Structure of the general theory of contract legal regulation
Table of contents
Share
Metrics
Structure of the general theory of contract legal regulation
Annotation
PII
S013207690007197-8-1
DOI
10.31857/S013207690007197-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Liliya Bakulina 
Affiliation: Kazan (Volga) Federal University
Address: Russian Federation, Kazan
Edition
Pages
161-165
Abstract

The structure of the general theory of contractual legal regulation based on the principles of a post-non-classical scientific methodology (multidimensionality of law, construction of legal reality, textuality, “human dimension”, etc.) is proposed. The following are distinguished as universal components of this theory: 1) fundamental categories, principles, laws, etc.; 2) an idealized object; 3) the logic of theory; 4) consequences of the main provisions of the theory; 5) value factors. It is concluded that the structure of the general theory of contractual legal regulation presented in this way will allow: a) to identify the essential and meaningful parameters of contractual regulatory activity as a complexly organized and self-developing systemic phenomenon of social and legal reality; b) apply the formulated scientific provisions not only in the fields of private and public law, but also outside the legal regulation of public relations; c) expand research horizons in understanding the activities of subjects of social interactions in the new system of value coordinates of modern technogenic civilizations.

Keywords
contractual legal regulation, general legal theory, structural elements of the theory, post-non-classical scientific methodology
Received
16.10.2019
Date of publication
02.12.2019
Number of characters
19849
Number of purchasers
15
Views
181
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Как высшая форма организации научного знания, которая обеспечивает целостное представление о закономерностях развития того или иного уровня реальности, научная теория выступает в качестве основанного на системе принципов и законов логически организованного множества непротиворечивых высказываний о некотором классе идеальных объектов, их свойствах и отношениях. В качестве универсальных компонентов любого типа научных теорий выступают: 1) исходные основания (фундаментальные категории, принципы, законы, аксиомы и т.п.); 2) идеализированный объект (абстрактная модель существенных свойств и связей изучаемых предметов); 3) логика теории (система правил и способов доказательства, способных объяснить структуру и изменение знания); 4) совокупность утверждений, законов и пр., выведенных в качестве следствий из основных положений данной теории; 5) философские установки и ценностные факторы1. В различных типах теорий эта структура может проявляться по-разному, и не все структурные компоненты могут быть явно определены.
1. См., напр.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки: учеб. пособие для аспирантов. 6-е изд. Ростов н/Д., 2008.
2 Применение постнеклассической научной методологии2, основанной на принципах многомерности права, сконструированности правовой реальности, текстуальности и др., позволяет в качестве одного из вариантов осмысления социальной практики договорного регулирования сформулировать общую теорию договорного правового регулирования как систему теоретических взглядов и исходных научных положений, основанных на методологии деятельностного подхода и выраженных в категориально-понятийном аппарате общей теории права, позволяющих раскрыть сущность и содержание, функции и формы проявления, уровни и виды воздействия на общественные отношения с помощью договорно-регулятивных средств.
2. См.: Степин В.С. Типы научной рациональности и синергетическая парадигма // Сложность. Разум. Постнеклассика. 2013. № 4. С. 45 - 59.
3 Исходя из гносеологических принципов постнеклассической науки, в современной юриспруденции в качестве не только эпистемологической парадигмы, но и «работающей» на уровне конкретного исследования научно‑исследовательской программы выступает конструктивизм3.
3. См. подр.: Честнов И.Л. Конструктивистская парадигма в историко-правовой науке // Права и свободы человека и гражданина: теоретические аспекты и юридическая практика: материалы Ежегодной науч. конф. памяти проф. Ф. М. Рудинского. М., 2013.
4 Конструирование идеального объекта – договорного правового регулирования – с необходимостью предполагает обращение к одной из фундаментальных категорий философии – «деятельность», осмысление которой в рамках различных философских школ и научных направлений познания обусловливает множественность трактовок, что в общем и целом не свидетельствует об их взаимоисключающем характере. Многомерность и сложность деятельности означает, что среди данных концепций нет принципиально неверных, так как каждая из них раскрывает её отдельные системно-структурные срезы и онтологические грани. По этой же причине вряд ли возможно создание единой теоретической конструкции праворегулятивной деятельности. Более перспективным в этом отношении, полагаем, является построение нескольких деятельностных моделей правового регулирования, основанных на различных философских подходах к структуре деятельности.
