11. Borodin S.V. Responsibility for murder: qualification and punishment under Russian law. M., 1994. P. 26, 107 (in Russ.).

12. Borodin S.V. Crimes against life. SPb., 2003. P. 135 (in Russ.).

13. Gynecology: textbook for universities / ed. by G.M. Savelyeva, V.G. Breusenko. M., 2009. P. 75 (in Russ.).

14. Doronina E.B. The helpless state of the victim in the structure of the composition of the murder: theory, law, practice: dis. ... PhD in Law. Yekaterinburg, 2004. P. 19, 20 (in Russ.).

15. Dyadyun K.V. Problems of interpretation and application of the criterion of "knowledge" in the qualification of murders // Journal of Russ. law. 2018. No. 5. P. 88, 94 (in Russ.).

16. Egorova N.A. The subject content of guilt: the problem of criminal law science and practice // Lex Russica. 2015. No. 12. P. 67 (in Russ.).

17. Esipov V.V. Criminal Law. The Part Is Special. Crimes against the state and society. M., 1906. P. 23 (in Russ.).

18. Ivanov N.G. Criminal Law: textbook for academies. bachelor's degree. Special part: in 2 vols. M., 2019. Vol. 1. P. 27 (in Russ.).

19. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation / ex. ed G.Z. Anashkin, I.I. Karpets, B.S. Nikiforov. M., 1971. P. 261 (in Russ.).

20. Commentary on the Criminal code of the Russian Federation / ex. ed. D. Severin. M., 1984. P. 239, 240; M., 1985. P. 239, 240 (in Russ.).

21. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation / ex. ed. A.I. Rarog. M., 2019 (in Russ.).

22. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation / ed. by Yu. I. Skuratov, V.M. Lebedev. M., 2001. P. 228 (in Russ.).

23. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation (itemized): in 2 vols / ed. by A.V. Brilliantov. M., 2015. Vol. 1. P. 199, 378 (in Russ.).

24. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation (itemized): in 4 vols. / ed. by V.M. Lebedev. M., 2020. Vol. 2. Part of the Special. Sec. VII–VIII. P. 33 (in Russ.).

25. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation (itemized) / under the General editorship of O.S. Kapinus; science ed. by V.V. Mercurev. M., 2019 (in Russ.).

26. Korobeev A.I. Criminal assault on life and human health. M., 2012. P. 67, 68 (in Russ.).

27. Kraev D. Yu. Some questions of qualification of murder of the woman, obviously for the guilty being in a state of pregnancy // Criminalist. 2016. No. 2. P. 19 (in Russ.).

28. Kraev D. Yu. Criminally responsible for the murder of a woman known to the perpetrator to be pregnant (item "g" of part 2 of article 105 of the Criminal Code) // Forensic. 2016. No. 1. P. 20 (in Russ.).

29. Kruglikov L.L., Skripchenko N. Yu. Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation "On the judicial practice of applying legislation regulating the features of criminal liability and punishment of minors" // Criminal Law. 2012. No. 1. P. 44 (in Russ.).

30. Kudryavtsev V.N. The General theory of qualification of crimes. M., 2004. P. 150, 151 (in Russ.).

31. The course of the Soviet Criminal Law: in 6 vols / ed. by A.A. Piontkovsky, P.S. Romashkin, V.M. Chkhikvadze. M., 1971. Vol. 5. P. 38 (in Russ.).

32. Criminal Law: in 5 vols / ed. by G.N. Borzenkov, V.S. Komissarov. M., 2002. Vol. 3. Part of the Special. P. 114 (in Russ.).

33. Lopashenko N.A. Murder. M., 2013. P. 280, 281 (in Russ.).

34. Lokhvitsky A.V. Course of Russian Criminal Law. SPb., 1871. P. 525 (in Russ.).

35. Mokrinsky S., Natanson V. Crimes against the person. Kharkiv, 1928. P. 20 (in Russ.).

36. Morozov A. Problems of interpretation and application of Article 150 of the Criminal Code of the Russian Federation // Criminal Law. 2013. No. 1. P. 56, 57 (in Russ.).

37. Naumov A.V. Theoretical justifications for making changes and additions to the Model Criminal Code for the member States of the Commonwealth of Independent States // Man: Crime and punishment. 2016. No. 1 (92). P. 6 (in Russ.).

38. Scientific and practical manual on the application of the Criminal Code of the Russian Federation / ed. V.M. Lebedev. M., 2005. P. 245 (in Russ.).

39. Neklyudov N.A. Guide to the special part of Russian criminal law. Crimes and misdemeanors against the person. SPb., 1876. Vol. 1. P. 286 (in Russ.).

40. Nikiforov B.S. On the intent by the current legislation // Soviet State and Law. 1965. No. 6. P. 29 (in Russ.).

41. Plaksina T.A. Social foundations of the qualifying circumstances of murder, and their legal expression in the elements of the crime: abstract ... Doctor of Law. Tomsk, 2006. P. 10 (in Russ.).

42. Pobegailo E.F. Selected works. SPb., 2008 (in Russ.).

43. Pobegailo E.F. Premeditated murders and the fight against them (Criminal Law and criminological research). Voronezh, 1965 (in Russ.).

44. Poznyshev S.V. Special part of the Russian criminal law. A comparative sketch of the most important departments of the special part of the old and new codes. 1912/ URL: http://www. Allpravo.Ru -2004 (in Russ.).

