Philosophy of Law and theory of law in the second half of the 90s of the XX century - the beginning of the XXI century: the problem of correlation
Table of contents
Share
Metrics
Philosophy of Law and theory of law in the second half of the 90s of the XX century - the beginning of the XXI century: the problem of correlation
Annotation
PII
S013207690009938-3-1
DOI
10.31857/S013207690009938-3
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Evgeny L. Potseluev 
Occupation: Head of the Department of theory of history of state and law of Ivanovo state University; founder and head of the Intercollegiate research and educational Center for German law
Affiliation:
Ivanovo state University
Intercollegiate research and educational Center for German law
Address: Russian Federation, Ivanovo
Edition
Pages
66-78
Abstract

Compared in the paper are the subjects of philosophy and of theory of law (of the theory of state and of law), their structural elements, and, to a certain degree, the methods and principles of these sciences and academic disciplines, as well as some concepts of law and of its attributes offered by various philosophers and theoreticians of law, their studies into the correlation between morale and law. Used in the paper are some monographs, scholarly articles, and textbooks by a number of modern law theoreticians and philosophers from Russia, Ukraine, UK, Germany, Holland and Canada.

Keywords
Philosophy of Law, theory of law, history of legal teachings, law and morale, subjects of the theory of law and of the Philosophy of Law, the notion of law, attributes of law
Received
19.02.2020
Date of publication
23.06.2020
Number of characters
44134
Number of purchasers
8
Views
245
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
792 RUB / 15.0 SU
All issues for 2020
7603 RUB / 152.0 SU
1

Введение: взгляды российских и зарубежных ученых на соотношение предметов теории права и философии права

2

12В 2018 г. в Институте государства права Российской академии наук совместно с Институтом философии РАН, Институтом психологии РАН и другими научными учреждениями системы РАН состоялись всероссийские научные конференции, получившие название Года философии права3, что, несомненно, свидетельствует об актуальности и важности теоретико-правовой и особенно философско-правовой проблематики.

1. Отдельные положения данной статьи автор изложил в докладе на учебно-методическом семинаре («круглом столе») «Теория, философия и социология права как отрасли науки и учебные дисциплины» 18 апреля 2019 г., организованном проф. В.М. Сырых и прошедшего в рамках XIV Международной научно-практической конференции «Толкование и конкретизация права: проблемы теории и практики» в Российском государственном университете правосудия (15 - 19 апреля 2019 г.).

2. The author presented some of the provisions of this article in a report at a training and methodological seminar ("Round Table») "Theory, philosophy and sociology of law as a branch of science and academic disciplines" on April 18, 2019, organized by Prof. V.M. Syrykh and held within the framework of the XIV International scientific and practical conference "Interpretation and concretization of law: problems of theory and practice" at the Russian state University of justice (April 15 - 19, 2019).

3. См.: Жуков В.И. Предисловие // Философия и психология права: современные проблемы: сб. науч. тр. / под общ. ред. В.И. Жукова: отв. ред. А.Б. Дидикин. М., 2018. С. 5.
3 Во многих работах по философии права представлены сюжеты, связанные с соотношением права с другими социальными регуляторами. Вопрос о соотношении теории государства и права (теории права) и философии права был и остается в постсоветской научной литературе дискуссионным: есть, как минимум, две противоположные позиции. Одна из них: теория права – часть философии права (проф. А.В. Поляков, один из авторов коммуникативной теории права4), а другая – достаточно распространенная – догма права, философия права и социология права – часть теории права или теории государства и права (проф. И.Ю. Козлихин). На учебно-методическом семинаре («круглом столе») в Российском государственном университете правосудия (РГУП) 18 апреля 2019 г. последний подход отстаивали проф. В.М. Сырых, доцент Н.А. Тузов, проф. А.В. Корнев и др.
4. См.: Поляков А.В. Коммуникативная концепция права (генезис и теоретико-правовое обоснование): дис. … д-ра юрид. наук в виде научного доклада. СПб., 2002; Его же. Коммуникативная концепция права: вопросы теории. СПб., 2003; Его же. Коммуникативная теория права и современные проблемы юриспруденции: К 60-летию Андрея Васильевича Полякова: в 2 т. / под ред. М.В. Антонова, И.Л. Честнова; предисл. Д.И. Луковской, Е.В. Тимошиной. Т. 1. Коммуникативная теория права в исследованиях отечественных и зарубежных ученых; т. 2. Актуальные проблемы философии права и юридической науки в связи с коммуникативной теорией права. СПб., 2014.
4 Третья позиция (проф. В.Н. Жуков): «догма права, философия права, социология права – настолько широки и самодостаточны, что вполне могут существовать автономно друг от друга. Данное положение вещей не отменяет, конечно, стремления к установлению их взаимосвязи»5.
5. Жуков В.Н. Философия права как междисциплинарная отрасль знания // Философия и психология права: современные проблемы: сб. науч. тр. / под общ. ред. В.И. Жукова: отв. ред. А.Б. Дидикин. С. 22.
5 Четвертый подход, близкий к третьему: «В философской среде, среди философских наук философия права считается самостоятельной дисциплиной, занимает свое, особое место, никем и никак не оспариваемое»6.
6. Там же. С. 27.
6 Член-корреспондент РАН Д.А. Керимов называл философию права одним из направлений общей теории права7. Он утверждал, что «общая теория права включает в себя две основные части: социологию права и философию права, водораздел между которыми проходит, условно говоря, по линии онтологического и гносеологического познания правовых объектов, явлений и процессов. Эта линия действительно носит условный характер, и прежде всего потому, что не может быть онтологии вне гносеологии, равно как и наоборот. Именно поэтому и социология права, и философия права являются составными частями, направлениями одной науки – общей теории права. Но каждая из этих частей, направлений в силу специфики своего предмета обладает относительной самостоятельностью, автономностью»8. Д.А. Керимов характеризует философию права как «разработку логики, диалектики и теории познания правового бытия. Это направление не только раскрывает механизм регуляции познавательной деятельности ученого, направляет по правильному пути исследовательский процесс, оптимизирует и рационализирует его, но и в контексте исторически развивающейся культуры является показателем достигнутого уровня самосознания общей теории права и ее познавательных потенций. Философия права, таким образом, выступает, с одной стороны, предпосылкой исследования, определяющей движение мысли к истине правового бытия, а с другой – сама является итогом работы познавательной мысли. При этом оказывается, что гносеологическое содержание философии права отнюдь не менее ценно, чем добытые социологией права конкретные онтологические знания реального бытия права»9. Полагаю, что примененный диалектический подход к рассматриваемым явлениям и вывод заслуживают позитивной оценки, а рассуждения автора выглядят убедительными.
7. См.: Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). 2-е изд. М., 2001. С. 15.