5 Применительно к исследованию договорно-регулятивной деятельности и выявлению её структурных компонентов за основу взята предложенная М.С. Каганом конструкция, включающая субъект, объект и активность субъекта деятельности. Каждый структурный компонент, в свою очередь, раскрывается в контексте обусловливающих его проявление вовне (волеизъявление, информативность, коммуникативность, целеполагание, правовые средства, результат, предмет и метод регулирования и т.д.).
6 Следовательно, в контексте конструктивистской парадигмы категория «договорное правовое регулирование» выступает отражением наших представлений о том, какой эта реальность должна быть применительно к данной стороне социально-правовой действительности, обусловленной коммуникативной природой человека и объективным характером отношений, основанных на содружестве, кооперации субъектов социальных взаимодействий. Сконструированный характер договорно-регулятивной деятельности позволяет говорить о том, что наше понимание её онтологических параметров зависит от избранной исследователем системы координат, в рамках которых и существует конкретная модель договорного правового регулирования.
7 Постнеклассический этап развития научного знания характеризуется исследованием объектов как сложных саморегулирующихся систем. Сложные социальные объекты предстают как процессуальные системы, самовоспроизводящиеся в результате взаимодействия со средой и благодаря саморегуляции. Поэтому конструирование договорного правового регулирования требует учёта не только структуры самой договорно-регулятивной деятельности, но и её включенности в иерархически организованную макросистему – правового регулирования, где каждый уровень структуры с неизбежностью формирует межсистемные, межотраслевые и иные виды прямых и обратных связей, что значительно усложняет всю «конструкцию».
8 Договорное регулирование как сложное системное образование отличается многомерностью внутреннего строения. В его структуре могут быть выделены взаимопересекающиеся горизонтальные и вертикальные срезы, каждый из которых представлен специфическими видами договорно-регулятивной деятельности. В связи с этим в рамках теории договорного правового регулирования требует отдельного осмысления проблема системных (функциональных, институциональных, инструментальных и др.) связей договорного регулирования.
9 Одним из важных принципов современной постнеклассической научной методологии выступает антропоцентризм4 и вытекающая из него включенность в процессы познания ценностных универсалий, что существенно корректирует конструируемую модель правовой реальности.
4. См.: Честнов И.Л. Человеческое измерение правовой реальности: на пути к формированию персоноцентристской теории права // Актуальные проблемы права в современной России: сб. науч. ст. Вып. 10 / под ред. Д.А. Пашенцева. М., 2009.
10 Исходя из постулата сторонников антропоцентризма о субъекте права как творце правовой реальности, договорное правовое регулирование - постоянно воспроизводимый реальный процесс и результат творения субъектов договорных отношений. Активность субъектов договорно-регулятивной деятельности представляет собой непрерывно протекающий во времени сложный интеллектуально-волевой процесс формирования моделей поведения.
11 Договорно-регулятивное воздействие охватывает не отдельные спорадические поведенческие акты, а устойчивые, постоянно воспроизводящиеся социальные действия, которые будучи всегда ориентированными на ответную реакцию другого человека, являются частью сложной системы социальных связей и взаимодействий. Регулируя поведение человека, воздействуя на его сознание и волю, действующий субъект в конечном счете стремится закрепить или сформировать определенный тип стабильных, самовозобновляющихся социальных взаимодействий (общественных отношений), в рамках которых происходит удовлетворение тех или иных потребностей. Поэтому они ощущают на себе основной социально-преобразовательный эффект договорного правового регулирования.
12 Диалогичность истории, цивилизаций, культур, индивидов и даже природных объектов выступает в качестве одного из основополагающих принципов науки постмодерна. Диалог лежит в основе любого социального взаимодействия, в том числе имеющего юридическую природу (правовые отношения, правопорядок5, правореализация и др.).
5. См., напр.: Черногор Н.Н., Пашенцев Д.А. Правовой порядок: доктринальные подходы, методы и актуальные направления исследования // Журнал росс. права. 2017. № 8. С. 5 - 16.
13 Природа правовой коммуникации, включающей в себя «урегулированный нормами права акт общения, интерактивный диалог между субъектами права, реализуемый посредством языка и других знаковых систем»6, в общеправовом масштабе объективирует идеи «гражданского мира, согласия, учета различных интересов, соглашения, взаимных скоординированных уступок»7. К таким ценностно-нормативным началам договорно-регулятивной деятельности можно отнести: солидарность и партнерство; социальную ответственность; социальную справедливость; сбалансированность публичных и частных интересов; признание человека, его прав и свобод высшей ценностью; свободу договора, добросовестность, разумность; формирование в сознании граждан уважения к закону и доверия к действиям государства и др.
6. Макушина Е.Б. Правовая коммуникация как феномен права и общения // Вестник Челябинского гос. ун-та. Сер. «Право». 2004. № 1 (7). С. 142.

7. Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 62.
14 Указанные принципы договорного правового регулирования, в социально-прикладном аспекте выполняющие коммуникативную функцию, призваны, с одной стороны, обеспечить устойчивость и скоординированность различных форм правового взаимодействия, а с другой – проинформировать субъектов права об универсальных подходах к нормированию субъективных прав, юридических обязанностей, правомочий государственных и негосударственных органов, интерпретации явлений правовой действительности, представляющих публичный или частный интерес.
15 Лежащие в основе нового миропонимания принципы науки постмодерна обусловливают введение соответствующего дискурса и в методологическую базу отечественной юриспруденции. Одной из таких категорий постнеклассической правовой мысли (и социогуманитарного знания в целом) выступает «контекстуальность», исследуемая с позиции социальной обусловленности объекта познания8.
8. См., напр.: Алешин Д.А. Социальная контекстуальность права: социальные вызовы и юридические последствия // Вестник РУДН. Сер. «Юридические науки». 2014. № 4. С. 57 - 66.
16 Так, конструирование двухуровневой структуры правового регулирования (односторонне-властный и договорный уровни) отражает её универсальность для всех типов систем правового регулирования, которая приобретает специфические характеристики в зависимости от конкретных государственно-правовых условий. Во-первых, соотношение договорного и односторонне-властного уровней носит исторически изменчивый характер и подвержено трансформациям. Например, в современных условиях целенаправленной децентрализации функций социального управления очевидно увеличение объема договорного регулирования, а в некоторых отраслях права заметно его преобладание над властной праворегулятивной деятельностью. Аналогичные тенденции господствовали в период становления государственности, для которого характерны слабость публичной власти, отсутствие полноценных правотворческих органов и сформированного аппарата принуждения. Во-вторых, оптимальные «пропорции» договорного и односторонне-властного уровней праворегулятивной деятельности справедливы лишь применительно к определенному виду общественных отношений. К примеру, в сфере частного права в силу специфики регулируемых социальных взаимодействий, требующих согласования интересов сторон, объём договорного регулирования значительно больше, чем в сфере публичного права.
17 Следовательно, договорное правовое регулирование исторически изменчиво и детерминировано социальными интересами и представлениями о договорно-правовой регламентации общественных отношений, господствующими на данном этапе развития общества юридическими практиками, правовой традицией9 и стилем правового мышления.
9. См.: Пашенцев Д.А., Черногор Н.Н. Правопорядок в контексте современной постклассической методологии // Юридическая наука. 2017. № 1. С. 21 - 25.
18 Таким образом, введение дискурса постмодерна в обиход отечественной юриспруденции и обращение к инструментарию постнеклассической науки предполагают длительный и сложный путь, который отечественная юриспруденция должна пройти «в ногу со временем». Поэтому в условиях динамично развивающихся техногенных цивилизаций важно конструировать контекстуально обусловленную правовую реальность с учетом логики текущего социального развития.
19 Выявленные эмпирические и доктринальные предпосылки определили направленность конкретно-научного исследования договорного правового регулирования, что в конечном счете позволило сформировать содержательные и структурные особенности теоретического знания о данной стороне социально-правовой действительности. С этих позиций необходимым условием формулирования общеправовой теории договорного регулирования становится формирование её структуры, в качестве основных элементов которой выделены следующие компоненты:
20 1) исходными основаниями формирования категориально-понятийного аппарата общей теории договорного правового регулирования выступают фундаментальные категории философии и социально-гуманитарных наук, что связано с междисциплинарным характером конструируемого объекта социально-правовой действительности, соответственно:
21 философии – классический, неклассический и постнеклассический типы рациональности, методология, онтологические, гносеологические, аксиологические основания объекта познания, человеческая деятельность, принципы;
22 юриспруденции – действие права, правовая деятельность, правовое регулирование, правовые отношения, принципы права, нормотворчество, правовые средства, механизм правового регулирования, эффективность права;
23 социологии – социальные взаимодействия, коммуникация, социальные отношения, отношения сотрудничества и соперничества, конфликт, поведение, деятельность, индивид;
24 психологии – воля, сознание, мотивация, эмоции, переживания, действие, поведение.
25 В свою очередь, категориально-понятийный аппарат общей теории договорного правового регулирования включает следующие теоретические конструкции, образующие понятийные ряды:
26 а) деятельность – правовая деятельность – правовое регулирование (праворегулятивная деятельность) – договорное правовое регулирование (договорно-регулятивная деятельность);
27 б) договорно-регулятивная деятельность разворачивается в следующих категориях: субъект, объект, активность субъекта деятельности.
28 Каждая из названных категорий получает детализацию в понятийном ряду следующего уровня: субъект – в категориях правосубъектность, сознание, воля, волеизъявление, цель, средства и результат; объект – предмет договорно-правового регулирования, договорное правоотношение, поведение; активность субъекта – раскрывается как двухкомпонентная система, включающая: лингвистический элемент (информационное воздействие языковых конструкций) и юридический элемент (метод договорного правового регулирования, способы договорного правового регулирования, дозволение, обязывание, запрет);
29 в) договорное правовое регулирование как структурно-функциональный уровень правового регулирования раскрывается в следующих понятиях и категориях: автономный и централизованный уровни правового регулирования, общий и индивидуальный подуровни договорного правового регулирования, системные, в том числе межотраслевые, связи;
30 г) принципы – принципы права – принципы правового регулирования –принципы договорного правового регулирования;
31 д) средства – правовые средства – средства договорно-правового регулирования – договорно-регулятивные средства;
32 е) механизм правового регулирования – модели механизма договорного правового регулирования – эффективность механизма договорно-правового регулирования;
33 2) идеализированным объектом познания выступает сконструированная модель договорного правового регулирования, представленная в качестве сложноорганизованного саморегулирующегося полиструктурного многоуровневого комплекса, социально обусловленная определенной системой исследовательских координат;
34 3) логика теории основывается на принципах методологии постнеклассической науки, применение которой позволило: использовать эвристический потенциал деятельностного подхода, концептуально оформившего частные, в том числе отраслевые, аспекты договорно-регулятивной проблематики; выявить присущие договорному регулированию специфические структурно-функциональные зависимости и многомерности его внутреннего строения; подойти к решению практических проблем эффективности договорного правового регулирования с учетом сложного взаимодействия цели, средств и результата.
35 4) построение теоретической системы, целостно воспроизводящей сущностные стороны договорного правового регулирования, основано, во-первых, на эмпирическом материале социально обусловленной практики договорного регулирования, во-вторых, на формировании общетеоретической и отраслевой научной базы, способствующей выработке принципиальных научных подходов к постановке проблемы договорного регулирования и определению путей её решения;
36 5) ценностные факторы в структуре научной теории имеют двойственное значение: с одной стороны, ценности являются важнейшими факторами целедостижения в научно-исследовательской деятельности, с другой – анализ аксиологических аспектов исследуемого объекта связан с применением современной методологии постнеклассической рациональности.
37 Аксиологические основания общей теории договорного правового регулирования обусловлены рядом объективных факторов. Во-первых, дихотомичной природой социальных взаимодействий – сотрудничества и соперничества (кооперации и конкуренции, компромисса и конфликта), качественное своеобразие которых зависит от соотношения социальных интересов сторон.
38 Во-вторых, включенностью в систему ценностных универсалий как западных, так и восточных цивилизаций идеи договорного регулирования.
39 В-третьих, гибкостью юридического инструментария договорного регулирования, позволяющей адаптироваться к любому виду общественных отношений.
40 Поэтому широкие модификационные возможности договорно-регулятивных конструкций позволяют использовать их для упорядочения взаимовыгодного сотрудничества во всех его предметных вариациях, что отражает универсальную вневременную ценность договорного правового регулирования.
41 Представленная таким образом структура общеправовой теории договорного регулирования позволит точно и непротиворечиво выявить сущностные и содержательные параметры договорно-регулятивной деятельности как сложноорганизованного и саморазвивающегося системного явления социально-правовой действительности («человекоразмерного» объекта познания); сформулированные научные положения теории договорного регулирования, основанные на междисциплинарном эмпирическом и теоретическом материале, допускают возможность широкого применения не только в отраслях частного и публичного права, но и за пределами правовой регламентации общественных отношений; выведенные в качестве следствий из основных положений данной теории закономерности, принципы, тенденции развития договорно-регулятивного процесса расширят исследовательские горизонты в познании деятельности субъектов социальных взаимодействий в новой системе ценностных координат современных техногенных цивилизаций.