45. Popov A.N. On the beginning of the criminal-legal protection of life in the Russian Federation. 2013. No. 2. P. 80 (in Russ.).

46. Rarog A.I. Table book of the judge on the qualification of crimes: practice manual. M., 2006. P. 48 (in Russ.).

47. Rarog A.I. Problems of qualification of crimes on subjective grounds. M., 2015. P. 49, 50 (in Russ.).

48. Russian law X - XX centuries: in 9 vols / ed. by O.I. Chistyakov. M., 1985. Vol. 3. The acts of the Zemsky Sobor / ed. by A.G. Mankov. P. 76–256, 435; M., 1986. Vol. 4. The legislation of the period of absolutism / ed. by A.G. Mankov. P. 317, 327 - 365, M., 1994. Vol. 9. The legislation of the era of bourgeois-democratic revolutions / ed. by O.I. Chistyakov. P. 240 - 320 (in Russ.).

49. Russian Criminal Law: textbook. Part of the Special / ed. by V.N. Kudryavtsev, A.V. Naumov. M., 1997. P. 37 (in Russ.).

50. Russian Criminal Law: textbook for universities. Part of the Special / ed. by V.S. Komissarov. SPb., 2008. P. 46 (in Russ.).

51. Sverchkov V.V. Criminal Law: textbook for universities. Part Special. M., 2019. P. 27 (in Russ.).

52. Semerneva N.K. Qualification of crimes. Parts General and Special: scientific-practical. М., 2010.

53. Strelnikov A.I. Responsibility for murder committed under circumstances aggravating the punishment: abstract ... PhD in Law. M., 1997 (in Russ.).

54. Trial by jury: the qualification of crimes and the procedure for considering cases: scientific-practical. manual / ed. by A.V. Galakhova. M., 2006 (in Russ.).

55. Forensic medicine: textbook / ed. by O.H. Porksheyan, V.V. Tomilin. M., 1974. P. 217 (in Russ.).

56. Tagantsev N.S. Russian Criminal Law: on crimes against life in Russian Criminal Law: in 2 vols. SPb., 1871. Vol. 2. P. 62, 63 (in Russ.).

57. Tagantsev N.S. Russian Criminal Law. The General Part. Tula, 2001. Vol. 1. P. 183, 190 (in Russ.).

58. Criminal Law: textbook for universities. Parts General and Special / ed. by N.G. Kadnikov. M., 2006. P. 151 (in Russ.).

59. Criminal Law. Part of the Special / ed. by B.V. Zdravomyslov, S.G. Kelina, Sh. S. Rashkovskaya, M.A. Shneider. M., 1966. P. 164 (in Russ.).

60. Criminal Law of foreign countries: textbook. Parts General and Special / ed. by I.D. Kozochkin. M., 2010. P. 787, 788 (in Russ.).

61. Criminal Law of Russia: textbook. Parts General and Special / ed. by A.I. Rarog. M., 2018 (in Russ.).

62. Criminal Law of Russia: textbook. Part of the Special / ed. by V.N. Burlakov, V.V. Lukyanov, V.F. Shchepelkov. SPb., 2014 (in Russ.).

63. Criminal Law of Russia: textbook. Part of the Special / ed. by F.R. Sundurov, M.V. Talan. M., 2012. P. 35 (in Russ.).

64. Criminal Law of Russia: textbook for academies. bachelor's degree: in 2 vols / ed. by A.V. Naumov, A.G. Kibalnik. M., 2019. Vol. 2. Part Special. P. 31 (in Russ.).

65. Criminal Law of Russia: textbook for universities: in 2 vols. / ed. by A.N. Ignatov, Yu. A. Krasikov. M., 2000. Vol. 2. Part Special. P. 18 (in Russ.).

66. Criminal Law of Russia. The Part Is Special. Crimes against the person: a course of lectures / ed. by S.N. Sabanin. Ekaterinburg, 2003. P. 20 (in Russ.).

67. Criminal Law of the Russian Federation: textbook. Special part / under the editorship of I.E. Zvecharovsky. M., 2020. P. 26 (in Russ.).

68. Criminal Law of the Russian Federation: textbook. Part of the Special / ed. by L.V. Inogamova-Hegay, A.I. Rarog, A.I. Chuchaev. M., 2008. P. 38 (in Russ.).

69. Criminal Law of the Russian Federation: textbook. Part of the Special / ed. by A.I. Rarog. M., 2004. P. 12 (in Russ.).

70. Foynitsky I. Ya. Course of Criminal Law. The Part Is Special. Personal and property infringements. SPb., 1893. P. 34, 40 (in Russ.).

71. Khatuev V.B. Committing a crime against a pregnant woman as an aggravating circumstance in the Russian criminal legislation // Vestnik MSU. Ser. 11 "Law". 2020. No. 3. P. 75 (in Russ.).

72. Khatuev V.B. Criminal responsibility for the murder of a pregnant woman // Russian justice. 2010. No. 3. P. 74 (in Russ.).

73. Khatuev V.B. Criminal-legal significance of the special properties of the victim of crimes as the main or qualifying signs of crimes // Actual problems of Russ. law. 2019. No. 3. P. 186, 187, 189 (in Russ.).

74. Chubarev V.L. The severity of the criminal act. Kiev, 1992. P. 53 (in Russ.).

75. Shargorodsky M.D. Crimes against life and health. M., 1948. P. 95 (in Russ.).