8. Там же. С. 71.

9. Там же. С. 72.
7

1. Вопрос о границах между теорией права и философией права

8 Британский философ права Г. Харт в одной из своих статей объясняет, почему выражение «философия права» еще не прижилось в Англии и имеет иностранное звучание. Далее констатирует: «Нет никаких четких границ, разделяющих неизвестную “философию права”, сравнительно недавно признанную “теорию права” и знакомую “юриспруденцию”, поскольку то, что изучают и обсуждают в английских университетах в качестве юриспруденции, есть и всегда было группой тесно взаимосвязанных вопросов о праве (курсив мой. – Е.П.10.
10. Харт Г.Л.А. Философия права и юриспруденция в Великобритании/ пер. с англ. В.В. Оглезнева // Правоведение. 2015. № 5. С. 197, 198.
9 Прав голландский ученый А. Сутеман: «Границы между философией права и правовой теорией не являются четкими (курсив мой. – Е.П.)»11. Он в конце XX в., анализируя философию права в Нидерландах, пишет, что и в его государстве, и в других «по-видимому, имеется согласие по вопросу о том, что такие сущностные вопросы как теория справедливости, права человека, “должное право” принадлежат к правовой философии. Исследование правовой аргументации, с другой стороны, осуществляется в рамках теории право. Анализ юридических концепций (право, субъект права, обязанность и т.д.) занимает пограничное место»12.
11. Сутеман А. Философия права в Нидерландах // Голландская правовая культура / отв. ред. В.В. Бойцова и Л.В. Бойцова. М., 1998. С. 443.

12. Там же. С. 443, 444.
10 В духе западных ученых пишет на эту тему в 2018 г. и доц. М.В. Антонов: «Мы не сможем однозначно определить, относится ли тот или иной вопрос (скажем, возникновение права) к компетенции философии права, юридической антропологии, социологии права или теории государства и права. Каждая из этих наук вполне может заниматься данными явлениями, и в этом смысле объект их изучения будет одним и тем же. Различить эти науки будет возможно, да и то с известной долей условности, только по предмету – какую систему знаний о возникновении права выстраивает каждая из названных дисциплин: знание о праве как процессе, институте социального взаимодействия (социология), как об одной из основ человеческой цивилизации (философия), об условии формирования человека как социального существа (антропология), о специфическом способе регулирования человеческого поведения через нормы и организованное принуждение (юриспруденция)»13. Далее ученый усиливает свою аргументацию и отмечает: «Ничто не мешает ведению междисциплинарных исследований и образованию пограничных дисциплин (…): любое очерчивание пограничной линии между несколькими предметами всегда будет зависеть от понимания конкретным исследователем предмета и методов своей дисциплины. Нет возможности эти мнения верифицировать (проверить на истинность), поскольку границы дисциплин зависят не от высшей объективной истины, а от субъективного мнения и согласия между собой (конвенций) исследователей, от целей исследования, от точности и согласованности используемой ими терминологии»14. Действительно, субъективный фактор весьма важен, особенно применительно к философии права. Даже у юристов разный подход к структуре этой науки и учебной дисциплины, а тем более, если автор книги – философ, поэтому согласия на данный момент внутри теоретико-философского научного сообщества нет. Последний аргумент – о конвенциальном характере знаний характерен для сторонников постмодерна.
13. Антонов М.В. Теория государства и права: учеб. и практикум для акад. бакалавриата. М., 2018. С. 30.

14. Там же. С. 33, 34.
11 Профессор О.В. Мартышин в вопросе разграничения теории права и философии права в 2018 г., на наш взгляд, полностью разделяет подход А. Сутемана и Г. Харта (без ссылок на них): «Философия права – наука пограничная и одна из ее особенностей – отсутствие четкой демаркации границ, переход из сферы права в сферу философии, этики, социологии, истории и в противоположном – свободный»15.
15. Мартышин О.В. Философия права как юридическая наука // Философия и психология права: современные проблемы: сб. науч. тр. / под общ. ред. В.И. Жукова: отв. ред. А.Б. Дидикин. С. 32.
12 Д.А. Керимов в монографии, посвященной методологии права, опубликованной в 2001 г., отмечал, что философия права ориентируется на выявление гносеологического смысла и значения общих закономерностей развития правовых объектов, явлений и процессов в их онтологическом смысле. По его мнению, философия права занимается познанием современного состояния правоведения, «раскрытие тайны его гносеологических потенций»16. «Сложившееся в правоведении нигилистическое отношение к философскому осмыслению правовых феноменов, что углубляется нередко непрофессиональным использованием соответствующих гносеологических средств познания. Возможно, именно этими обстоятельствами объясняется то, что философскому осмыслению права в мировой и отечественной науке посвящены единичные произведения, которые тонут в море комментаторской и пропагандистской литературы». Автор выражал оптимизм и веру в то, что «рано или поздно тяга к философскому осмыслении правовой действительности непременно проявит себя»17. Во-первых, не готов согласиться с критичной оценкой немецкоязычной философии права, возможно, Д.А. Керимов имел в виду только современную ему отечественную философско-правовую литературу. Во-вторых, оптимизм Д.А. Керимова оправдался: издается журнал «Философия права»; российские (М.В. Антонов, А.В. Поляков, Е.Н. Тонков, Е.А. Прибыткова и др.) и украинские ученые (С.И. Максимов, А.В. Стовба, автор темпоральной теории права) регулярно участвуют во всемирных конгрессах по социальной философии и философии права18.
16. Керимов Д.А. Указ. соч. С. 8.

17. Там же. С. 9.