References

1. Alekseev S.S. Theory of law. 2nd ed., reprinted and supplemented. M., 1995. P. 62 (in Russ.).

2. Aleshin D.A. Social contextuality of law: social challenges and legal consequences // Vestnik PFUR. Ser. “Legal science”. 2014. No. 4. P. 57–66 (in Russ.).

3. Kokhanovsky V.P., Leshkevich T.G., Matyash T.P., Fatkhi T.B. Fundamentals of philosophy of science: studies. manual for graduate students. 6th ed. Rostov n/D., 2008 (in Russ.).

4. Makushina E.B. Legal communication as a phenomenon of law and communication // Bulletin of Chelyabinsk state University. Ser. “Law”. 2004. No. 1 (7). P. 142 (in Russ.).

5. Pashentsev D.A., Chernogor N.N. Law and order in the context of modern postclassical methodology // Legal science. 2017. No. 1. P. 21 - 25 (in Russ.).

6. Stepin V.S. Types of scientific rationality and synergetic paradigm. Complexity. Mind. Postnonclassical. 2013. No. 4. P. 45–59 (in Russ.).

7. Chernogor N.N., Pashentsev D.A. Legal order: doctrinal approaches, methods and actual directions of research // Journal of the Russian law. 2017. No. 8. P. 5–16 (in Russ.).

8. Chestnov I.L. Constructivist paradigm in historical and legal science // Human and civil rights and freedoms: theoretical aspects and legal practice: materials of the Annual scientific journal. Conf. in memory of Prof. F.M. Rudinsky. M., 2013 (in Russ.).

9. Chestnov I.L. Human dimension of legal reality: on the way to the formation of person-centered theory of law. Actual problems of law in modern Russia: collection of scientific articles. Vol. 10 / ed. D.A. Pashentsev. M., 2009 (in Russ.).