18. См.: Максимов С.И. Современный философско-правовой дискурс: XXI Всемирный конгресс Международной ассоциации философии права и социальной философии // Правоведение. 2003. № 6. С. 194 - 201; Антонов М.В., Поляков А.В. Право и правовые культуры в XXI веке: различие и единство (XXIII Всемирный конгресс Международной ассоциации философии права и социальной философии) // Правоведение. 2008. № 2. С. 124 - 146; Антонов М.В., Поляков А.В., Максимов С.И. Различие и единство во взаимодействии правовых культур в 21 веке (XXIII Всемирный конгресс Международной ассоциации философии права и социальной философии) // Проблеми фiлософii права. Т. VI - VII. 2008 - 2009. С. 7 - 17; Антонов М.В., Архипов В.В., Поляков А.В. Научная полемика на берегах Майна: XXV Всемирный конгресс Международной ассоциации философии права и социальной философии // Правоведение. 2011. № 4. С. 7 - 20; Антонов М.В., Максимов С.И. Права человека, демократия, верховенство права и современные социальные вызовы в сложных обществах // Правоведение. 2013. № 6. С. 8 - 16; и др.
13 По вопросу о соотношении философии права с теорией права мне близка позиция проф. В.И. Червонюка: «Современная философия права (ее с полным основанием можно назвать рефлексирующим учением о праве) есть учение (философско-юридическое направление), призванное охарактеризовать мировоззренческие основы права, первопричины его происхождения (бытия), сущность (природу, “дух” права), смысл и общесоциальное предназначение, общечеловеческую и общекультурную ценность. Это сформировавшаяся “на стыке” философии и общей теории права отрасль научного знания, изучающая первоосновы, сущность и методологические средства правопознания. Как мировоззренческая основа общетеоретической юриспруденции философия права есть система знаний о фундаментальных принципах бытия права, об онтологической сущности права, его человеческой и социальной природе»19.
19. Червонюк В.И. Теория государства и права: учеб. М., 2010. С. 36.
14 Заслуживает внимания позиция М.В. Антонова по интересующей нас проблеме: «Теория государства и права учит видеть постоянство взаимосвязи государственных и правовых явлений между собой и их связь с другими явлениями, равно как и их отличия от других явлений, учит правильно образовывать и связывать между собой понятия, которые используются для описания права и государства». Он призывает не смешивать ее «с другими дисциплинами, которые могут изучать тот же предмет, но на более высоком уровне абстракции. Чем, к примеру, и занимается философия права применительно к определению понятия и природы права»20. Во-первых, в этой цитате сделаю акцент на то, что совершенно очевидно: львиную долю любого учебника по теории государства и права занимает то, что принято называть юридической догматикой: понятие, признаки, функции, структура, классификация и т.п. государственных и правовых явлений. Например, в учебнике М.В. Антонова 11 из 20 глав – это догма права; одна глава посвящена теориям происхождения государства, одна - методологии правопознания; пять - различным подходам к праву. Такое внимании различным теориям права не случайно, поскольку автор много лет успешно преподавал историю политических и правовых учений и подготовил учебное пособие по истории юридической мысли России21. Во-вторых, на многих международных научных конференциях звучит верная мысль, что существуют разные этажи юридического знания: отраслевого, теоретико-правового и философско-правового (расположены по нарастающей, по степени абстрактности). В-третьих, действительно, теория государства и права обращает свое внимание, анализирует в первую очередь современное государство и современное право, т.е. реально функционирующие государства, их формы, их механизм и действие права, его формы, его принципы, его систему и т.п., а философия права и философия государства должна быть ориентирована больше на идеальное государство и право, а также на сущность и природу государства и права, на анализ соотношения права с другими социальными регуляторами, на трансцендентное в праве.
20. Антонов М.В. Указ. соч. С. 29.

21. См.: Антонов М.В. История правовой мысли России: конспект лекций. СПб., 2012.
15 На Всемирном философском конгрессе (Греция, 2013 г.) большое внимание было уделено публичной роли социальной философии, а «важнейшим каналом выхода философии в публичное пространство является, - по мнению акад. РАН А.А. Гусейнова, - этическая направленность философского знания, связанная с его нацеленностью на конструирование идеальных образов мира». Такой подход особенно важен, как справедливо отмечает проф. В.В. Лапаева, «для философии права, которая связывает идеальные образы мира с такими ценностно-нагруженными категориями, как “свобода”, “справедливость”, “человеческое достоинство”, “достоинство нации” (становится особенно актуальным в свете последних событий) и т.д. То обстоятельство, что философия права как наука, изначально выстраиваемая на гуманистических ценностях, по своей сути не может быть ценностно-нейтральной, означает, что ее научный потенциал является востребованным в пространстве публичных дискурсов»22.
22. Лапаева В.В. Российская философия права в пространстве современного публичного дискурса // Философия и психология права: современные проблемы: сб. науч. тр. / под общ. ред. В.И. Жукова: отв. ред. А.Б. Дидикин. С. 9.
16 Полагаем, что важное значение для понимания интересующей нас закономерности имеет рассмотрение философии права в узком и широком смысле слова. В первом значении ее понимают как академическую дисциплину, которую начинали преподавать в университетах Европы в XVII - XVIII вв., а во втором - как «всю мировую философско-правовую мысль, берущую свое начало в античности»23. Причем академическую философию права на Западе и в России проф. В.Н. Жуков с известной долей условности делит на два основных направления – метафизическое («это по преимуществу именно философия», «часть философии, разновидность прежде всего философского, а не юридического знания») и юридико-догматическое, «где доминирует именно юриспруденция, а не философия», это юридический позитивизм и аналитическая юриспруденция, классики данного направления Г. Кельзен и Г. Харт)24. Далее ученый, на наш взгляд, убедительно доказывает свою классификацию: «Метафизическая философия права практически никак не связана с догматической юриспруденцией, с фундаментальной юридической наукой связь есть в той или иной степени. Юридико-догматическая философия права теснейшим образом связана с отраслевой юридической наукой: генетически вырастает из нее, берет от нее догматический метод, опирается на ее понятийный аппарат и использует ее проблематику. С фундаментальной юридической наукой она также взаимодействует, поскольку стремится на ее материале создавать свои теоретические конструкции. Метафизическая философия права распространена по большей части в философской среде, юридико-догматическая – в юридической. В юридической среде метафизическая философия права – редкость (особенно если брать современную Россию), так как юристы, как правило, далеки от философии, не знают ее и не интересуются ей, главным образом, они заняты тем, что выстраивают юридико-догматическую философию, опираясь в основном на материал юридической науки. Следствием такой однобокой направленности стало появление философии права, мало чем отличающейся от общей теории права»25. Исследование нами постсоветской философско-правовой литературы подтверждает вывод проф. В.Н. Жукова. Подтверждает лишь частично, поскольку другая часть книг по философии права, написанная юристами, по нашему мнению, дублирует публикации по истории правовых учений.
23. Жуков В.Н. Указ. соч. С. 22.

24. См.: там же. С. 23 - 25.

25. Там же. С. 27.
17 Как писал в 2005 г. проф. Рольф Ванк из Рур-Университета Бохума в ФРГ (Professor Dr. iur. Rolf Wank), толкование закона может иметь философско-правовое или теоретико-правовое углубление, но, правда, он от этого сознательно отказывается в пользу усиления отраслевой направленности своей книги26. Поэтому разграничение двух наук и двух учебных дисциплин (предмет, структура курса, методы) имеет не только теоретическое, но и прикладное значение, поскольку теория государства и права охватывается научной специальностью 12.00.01 (вместе с историей права и государства и историей учений о праве и государстве) по защите кандидатских и докторских диссертаций, а философия – специальностью 09.00.00. Так, работы по теме права и морали защищаются как по юридической, так и по философской специальности. Например: защита кандидатской диссертации по философии (специальность 09.00.03 – «История философии») на тему «Субъект права в философии А.И. Ильина»27. Наверное, такая или подобная работа могла быть защищена и по теории и истории права и государства; истории учений о праве и государстве. По крайней мере тема субъекта права вообще и в произведениях известных мыслителей, философов вполне сюда подходит28.
26. См.: Wank Rolf. Die Auslegung von Gesetzten.Eine Einfǜhrung. 3, neue bearbeitete Auflage. Carl Heymanns Verlag KG. Köln, Berlin, Mǜnchen, 2005. S. V.

27. Красова Е.М. Субъект права в философии И.А. Ильина: автореф. дис. …канд. филос. наук. Мытищи, 2019.

28. Как известно, в системе юридического образования Российской Федерации теория государства и права – обязательная дисциплина на первом курсе всех форм обучения в бакалавриате (изучается два семестра и заканчивается сдачей экзамена; на юридическом факультете Ивановского государственного университета примерно середины 90-х годов прошлого столетия по инициативе автора данной статьи и доныне студенты 1 курса специалитета, а затем бакалавриата всех форм обучения готовят курсовые работы исключительно по теории государства и права), а философия права – в магистратуре (изучается один семестр, форма отчетности – экзамен).
18

2. Предметы теории права (теории государства и права) и философии права

19 В.В. Лазарев и С.В. Липень в 2012 г. дают следующее определение: «Теория государства и права – это система знаний о наиболее общих закономерностях государства и права (доминирующий подход в отечественной учебной литературе по данному предмету. – Е.П.), о возникновении, сущности, функционировании и развитии государственно-правовых явлений». Соответственно предмет теории государства и праванаиболее общие закономерности существования и развития государственно-правовых явлений29.
29. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: учеб. для бакалавров. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2012. С. 18.
20 А.В. Поляков и Е.В. Тимошина в учебнике «Общая теория права» (СПб., 2005)30 дают оригинальное (в духе постнеклассического подхода) по сравнению с большинством своих коллег определение предмета общей теории права. На их взгляд, это «общие знания о бытийных (онтологических) свойствах права, описывающие, объясняющие и интерпретирующие правовую действительность. Эти знания всегда предстают как научные тексты, меняющиеся по своему содержанию и способам интерпретации»31.
30. Поцелуев Е.Л. [Рец.-обзор] А.В. Поляков, Е.В. Тимошина «Общая теория права: Учебник». СПб.: Издательство С.-Петербург. ун-та, 2005 // Правоведение. 2005. № 4. С. 225 - 239.

31. Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права: учеб. СПб., 2005. С. 31.
21 А.Л. Золкин включает в предмет философии права следующее: 1) сущность права; 2) правосознание и правовая культура; 3) права человека и его ответственность; 4) соотношение права и государства, а также 5) теории происхождения государства; 6) форма государства; 7) гражданское общество и правовое государство32; и др.
32. См.: Золкин А.Л. Философия права: учеб. для студ. вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Философия права». М., 2012. С. 86 и след.
22 Но, во-первых, как известно, теории происхождения государства, форма государства (структура государства), гражданское общество и правовое государство, права человека, юридическая ответственность33, правосознание и правовая культура (в учебнике А.В. Полякова и Е.В. Тимошиной этим правовым феноменам посвящены отдельные главы)34, сущность права – эти вопросы, главы или темы представлены во всех или в большинстве учебных публикаций по теории государства и права. Во-вторых, полагаю, что ошибочно отождествлять философию права с философией государства, так же как теорию права с теорией государства, хотя государство можно представить как большой правовой институт, как полисистему, закрепленную в нормах права.
33. См.: Антонов М.В. Теория государства и права: учеб. и практикум для акад. бакалавриата. С. 47 - 92; 122 - 140, 152 - 170, 429 - 438.

34. См.: Поляков А.В., Тимошина Е.В. Указ. соч. С. 152 - 180, 181 - 206.
23 Заслуживают внимания рассуждения о современной философии права и ее задачах известного норвежского философа права Б. Мелкевика, уже несколько лет работающего в Университете Лаваль (Квебек, Канада). Он призывает прекратить «рассыпать с masteria (с мастерством, лат.) великие имена или стильно воскрешать в памяти все кажущиеся симпатичными концепции, которые в спешке (здесь не согласен с ним. - Е.П.) и в надежде на чудо используются для характеристики права». Далее он справедливо отмечает, что «тем более не может быть и речи о том, чтобы считать себя олицетворением науки и проповедовать хорошо состряпанную благую весть направо и налево»35. Некоторые наши отечественные коллеги на научных конференциях, «круглых столах», семинарах и т.п. выступают так, как будто только они владеют истиной, монополией на истинное знание. Б. Мелкевик полагает, что благодаря «аргументации, в которой совмещены (в духе взаимодействия и взаимозависимости) судебный и публичный секторы как два склона одной горы» «философия права сама стала “аргументативной” и начинает функционировать во всех закоулках права». Во имя реализма норвежско-канадский философ предлагает «признать за философией права более специфическую роль и рассматривать ее впредь (написано в 2008 г., на франц. яз. – Е.П.) как предназначенную лишь для юридической современности, всегда незавершенную, и как науку, играющую свою роль в условиях напряжения, заставляющего современность колебаться между постоянно конструируемым, реконструируемым и деконструируемым полюсами легитимности и легальности»36. Конечно, если философия права будет отвечать на вызовы современности, то ее роль, несомненно, возрастет, как и интерес к ней. Кроме того, по этому показателю (темпоральность) произойдет сближение философии права с теорией права.
35. Мелкевик Б. Философия права в потоке современности / пер. с франц. М.В. Антонов, А.Н. Остроух // Росс. ежегодник теории права. 2008. № 1 / под ред. А.В. Полякова. СПб., 2009. С. 527.

36. Там же.
24

3. Что есть право? Понятие и признаки права: ответ философов и теоретиков права

25 Известный аргентинский ученый украинского происхождения Е.С. Булыгин отмечает, что «традиционно существуют два вопроса, ответы на которые ждут от философии права: 1) что есть право? 2) как объяснить нормативность права?»37. Но понятие права, его признаки, в т.ч. нормативность, – это классические сюжеты, вопросы теории права, например, в ФРГ и теории права и теории государства и права в Российской Федерации, Украине и др. Так, в 2005 г. в учебном пособии «Теория государства и права» (рекомендовано Ученым советом Донецкого юридического института при Донецком национальном университете) тема 9 «Поняття й ознаки права» (Понятие и признаки права) посвящена происхождению права, его определению и существенным признакам, его предназначению, функциям и сущности38. В учебнике «Теория государства и права. Академический курс» (утв. Минобрнауки Украины) § 1 гл. 11 называется «Сутнiснi ознаки права» (Сущностные признаки права), а § 4 «Сутнiснi особливостi та призначення сучасного права» (Сущностные особенности предназначения современного права)39. В небольшом параграфе «Поняття i основнi ознаки права» (Понятие и основные признаки права) учебного пособия «Общая теория государства и права» украинский ученый С.Л. Лисенков излагает соответствующий материал40. Ю.А. Ведернiков и А.В. Папiрна (на 2008 г.) разд. 3 «Теорiя права» учебного пособия «Теория государства и права» начинают с параграфов «Плюрализм подходов правопонимания» и «Понятие и сущность права»41. В коллективном учебнике «Теория права и государства» А.С. Васильев, Л.М. Зiлковська и В.В. Иванов лаконично излагают место и сущность права, а также особенности трактовки места и роли права в различных правовых школах42. О.В. Горун, Н.В. Камiнська, О.В. Фатхудiнова и др. делают акцент в понятии права на его социальную ценность43.
37. Булыгин Е.С. Основана ли философия права (ее часть) на ошибке? // Избр. работы по теории и философии права / пер с англ., немец., исп.; под науч. ред. М.В. Антонова, Е.Н. Лисанюк, С.И. Максимова. СПб., 2016. С. 42.

38. См.: Теорiя держави i права: навч. посiб. / В.М. Субботiн, О.В. Фiлонов, Л.М. Князькова, I.Я. Тодоров. Киев, 2005. С. 145 - 161.

39. См.: Теорiя держави i права. Академiчний курс: пiдручник / за ред. О.В. Зайчука, Н.М. Онiщенко. Киев, 2006. С. 280 - 286, 292 - 295.

40. См.: Лисенков С.Л. Загальна теорiя держави i права: навчалний посiбник (Навч. посiб.). Киев, 2006. С. 119 - 122.

41. См.: Ведернiков Ю.А., Папi рна А.В. Теорiя держави i права: навчалний посiбник (Навч. посiб.). Киев, 2008. С. 84 - 91.

42. См.: Борщевський I.В., Васильев А.С., Зiлковська Л.М. та iн. Теорiя права i держави: пiдруч. / за заг. ред. А.С. Васильева. Киев, 2009. С. 40 - 53.

43. См.: Горун О.В., Камiнська Н.В., Фатхудiнова О.В. Теорiя держави та права: навчалний посiбник (Навч. посiб.). Киев, 2011. С. 84, 85.
26 Таким образом, рассмотрение понятия, существенных признаков права, сущности права, его предназначения – это типичный подход украинских ученых-юристов в учебной литературе по теории государства права на украинском языке, изданной в Киеве в 2005 - 2011 гг.
27 В учебной литературе по теории государства и права, опубликованной в XXI в. в Российской Федерации, приводятся определения понятия «право», перечисляются признаки данного понятия. Так, разд. III «Теория права» учебника для бакалавров М.Н. Марченко и Е.М. Дерябиной начинается с темы XII «Право: понятие и основные признаки». По их мнению, существенными признаками права являются: системный характер, тесная связь с государством, государственно-волевой характер, общеобязательный характер44. Как видим, большинство признаков подчеркивают связь с государством, что подтверждает приверженность данных авторов этатистскому правопониманию. Для нас очевидно, что, во-первых, субъекты правотворчества – это не только государство, государственные органы, но и народ (референдумы), муниципальные органы (муниципальное нормотворчество), различные предприятия, организации и учреждения45 (локальных нормативных правовых актов намного больше, чем иных, правда, по юридической силе они уступают всем остальным), поэтому абсолютизировать связь права с государством неверно; во-вторых, кроме императивных норм есть диспозитивные, стимулирующие (поощрительные) и рекомендательные и соответствующие методы правового регулирования, а если говорить о способах правового регулирования, то кроме запрещающих и обязывающих норм есть управомачивающие нормы (дозволения), стимулирующие (поощрительные) и рекомендательные нормы, поэтому сводить все богатство юридических норм только к запретам и обязываниям явно неверно. Другое дело, что не исполнение обязывающих норм или ненадлежащее или несвоевременное исполнение их, несоблюдение запретов деликтоспособными лицами может привести к применению к ним мер ретроспективной (штрафной, карательной) юридической ответственности.
44. См.: Марченко М.Н., Дерябина Е.М. Теория государства и права: учеб. для бакалавров. М., 2013. С. 166 - 174.

45. См., напр.: Морозова Л.А. Локальное нормотворчество: природа и место в современной российской правовой системе // Морозова Л.А. Избр. статьи. М., 2018. С. 358–366.
28 В.И. Червонюк в главе «Сущность, функции и ценность права» учебника по теории государства и права рассматривает естественное и позитивное право, право в объективном и субъективном смысле, различные концепции правопонимания, а в одном из параграфов раскрывает признаки права: нормативность, общеобязательность, формальная определенность, государственная обеспеченность, системность и др.46 По нашему мнению, нужно обязательно выделять такой признак права, как нормативность, и ставить его на первое место, поскольку право, как известно, в конечном счете состоит из норм. Конечно, другие регуляторы имеют нормативный характер, поэтому это признак права, но не его особенность. Безусловно, непременно необходимо называть и раскрывать такой важный признак права как формальная определенность, так как нормы закреплены в формах правах: правовых обычаях, нормативных правовых актах, юридических прецедентах, нормативных договорах; в теократических государствах – религиозных текстах; в ряде государств в определенные эпохи и периоды – в правосознании и правовой доктрине. Являются ли общие принципы права источником права – вопрос дискуссионный47. Он выходит за пределы предмета данной статьи. Конечно, ни в коем случае нельзя недооценивать роль и значение принципов внутригосударственного и международного права48, которые еще больше важны, чем нормы, поскольку нормы должны создаваться (конструироваться), изменяться и отменяться в соответствии с принципами права, а не наоборот.
46. См.: Червонюк В.И. Указ. соч. С. 215 - 247 и след.

47. См., напр.: Морозова Л.А. Являются ли принципы права источником права? // Морозова Л.А. Избр. статьи. С. 287 - 293.

48. См., напр.: Коновалов А.В. Действие принципов права и их роль в формировании правопорядка // Lex Russica. 2018. № 10 (143). С. 9 - 17; Ануфриева Л.П. Конституция РФ и международное право: теоретический взгляд на понятие «общепризнанные принципы и нормы международного права», или О принципах права вообще и о принципах в международном праве // Lex Russica. 2018. № 11. С. 122 - 133; Ершов В.В. Принципы права: сущность и функции // Росс. правосудие. 2019. № 2. С. 5 - 16; Ершов В.В., Ершова Е.А. Специальные принципы российского трудового права // Росс. правосудие. 2019. № 3. С. 5 - 13; и др.
29 Автор теории реалистического позитивизма проф. Р.А. Ромашов тему 11 «Право как теоретико-правовая категория» в кратком курсе теории государства и права начинает излагать с вопроса – рабочее определение и признаки права49. Сторонник материалистического и интегративного правопонимания проф. В.М. Сырых в гл. 6 «Право как регулятор общественных отношений» также дает свое понятие права и его признаки50. Профессор В.Н. Протасов в учебнике для бакалавров «Теория государства и права» освещает, в частности, такие вопросы, как смысловые значения термина «право», сущность и содержание права, признаки (свойства) и определение объективного права и др. Ученый называет и характеризует 14 признаков права51: 1) общественное явление; 2) регулятор социально значимого поведения; 3) мера социальной свободы; 4) разновидность социальных норм; 5) сущностный признак – «право по своей природе (сущности) есть средство (инструмент, форма) социального компромисса в масштабе общества, установления баланса социальных интересов, справедливого распределения благ. Характеристику сущности нельзя выносить за пределы понятия. Качество нормативности; 6) принцип «применения равных мер к участникам общественных отношений независимо от индивидуальных особенностей (…), т.е. к фактически неравным субъектам (принцип формального равенства); 7) «нормы права должны быть объективированы вовне, закреплены в определенных официальных формах (источниках права в формальном смысле)… (признак формальной определенности)»; 8) система (целостность); 9) общеобязательность; 10) процедурность; 11) интеллектуально-волевой регулятор; 12) связано с государством; 13) охраняется государственным принуждением; 14) единство информационного содержания (информация о правилах социально значимого поведения) и официальных форм выражения и закрепления этого содержания». Полагаю, что многие признаки аксиоматические: право - один из социальных регуляторов, поэтому феномен социальный (возможно, не согласятся теологи, воцерковленные ученые); право – интеллектуально-волевой регулятор, т.к. для правотворчества необходимы и интеллект, и воля; право – мера, масштаб свободы, т.к. оно всегда что-то запрещает, обязывает и дозволяет (на наш взгляд, этот признак должны бы принять все исследователи независимо от их типа правопонимания, принадлежности к той или иной школе права и т.п.); нормативность и формальная определенность права очевидны, как и возможность государственного или государственно-правового принуждения (другое дело, что государство разрешает применять меры принуждения и муниципальным органам, руководителям предприятий, организаций, учреждений; право применяют и международные организации, международные военные трибуналы, международный уголовный суд, международные спортивные организации). Как известно, есть право материальное, а есть – процессуальное, еще более важное по сравнению с материальным в англо-американской правовой семье, поэтому вполне уместен и такой признак права как процедурность. Тексты: если понимать право в книгах - нормативных правовых актах, нормативных договорах, юридических прецедентах, священных книгах – писаное право; право в жизни – правоотношения, юридическая практика и правореализационные, в т.ч. правоприменительные акты; правовая доктрина – труды ученых-юристов – все это источник юридически значимой информации, поэтому и с таким признаком права, тем более в эпоху информационного общества, информатизации и компьютеризации следует также согласиться. При широком понимании текста – устное право (правовой обычай) – это также текст и, конечно, информация о принятых правилах, санкционированных государством или государствами, или их организациями, например Международным Судом ООН.
49. См.: Ромашов Р.А. Теория государства и права. СПб., 2006. С. 111.

50. См.: Сырых В.М. Теория государства и права: учеб. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 102 - 109.

51. См.: Протасов В.Н. Теория государства и права: учеб. для бакалавров. М., 2014. С. 184 - 187. Сер.: Бакалавр. Базовый курс.
30 С учетом характеристики каждого из вышеуказанных признаков В.Н. Протасов дает следующее определение права – «оформленная в официальных источниках и гарантированная государством единая в масштабе общества нормативная система, призванная регулировать социально значимое поведение участников общественного процесса на основе баланса интересов, согласования воль и правовых притязаний всех слоев общества»52. С таким понятием можно согласиться, но с определенными оговорками: а) даже для современного традиционного (обычного) права в Тропической, Восточной, Экваториальный Африке характерен партикуляризм, т.е. на территории одного государства действует множество правовых обычаев – у каждого племени, этноса свои; в федеративных государствах наряду с федеральным законодательством действует право субъектов и оно может кардинально отличаться друг от друга, как, например, вопрос о разрешении или запрете смертной казни в разных штатах США; б) согласование воль (теория слияния воль) – это горизонтальный принцип создания норм международного права, когда де-юре все государства суверенные, а в государствах, причем даже в федеративных, не говоря уже про централизованные унитарные государства, действует, как правило, вертикальный способ правотворчества: парламент, президент, правительство принимают нормативные правовые акты или ратифицируют (парламент) международные договоры, вступают эти документы в силу (в действие) и их соответствующие нормы становятся обязательными; в) согласование воль всех слоев общества – это скорее всего идеал, чем правовая реальность, т.к. обществе дифференцировано, стратифицировано по многим критериям и нередко занимают полярные позиции по ряду вопросов: о смертной казни, эвтаназии, легализации однополых браков, проституции, гей парадов, легких наркотиков, приему мигрантов и т.п., т.е. такое право если и есть, то только в таких демократических государствах, как Швейцария. И тогда надо открыто и честно признать, что права не было и нет в тоталитарных и авторитарных государствах!
52. Там же. С. 187.
31 Всего два основных признака права выделяют А.В. Поляков и Е.В. Тимошина: «1) наличие у субъектов коммуникации взаимообусловленных (коррелятивных) прав и обязанностей; 2) наличие общепризнанных и общеобязательных правил поведения (правовых норм), конституирующих права и правобязанности субъектов» и соответственно право в их представлении – «основанный на социально признанных и общеобязательных нормах коммуникативный порядок отношений, участники которого взаимодействуют путем реализации своих прав и обязанностей»53.
53. Поляков А.В., Тимошина Е.В. Указ. соч. С. 109.
32 Известный французский ученый Ж.-Л. Бержель в научной работе «Общая теория права» в гл. 1 «Определение права» в разд. 1 дает определение права по сути (по содержанию) с точки зрению юридического мышления (идеалистическая философия и позитивистские доктрины) и рассуждает о конечных целях права (справедливость или польза, индивидуализм и коллективизм), а в разд. 2 анализирует формальное определение права (определение юридической нормы и специфика юридических правил по сравнению с моралью и другими социальными правилами)54.
54. См.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права / под общ. ред. В.И. Даниленко; пер. с франц. Г.В. Чуршукова. М., 2000. С. 38 - 96.
33

* * *

34 Изложенное позволяет нам сформулировать несколько выводов.
35 1. Вопрос о соотношении предметов теории права и философии права остается дискуссионным по причине различных методологических подходов к познанию права, его природы, сущности, места в системе социальных регуляторов.
36 2. У теории права и философии права, судя по отечественной и зарубежной литературе, есть общий сегмент (часть, область, сфера и т.п.) их предмета: соотношение права и морали, права и религии, права и политики и т.п.; сущность права, природа права; основные типы правопонимания (естественно-правовой, юридический позитивизм, социологическая школа права или социологическая юриспруденция, интегративный) или теория естественного права, юридический позитивизм Дж. Остина, нормативная теория права Х. Кельзена, аналитическая юриспруденция Г. Харта и др.; а по одной из версий - правосознание и правовая культура; права человека и его ответственность; соотношение права и государства, и даже теории происхождения государства; форма государства; гражданское общество и правовое государство. Для нас очевидно, что выделенное жирным шрифтом явно относится к теории государства и, возможно, к философии государства, но никак ни к теории права и философии права. Видимо, в этом вопросе сказался этатизм автора! Компаративисты. К примеру, различают сравнительное государствоведение и сравнительное правоведение, аналогично необходимо различать философию государства и философию права.
37 3. Если свести теорию государства и права к юридической догматике: исследовать лишь определения, понятия, признаки, принципы, функции, формы и т.п. государства и права, реализацию норм права, законность и правопорядок, а сущность, природу, онтологию и аксиологию государственно-правовых явлений исключить из предмета этой науки или, по крайней мере, учебной дисциплины, а оставить на «откуп» философии государства и права, то, безусловно, дублирование будет, если не исключено, то минимизировано, что, конечно, резко обеднит содержание учебного курса и науки «Теория государства и права». Это путь, близкий к позиции Х. Кельзена.
38 4. Полностью исключить соприкосновение теории государства и права и философии государства и права не удастся, да и не нужно.

References

1. Antonov M.V. History of legal thought in Russia: lecture notes. SPb., 2012 (in Russ.).

2. Antonov M.V. Theory of state and law: Textbook and a workshop for Acad. bachelor's degree. M., 2018. P. 29, 30, 33, 34, 47 - 92; 122 - 140, 152 - 170, 429–438 (in Russ.).

3. Antonov M.V., Arkhipov V.V., Polyakov A.V. Scientific polemics on the banks of the main: XXV World Congress of the International Association for the Philosophy of Law and social philosophy // Jurisprudence. 2011. No. 4. P. 7 - 20 (in Russ.).

4. Antonov M.V., Maximov S.I. Human rights, democracy, the rule of law and modern social challenges in complex societies // Jurisprudence. 2013. No. 6. P. 8 - 16 (in Russ.).

5. Antonov M.V., Polyakov A.V. Law and legal cultures in the XXI century: difference and unity (XXIII World Congress of the International Association of Philosophy of Law and social philosophy). 2008. No. 2. P. 124 - 146 (in Russ.).

6. Antonov M.V., Polyakov A.V., Maksimov S.I. Difference and unity in the interaction of legal cultures in the 21st century (XXIII World Congress of the International Association of Philosophy of Law and social philosophy) // The problems of law. Vol. VI - VII. 2008 - 2009. P. 7-17 (in Russ.).

7. Anufrieva L.P. The Constitution of the Russian Federation and International Law: a theoretical view on the concept of "universally recognized principles and norms of international law" or the principles of law and the principles of International Law // Lex Russica. 2018. No. 11. P. 122 - 133 (in Russ.).

8. Berzhel Zh.-L. General theory of law / under the General ed. V.I. Danilenko; transl. from French G.V. Churshukov. M., 2000. P. 38 - 96 (in Russ.).

9. Borschevskyi I.V., Vasiliev A.S., Zilkovska L.M., etc. Theory of law and powers: Textbook / ed. by A.S. Vasiliev. Kiev, 2009. P. 40 - 53.

10. Bulygin E.S. Is the Philosophy of Law (its part) based on error? // Selected works on the theory and Philosophy of Law / transl. from English, German, Spanish; under the scientific editorship M.V. Antonov, E.N. Lisanyuk, S.I. Maksimov. SPb., 2016. P. 42 (in Russ.).

11. Vedernikov Yu. A., Papirna A.V. Theory of state and law: Textbook. Kiev, 2008. P. 84 - 91.

12. Gorun O.V., Kaminskaya N.V., Fatkhudinova O.V. Theory of state and law: Textbook. Kiev, 2011. P. 84, 85.

13. Yershov V V. Principles of law: essence and functions // Rгss. justice. 2019. No. 2. P. 5 - 16 (in Russ.).

14. Yershov V.V., Yershova E.A. Special principles of Russian Labor Law // Russ. justice. 2019. No. 3. P. 5 - 13 (in Russ.).

15. Zhukov V.I. Preface // Philosophy and sociology of law: modern problems: collection of proceedings / under the General ed. V.I. Zhukov; rev. ed. A.B. Didikin. M., 2018. P. 5 (in Russ.).

16. Zhukov V.N. Philosophy of Law as an interdisciplinary branch of knowledge // Philosophy and sociology of law: modern problems: collection of proceedings / under the General ed. V.I. Zhukov; rev. ed. A.B. Didikin. M., 2018. P. 22 - 25, 27 (in Russ.).

17. Zolkin A.L. Philosophy of Law: Textbook for students higher education institutions that study in the specialties "Jurisprudence", "Philosophy of Law". M., 2012. P. 86 (in Russ.).

18. Kerimov D.A. Methodology of law (subject, functions, problems of Philosophy of Law). 2nd ed. M., 2001. P. 8, 9, 15, 71, 72 (in Russ.).

19. Konovalov A.V. Action of the principles of law and their role in the formation of the Rule of Law // Lex Russica. 2018. No. 10 (143). P. 9 - 17 (in Russ.).

20. Krasova E.M. The subject of law in the philosophy of I.A. Ilyin: abstract ... candidate of Philos. Mytishchi, 2019 (in Russ.).

21. Lazarev V.V., Lipen S.V. Theory of state and law: Textbook for bachelors. 4th ed., rev. and exp. M., 2012. P. 18 (in Russ.).

22. Lapaeva V.V. Russian Philosophy of Law in the space of modern public discourse // Philosophy and sociology of law: modern problems: collection of proceedings / under the General ed. V.I. Zhukov; rev. ed. A.B. Didikin. M., 2018. P. 9 (in Russ.).

23. Lisenkov S.L. General theory of state and law: Textbook. Kiev, 2006. P. 119 - 122.

24. Maximov S.I. Modern philosophical and legal discourse: XXI World Congress of the International Association of Philosophy of Law and social philosophy // Jurisprudence. 2003. No. 6. P. 194 - 201 (in Russ.).

25. Martyshin O.V. Philosophy of Law as a legal science // Philosophy and sociology of law: modern problems: collection of proceedings / under the General ed. V.I. Zhukov; rev. ed. A.B. Didikin. M., 2018. P. 32 (in Russ.).

26. Marchenko M.N., Deryabina E.M. Theory of state and law: Textbook for bachelors. M., 2013. P. 166 - 174 (in Russ.).

27. Melkevik B. Philosophy of Law in the stream of modernity / transl. from French M.V. Antonov, A.N. Ostroukh // Russ. Yearbook of legal theory. 2008. No. 1 / ed. by A.V. Polyakov. SPb., 2009, P. 527 (in Russ.).

28. Morozova L.A. Local rulemaking: nature and place in the modern Russian legal system // Morozova L.A. Selected papers. M., 2018. P. 358 - 366 (in Russ.).

29. Morozova L.A. Are the principles of law the source of law? // Morozova L.A. Selected papers. M., 2018. P. 287 - 293 (in Russ.).

30. Polyakov A.V. Communicative concept of law: questions of theory. SPb., 2003 (in Russ.).

31. Polyakov A.V. Communicative concept of law (Genesis and theoretical and legal justification): dis. ... Doctor of Law in the form of a scientific report. SPb., 2002 (in Russ.).

32. Polyakov A.V. Communicative theory of law and modern problems of jurisprudence: To the 60th anniversary of Andrey V. Polyakov: in 2 vols. / ed. by M.V. Antonov, I.L. Chestnova; foreword by D.I. Lukovskaya, E.V. Timoshina. Vol. 1. Communicative theory of law in the research of domestic and foreign scientists; vol. 2. Actual problems of Philosophy of Law and legal science in connection with the communicative theory of law. SPb., 2014 (in Russ.).

33. Polyakov A.V., Timoshina E. V. General theory of law. SPb., 2005. P. 31, 109, 152 - 180, 181–206 (in Russ.).

34. Tseluyev E.L. [REC. - review] A.V. Polyakov, E.V. Timoshina " General theory of law: Textbook". Saint-Petersburg: Publishing House of Saint-Petersburg. Un-t, 2005 // Jurisprudence. 2005. No. 4. P. 225–239 (in Russ.).

35. Protasov V.N. Theory of state and law: Textbook for bachelors. M., 2014. P. 184 - 187. Ser.: Bachelor. Basic course (in Russ.).

36. Romashov R.A. Theory of state and law. SPb., 2006, P. 111 (in Russ.).

37. Suteman A. Philosophy of Law in the Netherlands // Dutch legal culture / ed. V.V. Boitsova and L.V. Boitsova. M., 1998. P. 443, 444 (in Russ.).

38. Syrykh V.M. Theory of state and law: textbook. 3rd ed., rev. and exp. M., 2004. P. 102 - 109 (in Russ.).

39. Theory of state and law. Academic course: Textbook / ed. by O.V. Zaychuk, N.M. Onishchenko. Kiev, 2006. P. 280 - 286, 292 - 295.

40. Theory of state and law: Textbook / V.M. Subbotin, O.V. Filonov, L.M. Knyazkova, I. Ya. Todorov. Kiev, 2005. P. 145 - 161.

41. Khart G.L.A. Philosophy of Law and jurisprudence in the UK / transl. from Engl. // Jurisprudence. 2015. No. 5. P. 197, 198 (in Russ.).

42. Chervonyuk V.I. Theory of state and law: Textbook. M., 2010. P. 36, 215-247 (in Russ.).

43. Wank Rolf. Die Auslegung von Gesetzten.Eine Einfǜhrung. 3, neue bearbeitete Auflage. Carl Heymanns Verlag KG. Köln, Berlin, Mǜnchen, 2005. S. V.